Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Прости нас, Сербия!

13.09.2002
Так уж не раз случалось в мировой истории, что в качестве фитиля запала для разжигания пожарища мировых войн использовалась многострадальная балканская земля Сербии. Мне довелось увидеть и пережить всю глубину трагедии, постигшей православных сербов в последнем десятилетии самого жестокого в истории этого народа, уходившего XX века.
Босния, май 1994 г. «окно в мир», или Натовское решение сербского православного вопроса. Еще недавно здесь жили мирные сербские семьи (г. Брчко). Фото Е. ЛОГИНОВА

 Сдавая в курсантские годы экзамены по одному из любимых предметов - военно-политической географии, я с легкостью отыскивал на карте в любом уголке мира сотни военных баз и пунктов дислокации армии и флота США. Чуть больше полутора десятков лет, пролетевших с тех пор, - солидный срок в биографии офицера, но не в общеисторическом масштабе. Успеют ли нынче курсанты до сдачи экзаменов запомнить все места расположения военных баз США и НАТО, разместившихся на территории некогда нашего единого и могучего государства?! Порою от бессилия хочется выть, ведь как военный человек прекрасно отдаю себе отчет в том, что войска США и НАТО, перемещаются все ближе и ближе к нашим границам, и это - не безобидные игры в оловянных солдатиков или компьютерные войнушки. Это ожидающая нас и наших детей тяжелая расплата в будущем за сегодняшнюю инфантильность, самоуспокоенность и всеобщее самопогружение в повседневную рутину решения сиюминутных задач поиска куска хлеба.

Еще несколько лет назад, впервые ступив на земли Средней Азии для проведения совместных учений с (язык не поворачивается назвать это вооруженными силами) армиями Узбекистана, Казахстана и Киргизии, американский генерал Джон Шини сделал угрожающее заявление: «Я бы хотел, чтобы все запомнили, что нет на лице Земли нации, которую мы бы смогли достать!» Тогда уже, командуя пятитысячным контингентом «коллективных миротворцев», американский ястреб был уверен, что сюда, в Среднюю Азию, они вернутся. Жаль, что тогда в России кто-то в это верить не хотел. Пусть он сегодня посыпает голову пеплом и на всякий случай просчитает подлетное время тяжелой бомбардировочной авиации НАТО от среднеазиатских баз ВВС до крупнейших промышленных центров Урала, Сибири и регионов юга России. Видать, слеп и глух тот простачок, который надеется, что США просто так уйдут из Средней Азии. А чудак, который увидит в перемещении военной машины потенциального противника России признаки движения по миру носителей «общечеловеческих ценностей», вообще тяжко болен на голову.

После «триумфальной победы» над скальными породами Афганистана и беспрепятственного вхождения на территорию бывшего противника - СССР, языки американских ястребов стали еще куда более развязанными, а формулировки циничными и безапелляционными. Сомнений в том, что ничего хорошего в России в ближайшее время от натовского присутствия в Средней Азии не светит, лично у меня нет.

Я видел плоды мондиалистского вмешательства в дела суверенных государств в Армении и Таджикистане, я разделил их с мирным иракским населением Багдада, предпочитавшего погибнуть под авиаударами американских супербомбардировщиков, но не отречься от национальных корней, традиций и независимости.

Наша чеченская эпопея - это отдельная глава в научном трактате «общечеловеков» об установлении нового мирового порядка, которую мне так же пришлось читать с листа. Но сегодня я бы хотел вспомнить о событиях, которые во многом предопределили победный марш носителей «общечеловеческих ценностей» в направлении «ДРАНГ НАХ ОСТЕН!», т.е. на Россию.

Так уж не раз случалось в мировой истории, что в качестве фитиля запала для разжигания пожарища мировых войн использовалась многострадальная балканская земля Сербии. Мне довелось увидеть и пережить всю глубину трагедии, постигшей православных сербов в последнем десятилетии самого жестокого в истории этого народа, уходившего XX века.

