Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Новая волна национал-патриотического движения в России придет не скоро

30.08.2002
О том, что было и чего, возможно, больше никогда не будет, рассказывает Игорь Аристов, возглавляющий новосибирскую организацию запрещенного Фронта национального спасения.

О том, что было и чего, возможно, больше никогда не будет, рассказывает Игорь Аристов, возглавляющий новосибирскую организацию запрещенного Фронта национального спасения.

 В политическое межсезонье, когда до «больших» выборов времени еще предостаточно, есть возможность поговорить не о именах и процентах, а о явлениях, которые между этими самыми выборами проистекают. Сегодня тему продолжает разговор о судьбе национал-патриотического движения. Наш собеседник - Игорь Аристов - знаком многим новосибирцам. Кому-то как журналист: он начинал в пресс-бюллетене СибИА, печатался во многих изданиях. Кто-то знает его как литератора и человека, который выпускал очень интересное приложение к «Сибирской газете» «Северо-Восток». Многие вспомнят его активное участие в двух последних кампаниях по выборам губернатора и в деятельности Фронта национального спасения. Запомнился Аристов и на посту председателя Общественного движения вкладчиков НСО. Сегодня он руководит Новосибирским студенческим центром.

Игорь Аристов прекрасно знает и историю новосибирских политических организаций национал-патриотического толка, и входивших в них людей. Так что лучшего собеседника подыскать было бы трудно.

- Почему так изменилось отношение к самому понятию? Да и слово «национал-патриот» перестало быть ругательным...

- Изменилась государственная политика. Дело в том, что движение, к которому я имел честь принадлежать, говорило людям нормальные, разумные вещи. Именно на этих вещах и стала потом строиться политика государства. Путин - это человек, который говорит все те же нормальные вещи. И общество их воспринимает.

Мы не только отстаивали национально-государственные интересы и ценности, но и говорили о необходимости пересмотра итогов приватизации. Именно поэтому национал-патриотическое движение было абсолютно неприемлемо для господствующей олигархической точки зрения. И, соответственно, с ним боролись, даже фашистским называли...

- А что можно сказать о людях, которые пришли тогда к вам?

- Патриотическое направление, безусловно, было антикоммунистическим и национальным. Про Новосибирск могу сказать, что в душе осталось очень хорошее ощущение от этих людей: более здоровое, что ли. Здесь было больше разумных, спокойных и положительных личностей, нежели в крикливой и пьяной демтусовке.

Давно уже сняли лампасы казаки, но дело ведь не во внешних проявлениях. Это были совершенно искренние люди, которые не погрязли в деньгах и не старались что-то для себя получить. Они руководствовались лишь искренними помыслами.

- Можно ли сказать, что цели движения в политике были реализованы?

- Нет, конечно. Можно было предположить, что сегодняшняя точка зрения государства все равно когда-нибудь восторжествует, но мы очень не хотели, чтобы произошли те десять лет, которые произошли. Если бы сегодняшняя точка зрения возобладала в 92-93 годах, тогда Россия не пережила бы ужасных социальных потрясений, последствия которых будут пожинать еще наши дети. Десять лет были проиграны, и еще неизвестно, как государство сможет отыграть то, что было проиграно.

- Коммунисты создали свою партию, партия власти, судя по всему, вечна, как бы она ни называлась, традиционно разъединяющиеся демократы и те объединились. Почему же в России так и не появилась сильная национал-патриотическая партия?

- В Кремле еще во времена товарищей Ельцина и Коржакова при участии, очевидно, мозгов Березовского был произведен раздел сфер влияния. Постановили, что коммунистом будет товарищ Зюганов, а патриотом - Жириновский. Остальных со сцены решили убрать. Это был удачный для Кремля момент, когда запретили Фронт национального спасения, организацию Бабурина... Жириновскому тогда дали карты в руки, и, если кто забыл, он выиграл выборы в декабре 93-го. Жириновский не только произвел аннигиляцию честной политической инициативы в масштабах страны, он еще невероятно талантливо исполнил роль патриота. Все-таки это авантюрист и актер высочайшего класса. С годами он получил лояльность прессы и общества, признание высшего чиновничьего мира. Сейчас он стал частью политического ландшафта. А тогда, как танк, проехал по патриотическому движению. Жириновский заслонил его, сыграв роль вывески, а в результате были раздавлены все национально-мыслящие патриотические организации.

- То есть ситуация вернулась к той точке, откуда когда-то все начиналось?

