Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Мой папа - убийца»

05.12.2002
Принято считать, что дети как бы не осознают страшных происшествий, потерь. Ошибочное и вредное заблуждение... Потрясения эмоциональные, особенно криминальные, казалось бы, надежно запрятанные внутрь, только и ждут, чтобы вырваться наружу неврозами, а чаще всего агрессией... Приходится констатировать: дети-жертвы и дети-преступники становятся чуть ли не символом нашего неопределенного настоящего и еще более призрачного будущего.

Дети-жертвы и дети-преступники становятся
чуть ли не символом нашего неопределенного настоящего...

 ...Хозяйка большого дома, назовем ее Ольга, в тот предпраздничный весенний апрельский вечер, оставив мужа, троих мальчиков и свекровь, сама на время превратилась в дочку - отправилась в противоположный конец города и осталась там на ночевку. Надо было побыть с больной матерью. Около одиннадцати улеглись спать. Но вскоре женщин поднял телефонный звонок. Ольга позже рассказывала следователю, как о каком-то киношном эпизоде о том странном разговоре. «Владимир, мой муж, сообщил, что сегодня вечером, совсем недавно, он задушил Юру, нашего знакомого, у нас дома. А перед этим ударил его лопаткой. Я только и смогла сказать: «Зачем ты мне сказки рассказываешь!?» А он: «Это правда. Я сейчас вызову милицию и пойду домой». Потом я узнала, что он звонил от соседей. Я ему не поверила и осталась у мамы». Рано утром, когда Ольга приехала домой, бабушка сказала, что все это правда - ужасная и неотвратимая. «Трагедия» - так позже назвал в кассационной жалобе кошмарное происшествие сам виновник - отец и муж.

...Из показаний его семидесятилетней матери о том весеннем вечере, когда ребятня по теплу бегала на улице, а в гости к сыну пришел Юра. «...Они вдвоем закрылись в дальней комнате. Около восьми вечера я вышла на улицу и была там примерно час. Вернулась вместе с внуками Андреем - 12 лет, Ваней и Вовой - 11 лет. По голосам мы поняли, что в комнате ругались. Минут через десять еще слышнее стали шум, удары, кто-то хрипел. А потом сын вышел и сказал сыновьям, что Юра мертвый, а он пошел вызывать милицию. И еще добавил, чтобы туда не заходили».

Последние слова отца троим мальчикам. Суд отмерил папаше изрядный срок. Когда он выйдет, сыновья будут взрослыми, они вырастут без него. И что запомнят? Саперную лопатку, выдергу, белый провод - вещдоки отцовского дела? Слезы бабушки и матери, их поездки в «зону» на свидания? Может быть, даже бессильные уговоры женщин, что папа не виноват, - так получилось? Но все равно им жить с мыслью: папа - убийца, причем и все вокруг это знают. Клеймо навсегда.

Принято считать, что дети как бы не осознают подобных страшных происшествий, потерь. Ошибочное и вредное заблуждение. Как физическая травма, пусть в детстве залеченная, может свести цветущего взрослого человека в могилу, так и потрясения эмоциональные, особенно криминальные, казалось бы, надежно запрятанные внутрь, только и ждут, чтобы вырваться наружу неврозами, а чаще всего агрессией...

 Приходится констатировать: дети-жертвы и дети-преступники становятся чуть ли не символом нашего неопределенного настоящего и еще более призрачного будущего. Безнадзорность, о которой теперь принято говорить чуть не с заламыванием рук, отражает кризис семьи. Ребенок-наркоман в ухоженном доме с интеллигентными родителями теперь никого не удивляет. А что говорить о так называемых проблемных семьях... Там нет вообще каких-либо норм, правил, хотя бы просто внешних, чтобы дети ощущали себя в безопасности. Они несут в себе груз невзгод и страхов взрослых. Они свидетели и немые соучастники семейно-криминальных катаклизмов. Всякий, кто слышал детей из неблагополучных семей, поймет, насколько они, скажу так, бдительны по отношению ко взрослым, к их нуждам, насколько осознают их поступки. Правда, они совсем не склонны делиться своими наблюдениями с посторонними, пожалуй, только в исключительных - тяжких случаях. Пришлось как-то слышать тринадцатилетнюю девочку. Она, помещенная в приют, с пылом, плачем, чуть не в истерике защищала мать, которую взяли под стражу за торговлю наркотиками. Дети неосознанно вытесняют из сознания такой образ родителя, и это не проходит без последствий. Надломленный ребенок... Трех сыновей папаши-убийцы не допрашивал следователь, их не вызывали в суд, но ощущение, что тяжелее всех наказаны именно они. И главное - за что?!

Банальная вещь: ребенок не рождается хорошим или дурным. Его формируют семья, государство - его социальная политика и профессионалы-воспитатели. Десятилетиями у нас привыкли рассматривать детей не как личностей, а скорее как плоды коллективных усилий. Вспомним, как рьяно родители раньше, да и сейчас, обрушиваются на школу, где плохо воспитывают. А школа ныне упирает только на обучение. Шаткое, хотя бы декларируемое единство распалось. Поэтому детские личики излучают опасность. Приходится слышать тревожное от иных родителей: «Не знаю, о чем он думает». Опасность может быть направлена наружу, тогда из ребенка получается преступник. А если внутрь, то нередко - потенциальная жертва. Исход зависит от меняющихся обстоятельств, потому что это две стороны одной медали. Но все дети сначала свидетели. И что еще более малодоступно пониманию - адвокаты, способные смягчить приговор.