Я не случайно вначале выделил слова американского ястреба, и вдумчивый читатель, вероятно, обратил внимание на его стержневую мысль, в которой угрозы адресуются не правительствам, и даже не государствам, а НАЦИЯМ. Именно православные сербы как национально-этническое и конфессиональное историческое образование стали первой жертвой Нового мирового порядка на Европейском театре военных действий и далеко идущих геополитических замыслов.

Лишь по прошествии лет наши политические обозреватели, историки и аналитики бросились анализировать ситуацию, предшествующую натовским бомбардировкам Белграда. Пока в бомбоубежищах далекого Багдада американские блюстители мировой нравственности выжигали заживо тысячи арабских ребятишек, используя для этого высокоточные ракеты, входившие под железобетонные перекрытия по вентиляционным шахтам, весь мир, в т.ч. и Россия, взирал на это сквозь пальцы. До иракцев ли, до сербов ли нам, когда Россию сотрясают собственные беды: перестройка, перестрелка, развал Союза, один Белый дом, второй Белый дом, приватизация, обвал рубля, гангстерский передел собственности и несбывшиеся надежды озолотиться в одночасье в какой-нибудь «МММ» или «Властелине», начисто закрыли нам глаза, уши и души.

К маю 1994 года, когда мне довелось попасть в Боснию, сотни тысяч православных сербов были уже физически истреблены. Несмотря на то, что в новостийных блоках российских электронных СМИ названия бывших югославских городов Сараево, Вуковар, Пале и т. д. звучали с завидным постоянством, понять, что же происходит там, на Балканах, обывателю было практически невозможно. Конфликт на этноконфессиональной почве, жертвы с разных сторон, вялотекущие позиционные бои с переменным успехом... Официальная же позиция российского МИДа была, как у половозрелого подростка, лишенного социальных и бытовых условий для занятия сексом: озабочены, обеспокоены, но удовлетворяемся своей озабоченностью опосредованно, как тот невызревший социально юноша. При столь бесхребетной позиции МИДа, правительства и президентской администрации, что можно было ожидать от российских СМИ, которые (как это теперь стало ясно даже школьнику) поголовно сидели на финансовой игле наших доморощенных «общечеловеков»-олигархов.

В государстве, где 80-85% населения, если не по воцерковлению, то по традиции, уж точно, ассоциируют свои корни с тысячелетним православием Руси, православных сербов через подконтрольные Западу СМИ демонизировали и выставляли вурдалаками и нелюдями. Тех же, кто ныне (по оценке все тех же западных СМИ) выставляются как оголтелые проповедники исламского фундаментализма, несущего угрозу всему миру, тогда облачали в туники бедных, безоружных и безобидных овечек.

Жизнь свела меня со многими ребятами, которые к тому времени успели вдоволь нахлебаться «романтики» балканской войны, и о ситуации в Боснии я знал, как говорится, из первых уст, а не через газетно-передаточное звено. Публикации и телерепортажи о русских добровольцах в боснийских горах воспринимал достаточно адекватно, понимая, что их суть далека от голой окопной правды той войны. Как офицеру мне ближе и понятнее были ура-патриотические публикации о русских героях, подставивших плечо православным братьям, чем скабрезные журналистские расследования о вольных «диких гусях» на «чужой» войне. Забегая вперед, скажу, что любая война имеет изнанку. Если задаться целью, то среди прелых портянок и запекшихся от крови и гноя бинтов всегда можно выискать какую-нибудь грязь. Эту грязь с успехом выворачивают на головы обывателя антиармейские СМИ, освещая уже вторую нашу чеченскую войну. На «чужой» же сербской войне пройдохи-журналисты, вскормленные с руки теми, кто сегодня скрывается в Мадриде и Лондоне, могут накопать окопного дерьма на порядок больше.

Но у любой войны, в т. ч. и у сербской, помимо подпачканной изнанки была чистая, как слеза младенца, светлая сторона, и на это чистое грязь не пристанет.

