Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Следы на земле

31.10.2002
Картографы оставляют свои имена на карте, но их следы на земле теряются... И только семьи хранят память о знаменитых предках. Одна из тех семей, которые прочно осели в Новосибирске, - династия Напалковых, «фамильной специализацией» которых на протяжении уже трех поколений стала профессия картографов-топографов.

Картографы оставляют свои имена на карте, но их следы на земле теряются... И только семьи хранят память о знаменитых предках.

Всеволод Напалков недавно отметил 90-летие. Фото Бориса БАРЫШНИКОВА

 Словосочетание «коренной сибиряк» всегда считалось историками несколько условным понятием. Особенно если учесть, что раньше в Сибирь добровольно мало кто приезжал, или нередко стремился переехать в более столичные места.

Одна из тех семей, которые прочно осели в Новосибирске, - династия Напалковых, «фамильной специализацией» которых на протяжении уже трех поколений стала профессия картографов-топографов. Хотя, когда внучку спросили в школе, кем работает твоя мама, ребенок честно ответил: «картежницей», после чего вызова в школу было не миновать.

Нынешний старейший представитель этой семьи - Всеволод Петрович Напалков - недавно отметил свой 90-летний юбилей. Но по-прежнему принимает самое живое участие в жизни семьи - ухаживает за дачными посадками, на нем сбор урожая и даже засолка огурцов-помидоров и заготовка варенья. На базар тоже ходит с удовольствием. К тому же торговки всегда продают ему товар подешевле - из уважения к почтенному возрасту.

За событиями в Москве Всеволод Петрович также следил вплоть до освобождения заложников. (Его внучка как раз в это время находилась в Москве, но в тот злополучный день пошла в другой театр - во МХАТ.) Но после «освободительной субботы» пока старается телевизор пореже смотреть: «Хорошо, что заложников наконец-то освободили, но зачем же так много об этом говорить? И так всем тяжело, а они по кругу несколько раз одно и то же. Только страсти нагнетают».

Основатель этой сибирской ветви Напалковых - Петр Яковлевич - родился еще в позапрошлом веке, в Татьянин день 1874 года в крестьянской семье, начальное образование получил в заводской школе, потом после домашнего обучения поступил в Уфимское землемерное училище и далее в Практическую восточную академию.

В 1907-1909 году он принимал участие в экспедиции Петра Козлова в Центральную Азию, где приходилось заниматься не только топографической съемкой, но и составлением энтомологической, геологической, этнографической и ботанической коллекций, принимать участие в археологических раскопках погребенного под песками города Харо-Хото с библиотекой из 2000 книг и рукописей, написанных на тогда неизвестном языке древнего народа си-ся. За что заслужил такие слова в отзыве руководителя экспедиции: «...Напалков способствовал успеху Монголо-Сычуаньской экспедиции, за что своевременно по моему представлению и был награжден званием действительного члена Географического общества, золотою имени Семенова-Тяншанского медалью и тремя стами рублей в год пожизненной пенсии». (Орфография оригинала сохранена. - Прим. авт.)

Сейчас карты делаются с помощью спутников, а раньше картографы изучали каждый километр России в непростых полевых условиях. На снимке Всеволод Напалков (справа) с коллегой в картографической экспедиции (1944 год).
 Отчет Петра Напалкова об этой экспедиции был опубликован в «Записках русского географического общества». От сухого экспедиционного отчета его отличают прекрасный литературный язык и живые наблюдения, интересные не только специалистам, но и простому читателю: «Возле деревни Жуэдяхондо обрывистый скат долины сложен из красных грубо-зернистых песчаников, лессовые отложения которых...» и далее «В Лань-чжоу-фу мы прибыли 3 августа в 7 часов вечера и остановились в очень грязной гостинице, которая по устройству своему походила на полутемный коридор с десятком грязных помещений...»

За многолетние экспедиции по Центральной Азии и службу на благо Отечества Петр Напалков был награжден орденами Св. Владимира IV степени, Св. Станислава II степени, Св. Анны II степени, «В память войны с Японией» и другими.