- Сегодня действует Закон о политических партиях. Логика политического процесса такова, что никаких новых партий уже не появится. А те, что есть, конечно, вынуждены учитывать изменения в общественном сознании. Меняется общепринятая точка зрения и, соответственно, сдвигается политическая тусовка. Гайдар и его окружение времен «Демократического выбора России» просто рехнулись бы от нынешних заявлений лидеров Союза правых сил, провозглашающих какие-то патриотические лозунги. А ведь люди-то остались те же самые...

- Геннадий Зюганов постоянно говорит о том, что главные патриоты сегодня объединились в КПРФ.

- Что бы Зюганов ни говорил, именно он похоронил коммунистическое движение. Его заслуги, как и заслуги Жириновского, перед режимом Ельцина просто колоссальные. Оба они исполнили предназначенные им роли.

А что Зюганов... Был ведь более талантливый, яркий и, безусловно, более способный лично Анпилов. Но он пренебрегал чиновничьими нормами, в то время как Зюганов с его опытом аппаратной работы постоянно плел паутину и в итоге своего добился.

КПРФ - это, разумеется, не коммунистическая, а типичная буржуазная партия с социал-демократической риторикой и старым названием, противоречащим ее современной сущности.

- Но они заявляют о том, что занимают подлинно патриотическую позицию.

- А что такое патриотическая позиция?! Это общие слова... В плане лозунгов у нас все давно патриоты. Со времен министра иностранных дел Козырева никто больше не говорит: а как на это посмотрят американцы... Тем не менее и сегодня в стране есть национально ориентированная патриотическая позиция, которая опирается на традиционные ценности нашей цивилизации. И вот эта истинно патриотическая точка зрения партии Зюганова, конечно, не присуща. И, с точки зрения русской гуманитарной науки, все, что он со товарищи говорит - это все довольно нелепо и грустно. Ну а книги Зюганова просто невозможно читать...

Так что все то, что он делает, не имеет никакой культурной ценности, а ведь политика - и я в этом убежден - только тогда полезна обществу, государству и народу, если она имеет основания в национальной культуре, тесно связана с ней.

- А как сложились судьбы тех, кто создавал когда-то патриотическое движение?

- На виду сегодня Дмитрий Рогозин. Он уже во второй раз занимает в Государственной думе серьезный пост председателя Комитета по международным делам. В принципе, это единственный человек из той волны, который состоялся как государственный деятель. Он создавал Конгресс русских общин, когда-то был на вторых ролях, но не сдавался, боролся и победил. Его позиция получила поддержку. Рогозина, кстати, интересно слушать - достойные вещи человек говорит!

Не на слуху сегодня Виктор Аксючиц, Илья Константинов, Михаил Астафьев. Многие ушли из политики, кто-то затерялся в небольших политических организациях, некоторые работают в аппарате Государственной думы. Той волны искреннего патриотического движения в России, видимо, не повторится еще долго. И это очень плохо. Плохо по той причине, что все усилия государства, проводимые через чиновничий аппарат, не получая искренней поддержки снизу, обречены. Все опять сведется к очередному перераспределению финансовых потоков, и разговоры о деньгах заслонят главное - проблему искреннего активного участия людей в политике.

- Значит, в ближайшее время какого-то подъема в национал-патриотическом лагере ожидать не следует?

- Мне кажется, что в ближайшие десять лет не может произойти ничего такого, что могло бы спровоцировать это явление. Конечно, всякое может быть - например, серьезные катаклизмы, не дай Бог. Но в целом ситуация ясна.

Когда-то всё, конечно, вернется. Но не думаю, что это произойдет скоро. Не надо питать иллюзий: времена, как известно, меняются, и люди меняются вместе с ними. Явление, которое можно охарактеризовать как перераспределение материальных ценностей и повышенный интерес к движению финансовых потоков, к сожалению, поглотило и засосало даже тех, кто еще совсем недавно выступал с какими-то действительно важными для общества, а не пустыми и отвлеченными декларациями.

Время деклараций кончилось! Это, с одной стороны, и хорошо, но с другой - грустно, если вспомнить, как и почему оно закончилось...



Резонанс
Новости
ЧП произошло в школе №13 Новосибирска – локоть ученицы 5-го класса застрял между секциями батареи отопления. Прибывшие спасатели боялись ошпарить девочку кипятком.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
Максим Галкин назвал размер пенсии своей супруги, Аллы Пугачевой. Пенсия певицы была в несколько раз ниже пенсии коллеги по цеху Валерия Леонтьева.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.