Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Никто не виноват?

12.09.2002
Уникальное уголовное дела, рассмотрено областным судом, пожалуй, первое в нашей области по статье 296 Уголовного кодекса: «Угроза убийством судье, присяжному заседателю или иному лицу, участвующему в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде»...

«Я тебя уничтожу!» - кричала судье женщина,
чей иск не был удовлетворен

 Судебный пристав районного суда, проходя по коридору, услышал в одном из кабинетов грубые женские выкрики. Открылась дверь, и понеслись маты-перематы на весь коридор. Вместе с приставом в кабинет поспешил сотрудник конвойного подразделения. Молодая женщина вполне приличной наружности буквально вопила, наскакивая на судью, которая сжалась по ту сторону стола: «Я с тобой еще разберусь! Ты жить не будешь! Я тебя уничтожу! Убью!» Каждый из свидетелей, а это двое заседателей, секретарь судебного заседания, пристав, конвоир - все в тот момент в полном ошеломлении, потом вспоминали разные слова, но все - угрозы вперемежку с нецензурщиной. Одно из свидетельств: «Эта женщина подбежала близко к столу судьи. Она была настроена агрессивно. Весь ее вид, сжатые кулаки, громкие крики - все ее поведение говорило, что если бы в кабинете не было людей и если бы быстро не вошел мужчина, то женщина могла бы реально применить свои угрозы».

Пристав вывел даму из кабинета. Судье стало плохо, вызвали «Скорую», оказалось - резко подскочило давление. Потом некоторое время ее пришлось охранять: на работу и с работы сопровождали приставы.

Таковы внешние обстоятельства уникального уголовного дела, рассмотренного областным судом, пожалуй, первого в нашей области по статье 296 Уголовного кодекса: «Угроза убийством судье, присяжному заседателю или иному лицу, участвующему в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде». В данном случае рассматривалась даже не уголовщина, тогда непредсказуемая реакция была бы хоть как-то объяснима, а именно материалы гражданского дела. На них специализируется судья, вызвавшая такой гнев у посетительницы. Как говорят ее коллеги, разбирается с каждой ситуацией пунктуально, вникая в сложные житейские перипетии.

Внешние обстоятельства, как бывает всегда, лишь пресловутая верхушка айсберга. За ними много такого, что люди стараются скрывать от посторонних глаз и ушей. А когда семейно-бытовые нагромождения выплескиваются, то порой трудно вникнуть, как такое вообще могло произойти. История, о которой пойдет речь, невероятная по своему трагизму. Не называю фамилий, читатель поймет почему. Да и не в них дело...

В кооперативной однокомнатной квартире живет семья: папа, мама, сын Сережа, родившийся в 1999 году. (Все имена далее изменены). Что уж между супругами не заладилось, выяснять не стоит - банальная история. Но папа, у которого это был уже второй брак, нашел себе новую даму сердца. А может, из-за нее пошел разлад? Но неважно. Как говорится, насильно мил не будешь. Разводом сейчас никого не удивишь, как и так называемым гражданским браком, или просто сожительством. Прошлым летом разгорелся у папы роман. Расторжение брака было официально оформлено, по ребенку никакого решения не выносилось, бывшие супруги вроде бы решили все сами. Вроде бы... Мальчик остался с матерью. Папаша в сентябре сочетался законным браком с Ниной - новой, третьей по счету, женушкой. Под ее ли влиянием, по собственному ли наитию, но однажды ребенка увезли куда-то к родне в Казахстан. Света, его мать, даже писала заявление в милицию. Но все обошлось. Тоже вещь понятная: сейчас совсем не редкость, когда разведенные родители выкрадывают детей друг у друга. Но далее пошли «новшества», даже на нынешнем фоне небывалые.

В ноябре папаша с новой женой вселяется в ту же самую однокомнатную «хрущевку», где живет Света с сыном. Мало того, и его мать там часто появляется, можно сказать, живет наездами, и сестра тоже. По-простому рассуждая, Свету выживали. Квартира кооперативная, делить там нечего. Света уехала с сынишкой к родителям в деревню на Алтай. Новая жена не оставляла намерения взять ребенка к отцу. Видимо, по каким-то своим соображениям, о которых можно только догадываться. Потому Света подает иск в суд, но даже не по разделу жилья, а с целью установления места проживания ребенка. Чтобы раз и навсегда определить, с кем будет жить мальчик. Суд делает запрос в Управление образования Алтайского края: обследовать жилищные условия мальчика в деревне. Органы опеки выясняют: там дед, бабушка, которая всегда дома, четырехкомнатный дом, комната для ребенка, хозяйство, как положено, - коровы, куры, собаки... Свету берут на работу в школу, она учитель, выходить должна в начале года, в январе.