В первую мировую войну уже в чине полковника Напалков руководил съемками военных карт. Когда в 1918 году Петроград оказался в кольце немецкой блокады, топографические архивы были эвакуированы в Омск. Так Петр Напалков с женой и пятью детьми оказался в Сибири. И если бы не кратковременное отступление с войсками Колчака, возможно, пережил бы репрессии 30-х годов...

Петр Яковлевич Напалков
 В семье Напалковых создан и небольшой домашний архив, где хранится автобиография основателя рода, его студенческий билет, послужной список и фотографии. К сожалению, жизнь этого человека оборвалась внезапно в 1937 году. После его ареста семья получила одну-единственную записку с просьбой принести хлеб. Передачу эту конвой принять отказался. И до сих пор неизвестна не только судьба Петра Напалкова, но даже дата смерти и место погребения.

«Я другой профессии себе и не мыслил, - говорит его сын Всеволод Напалков. - Это дочка немного сомневалась перед выбором, а я с 16 лет работал в картографических экспедициях отца. Поначалу рабочим-реечником, потом помощником астронома, мы делали съемки Ямала, Диксона, почти всего Севера и Заполярья. Ведь до 30-х годов все карты были весьма приблизительными. Только при Сталине масштаб 1:1000000 был после долгих экспедиций заменен на 1:100000. Отец - автор первых подробных карт бухт Находка и Новый Порт, островов Шокальского и Белый, под его руководством составили первую карту крупного масштаба Обь-Енисейского бассейна.

Село Напалково в Обской губе названо в его честь, от его имени образовано и название когда-то безымянной речки Напкая-Хата. Был еще и мыс Напалкова в верховьях Обской губы, но после того, как отец был репрессирован, его срочно переименовали в местное название - Хасре.

В армию меня, кстати, не взяли именно из-за ареста отца. Не дожидаясь вызова, я сам пошел к своему руководителю и прямо сказал, что отца арестовали. Он выслушал меня, махнул рукой: «Идите работайте». Так и работал до 1953 года. Сибирь, Казахстан, Дальний Восток, от Тайшета до Усть-Кута и далее за Байкал к БАМ... На переездах мы все виды транспорта познали: и лошади, и лодки, и олени, и собаки. Ну и на своих двоих немало приходилось пройти. Если бы шагомер тогда можно было использовать, то точно можно было бы сказать, сколько километров мною пройдено. Жили в палатках, спали в спальных мешках, готовили на костре. Иногда в тайге натыкались на заброшенные лагеря. Видимо, как раз там еще до войны пытались строить БАМ. Бараки, вышки, полуразвалившаяся ограда с колючей проволокой...»

Может быть, как раз в таком лагере встретил свою смерть самый знаменитый из сибирских Напалковых...

- Потом я 28 лет преподавал в НИИГАИКе, - продолжает Всеволод Петрович, - из них семь лет заведовал кафедрой. Также мне предложили восстановить Новосибирский планетарий. Поначалу он располагался в той деревянной церкви, на месте которой сейчас находится Центральный городской парк. Но церковь снесли, немецкая аппаратура старого планетария долго лежала на каком-то неохраняемом складе. Многое было потеряно или просто пришло в негодность, и почти все пришлось восстанавливать заново.

Я об отце немало нового узнал уже после войны из писем и книг исследователя Русского Севера Сергея Попова, который специализируется на географических названиях Русского Севера и изучает биографии его исследователей. Но сейчас наша профессия картографов постепенно умирает. Даже внучки избрали современные профессии врача и юриста. Хотя я об этом не жалею - прогресс есть прогресс. Пусть современные способы составления карт обходятся почти без человека, ведутся с помощью спутников и более точных приборов, но и без нас - топографов - современных карт не существовало бы».


Резонанс
Новости
Первый построенный в Новосибирской области кирпичный храм объявили памятником культурного наследия. В Легостаево Искитимского района по этому поводу устроили массовое ликование. После закрытия церкви в храме были склад зерна, мельница, хотели даже сделать кинотеатр или вовсе разобрать на кирпичи.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
9 баллов: город стоит в пробках. Автомобилисты Новосибирска негодуют – пятничный вечер испорчен. Много аварий. Только на Большевистской улице произошло четыре ДТП. Красный проспект превратился в гигантскую пробку от площади Калинина до ул. Фабричной.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.