Думаю, даже самый пытливый историк не возьмется сегодня за гробокопательную работу по поиску личных мотивов православных сербов, отправлявшихся в начале прошлого века на далекую «чужую» русско-японскую войну. Если даже история и сохранила в своих глубинных анналах какой-нибудь факт малодушия одного, отдельно взятого сербского бойца, то вряд ли этот факт бросит тень на славный боевой путь сербских батальонов, геройски сражавшихся на дальневосточных рубежах России-«Руссии-Матэри».

Уверен, вся шелуха межличностных отношений, нестыковка отдельных операций, отдельные нелицеприятные моменты последней балканской войны - все это выпадет в осадок и на поверхности останется два объективных исторических факта.

Во-первых, предательство исторических союзников православных сербов со стороны «Руссии-Матэри», с вытекающими отсюда последствиями (в виде массового геноцида и расчленения государства).

Во-вторых, сербов предала не нация (в понимании генерала Шинна), а бесхребетная ельцинская правящая верхушка. И хотя количество русских добровольцев в боевых порядках православных сербов и не было столь массовым, чтобы решить исход войны в целом, но само присутствие русских добровольцев было одним из важнейших факторов поддержания морально-боевого духа сражающихся за свою веру, землю и независимость православных сербов.

Главное, что сами сербы одинаково бережно хранят память о каждом русском, сложившем голову за православных братьев. Причем не важно, какие боевые заслуги и подвиги украсили военную биографию добровольца. Будь то легендарный Саша-Рус, командовавший добровольческим отрядом в окрестностях Сараево и наводивший страх на моджахедов, или же погибший в первом бою на высоте Заглавок, что под Вышеградом, Константин Богословский. Сербская война и сербская земля уравняли всех: и матерого зубра войны - старшего прапорщика береговой флотской разведки, русского морпеха Александра Шкрабова, и мальчишку, практически не успевшего отгулять свою двадцать первую весну - Костю Богословского.

С точки зрения большой войны тот бой на высоте Заглавок сродни эпизоду в фильме «А зори здесь тихие». Бой местного значения, не решивший глобальных и тактических и, уж тем более, стратегических задач.

Но от этого подвиг русских добровольцев в памяти сербов не поблек. Бережно раскладывая фотографии с Вышеградского кладбища, сербы рассказывали о каждом из русских. На могильных крестах четко читаются русские имена и фамилии: Геннадий Котов, Андрей Неменко, Константин Богословский, Василий Ганиевский... Увы, не все тела русских войников нашли покой на старинном кладбище. Тогда мусульманам удалось унести с Заглавка тела убитых питерских добровольцев Дмитрия Попова и Владимира Сафронова. Последний служил офицером-подводником на Северном флоте. Кто знает, сложись судьба по-иному, может, суждено было бы ему снискать свою славу в дерзком походе подводников-северофлотцев в район базирования ударной группировки НАТО, бомбившей спустя несколько лет столицу Югославии и цветущие сербские города. Война, увы, сослагательного накопления не имеет. Жене и двум детям русского подводника, павшего на боснийской земле, в отличие от героев «Курска», ни государственных льгот, ни наград не причитается. Даже букет цветов на могилу мужа им возложить некуда, что уж говорить о заветной памяти государства.

Разве какой-нибудь Гаагский международный трибунал спросит с моджахедов за судьбу тел убитых русских добровольцев - когда за сотни тысяч уничтоженных сербов - мужчин, женщин, детей и стариков - никто спрашивать не собирается?!

Вот здесь и есть общая для нас и сербов судьба и история, которая с подозрительным постоянством повторяется.

Не успел рухнуть план Гитлера по уничтожению восточно-славянских православных народов, как в знаменитой погребальной речи шеф ЦРУ Ален Даллес заявил на весь мир: «Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на Земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания».

То, с каким равнодушием большинство русских наблюдали первую фазу сербского геноцида на Балканах, наталкивает на мысль, что пророчества Даллеса сбываются. Для русских - сбываются пока в части «необратимого угасания самосознания», а вот на сербах уже опробован механизм тотального механического уничтожения. Нас приучили ассоциировать слово «геноцид» либо с еврейским гитлеровским холокостом, либо, в лучшем случае, с преступлениями кампучийского диктатора Пол Пота. Ни каждый четвертый белорус, погибший при гитлеровском нашествии, ни сотни тысяч православных сербов, как жертвы под статью международного трибунала «геноцид» почему-то не подпадают.