В декабре дело рассматривается. Позволю себе привести некоторые высказывания. Новая жена заявила, что ей, конечно, было известно о проживании в квартире бывшей жены с сыном, она и сейчас не возражает против ее возвращения и «считает нормальным такое совместное проживание». «Мы с мужем постоянно на работе, днем за ребенком может присматривать няня». Как зафиксировано в решении суда, «считает, что совместное проживание со Светой и сыном не навредит мальчику». Комментировать не берусь. Лучше приведу слова ее сестры: «Две жены в одной квартире жить не могут». Напомню, в однокомнатной квартире.

Думаю, читатель и сам пришел к выводу, какое решение вынес суд, учитывая все обстоятельства: постоянным местожительством ребенка определить деревню на Алтае. С матерью, дедом, бабушкой. Указав при этом, что мать не должна чинить препятствий для свиданий отца с сыном. Решение состоялось 26 декабря прошлого года. Ранним утром, почти ночью в квартире отца мальчика раздался телефонный звонок. Такие звонки всегда не к добру. Света кричала в трубку: «Приезжай, у нас несчастье!» Он с Ниной тут же рванули на Алтай. Горе - так горе. Ребенка убил психобольной родственник. Обстоятельствами занималась местная милиция и прокуратура. В деле в нашем суде не было необходимости выяснять подробности. Как угодно можно сказать - судьба, стечение обстоятельств, никто не виноват... Хотя, поразмыслив, не уйти от некоторых выводов. Где ж вы все были, взрослые? Почему, устраивая свою личную жизнь, выталкиваете из нее ребенка? И в прямом смысле - за сотни километров. Да, такая трагедия...

Вернувшись в Новосибирск, 28 декабря отец мальчика с новой женой приехали в суд. Как объясняют, чтобы забрать решение по позавчерашнему процессу. Нина ворвалась в комнату к судье, там находились те же заседатели. Закричала: «Вы все убийцы! Вы убили моего ребенка! Я так этого не оставлю». (Увы, людям свойственно перекладывать на плечи других то, в чем даже себе трудно признаться). А когда в кабинет зашла судья, разыгралась та сцена, в которую вынужден был вступать пристав. Муж при этом сохранял странное спокойствие. В областном суде Нина от всего отказалась. Объясняла: да, была возбуждена, что понятно, но убийством не угрожала. Говорить о состоянии аффекта нет смысла. Да и психолого-психиатрическую экспертизу провели. Здорова, вменяема, правда, есть некоторые особенности личности. Сочетание оптимистичности с эмоциональной неустойчивостью. Повышенная чувствительность к внешним раздражителям. Спонтанность чувств и самореализации, отсюда повышенная конфликтность в личностно-значимой ситуации... С одной стороны, независимость, с другой - в силу несформированности самодостаточности - потребность в поддержке извне. Все мы имеем те или иные особенности, от них и страдаем, с ними боремся... Но почему при этом должны быть, так сказать, потерпевшие?

Год лишения свободы условно с полуторагодовым испытательным сроком - приговор областного суда по первой инстанции. И разве дело в приговоре?

Любой судья сейчас вам скажет, как страдают дети от безудержного стремления взрослых сделать так, как им хочется... Как стремительно разваливаются семьи... Как остервенело делится имущество, выталкиваются из домов старики...



Резонанс
Новости
Первый построенный в Новосибирской области кирпичный храм объявили памятником культурного наследия. В Легостаево Искитимского района по этому поводу устроили массовое ликование. После закрытия церкви в храме были склад зерна, мельница, хотели даже сделать кинотеатр или вовсе разобрать на кирпичи.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
9 баллов: город стоит в пробках. Автомобилисты Новосибирска негодуют – пятничный вечер испорчен. Много аварий. Только на Большевистской улице произошло четыре ДТП. Красный проспект превратился в гигантскую пробку от площади Калинина до ул. Фабричной.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.