...В однокомнатной квартире произошло убийство, как квалифицируют юристы, «с особой жестокостью». Дома находилась молодая женщина, ее двое ребятишек - трех и пяти лет, и отчим, заменивший ей с детства отца. Мать была на работе. В час ночи постучали. Заявился бывший муж и отец малюток, спавших за шкафом, делившим комнату на две части. Папаша сильно пьяный и не один, а с такими же дружками. Пришел «поговорить с женой о воспитании детей и выяснить отношения». Отчим, мужчина сорока трех лет, попытался не пустить «воспитателя». Но как противостоять троим залившим глаза и мозги мужикам! Они выволокли из-за шкафа молодую женщину и у нее на глазах, под ее крики и слезы долго душили куском материи отчима, которого она любила и уважала. Это и есть особая жестокость! А за шкафом прятались под одеялом дети - немые свидетели зверства. Какой гирей лягут на их психику, на их будущее эти несколько минут!? Забудут!? Сомнительно. Как объяснят мать и бабушка случившееся? Но что понять совсем невозможно - смягчающим вину папаши обстоятельством судом было признано... «наличие у него двух малолетних детей». Так принято по закону. А по здравому смыслу?

...Двадцатидевятилетняя Нина, вагоновожатая и незамужняя мать четверых детей в возрасте от двух до двенадцати лет у себя дома как-то выпивала с сожителем. Где были дети в этот веселый час, уголовное дело умалчивает. Не суть важно. Главное - фабула, развитие сюжета, увы, весьма распространенного в наше время. Пьянка, скандал. Мужчина схватил со стола нож и протянул женщине со словами: «На, режь меня!» Что она тут же и исполнила, проткнув ему живот. Сама же и «Скорую» вызвала. Подлечившись, временный сожитель испарился из жизни многодетной матери. Четверо детей и пятый, который скоро должен был родиться, стали смягчающим обстоятельством - исполнение приговора в три года лишения свободы отсрочили до достижения младшей девочкой четырнадцати лет. А там еще ребеночек родится. Действительно, на кого оставлять беспомощную ораву? Да разве суть в наказании. Подобных приговоров таким многодетным мамашам, увы, становится все больше. Это уже не семья в нормальном понимании, это инкубатор, где выживет сильный и агрессивный. Дети-свидетели стали адвокатами для матери и ее образа жизни. А если так, то и они, не исключено, повторят ее путь. И так до бесконечности? Наверное, можно это утверждать с большой долей уверенности, учитывая, насколько переполнены детские дома.

...Ровесница Нины подыскивала себе сожителей, а двое ребятишек жили у бабушки - матери их отца, так что не приходилось надрываться, чтобы детей накормить, одеть... Но хороших мужиков как-то не попадалось, а все больше пьянчуги. Последний сожитель так употреблял и дрался, да еще изменял, что пришлось его поджечь пьяного, предварительно обложив бумагами и облив диван горючим. Но живуч оказался, хоть и подпекся изрядно. Поджигательница угодила в колонию на семь лет. Что будет с детьми? Сделают ли бабушку опекуном, или путь малолетних свидетелей материного позора в детдом?

Как защититься от таких родителей? Похоже, никак. Специалисты-психологи говорят, что дети могут оборонить себя от власти взрослых, лишь испытывая меньше почтения к их авторитету. А потому у ребенка, у подростка возникает синдром всеобщего недоверия - к учителям, врачам, к соседям, вообще к старшим, к собственным родителям, братьям и сестрам... Но как жить без веры, без доверия? Только превращаясь из свидетеля в преступника или жертву?

...Кошмарный случай в одном из райцентров, даже не хочется называть, чтобы не бередить близких погибшего ребенка. Пятилетний мальчик, назовем его Алик, шел с дедушкой, еще совсем не старым - сорока трех лет, когда с ним поздоровался взрослый мужчина. «Кто таков?» - вопросил дед строго. «Он к бабушке ходил, когда она еще с тобой жила». Дед насупился. С женой они некоторое время уже не жили, она ушла, потому что пил он и гонял ее и детей, за нож хватался. Сказала - вернусь, если пить бросишь. А оказывается, любовника себе завела. Дома дед выпил водки, наточил нож, «отшлифовал до блеска». Спросил еще раз у мальчика о том мужчине, ребенок сказал что-то вроде того, что «дядя Сережа хороший, добрый». Дед ударил его кулаком в лицо. Мальчишка побежал, но не успел из дома выскочить. Пьяный изверг нагнал его в сенях и, как сказано в протоколе, «нанес потерпевшему не менее шести ударов». Пятилетний свидетель стал жертвой...

Интимные секреты семейной жизни и гибель ни в чем не повинного ребенка. Все нараспашку, все навынос - на всеобщее обозрение, подключение детей к взрослой жизни... Неумение и нежелание учитывать их «бдительность» к близким, которая не только в проблемных семьях имеет место. Вовлечение детей в скандалы, в измены и разборки, в выяснение отношений, в так называемые «поиски любви»... Похоже, семья никогда не станет прежней, тем единственным местом, где примирялось, казалось бы, непримиримое, где возможны (возможны были?) гибкие и изменчивые отношения. Как преодолеть «кризис»? Как обрести новый взгляд на семью, обособленную и в то же время открытую для общественной поддержки? Неужели столь дорогой ценой надломленных детских судеб и жизней?


Резонанс
Новости
ЧП произошло в школе №13 Новосибирска – локоть ученицы 5-го класса застрял между секциями батареи отопления. Прибывшие спасатели боялись ошпарить девочку кипятком.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
Максим Галкин назвал размер пенсии своей супруги, Аллы Пугачевой. Пенсия певицы была в несколько раз ниже пенсии коллеги по цеху Валерия Леонтьева.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.