В Боснии, в мае 1994 года я увидел самое страшное в своей жизни орудие человекоубийства «СЕРБОРЕЗ». Ни одному нашему «пацифисту-общечеловеку» в дурном сне не привидится столь изощренное орудие для истязания и умерщвления живого существа, тем более - человека. Сербские войники на позициях в окрестностях города Брчко продемонстрировали мне изобретение моджахедов-карателей, производивших очистку сербских населенных пунктов от православных сербов-мужчин. Уверен, что Нюрнбергский процесс над палачами-нацистами третьего рейха подобных экспонатов не видел, а нынешний Гаагский трибунал судит исключительно тех, кто не возжелал оказаться под «серборезом».

Огромного размера нож имеет, помимо традиционно режущей поверхности, довольно тупую раскованную обратную сторону, переходящую в пилу. Кроме того, как на разложенном импортном многофункциональном «складешке» к металлу приварен конусообразный молоточек, штопор и шиловидная заточка. В десятках фотоиллюстраций мне показали результаты применения «сербореза». Если острые режущие поверхности «духи» традиционно использовали для отсечения голов и вырезания половых органов, то серповидным крюком живым сербам вспарывали животы, конусообразным молоточком пробивали череп, раскованной плоской стороной перебивали кости голени, запястий, мозжили пальцы на руках и ногах и затем их пилили, а с помощью шила и топора выкалывали глаза и пробивали барабанные перепонки. Скажу честно, хоть я и носил форму российского офицера-десантника, но увиденное вызвало во мне нескрываемое чувство мандража.

Сейчас я хочу попросить еще раз прощения у православного сербского народа. Прощения за то, что ни раз и не два, спасая от мировых варваров весь мир, мы бросили исторических собратьев и союзников, отдав под «серборез» не только сотни тысяч единоверцев славян, но и честь, совесть и девственную чистоту России-спасительницы и освободительницы.

Россия виновата перед Сербией и в том, что бульдозером коммунистического диктата разрушила вековую сербскую государственность, и в том, что не пришла на помощь православным сербам ни в дни мусульманско-хорватского геноцида, ни в дни американской «гуманитарной» миссии.

Когда США отчитывались на весь мир о дополнительном выделении 20 млн долларов на урегулирование конфликта в Боснии и Герцеговине «для поддержания федерации и развития контактов между двумя сторонами», на улицах сербских городов моджахеды упражнялись в искусстве применения «сербореза». Затем моджахеды перекочевали на российский Северный Кавказ, и за дело принялись ВВС, устилая города Сербии, сотнями тысяч тонн новейших авиабомб с урановой начинкой. Сейчас, возможно, те же самые пилоты, на тех же самых бомбардировщиках сосредоточиваются у наших границ, под видом борцов с «мировым злом». Неужели в России, еще кто-то не понял, что этим злом, подобно сербам, можем оказаться и мы? Именно поэтому я прошу прощения у братьев-сербов за всю Россию.

Сегодня настала пора покаяться и задуматься, какой же «серборез» готовится нам, как «самому непокорному на Земле народу».

Гвардии подполковник Евгений ЛОГИНОВ



Резонанс
Новости
Первый построенный в Новосибирской области кирпичный храм объявили памятником культурного наследия. В Легостаево Искитимского района по этому поводу устроили массовое ликование. После закрытия церкви в храме были склад зерна, мельница, хотели даже сделать кинотеатр или вовсе разобрать на кирпичи.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
9 баллов: город стоит в пробках. Автомобилисты Новосибирска негодуют – пятничный вечер испорчен. Много аварий. Только на Большевистской улице произошло четыре ДТП. Красный проспект превратился в гигантскую пробку от площади Калинина до ул. Фабричной.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.