Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Фетиши эпох, или Ностальгия по прадедушкиному самовару и по самим себе

05.12.2002
Это, пожалуй, единственное место в городе, где можно рядом с портретом Николая II увидеть плакаты с изображением Сталина, колчаковские листовки, патефоны, «катеньки» и советский фарфор патриотической тематики. Речь идет об уникальном антикварном магазине на углу Советской и Романова, который называется «Сибирская горница». Исторические вещи через «Горницу» проходят действительно уникальные.

 Это, пожалуй, единственное место в городе, где можно рядом с портретом Николая II увидеть плакаты с изображением Сталина, колчаковские листовки, патефоны, «катеньки» и советский фарфор патриотической тематики. Речь идет об уникальном антикварном магазине на углу Советской и Романова, который называется «Сибирская горница» и учрежден Новосибирским отделением Союза писателей, одноименным журналом и фондом им. Литвинова по изучению и пропаганде истории города.

О «катеньках» и «петеньках»

Лев Петухов. «Революционный художник». Расстрелян в марте 1921-го, в возрасте 33-х лет

 Уже не все и знают, что «катеньками» когда-то ласково называли бумажные деньги достоинством в 100 рублей, с изображением Екатерины II. А «петеньками» - 500-рублевые купюры с изображением Петра I. С этого ликбеза, собственно, и началось наше знакомство с директором фонда Литвинова Станиславом Савченко. Станислав Алексеевич - профессиональный коллекционер, собирательством занимается почти полвека, специализируется на Серебряном веке и истории революции 17-го года, имеет самую большую коллекцию открыток Новониколаевска.

- Фонд Литвинова, - рассказывает он, - был создан, чтобы собирать документы по истории Новосибирска и, шире, всей Сибири. На руках у населения сегодня находятся материалы действительно бесценные. И люди иногда даже не понимают, чем они владеют. При переездах или когда умирают старики, дети просто выбрасывают уникальные архивы на свалку.

Времена, когда люди свои семейные реликвии библиотекам и музеям дарили, давно прошли, теперь исторические вещи можно приобрести только за материальное вознаграждение. А чтобы купить, резонно рассуждает директор фонда, деньги надо еще и заработать. Так, собственно, и родилась идея магазина.

Удостоверение офицера колчаковской контрразведки
 Исторические вещи через «Горницу» проходят действительно уникальные - удостоверения колчаковских офицеров, белогвардейские листовки, портрет Николая II (хромолитография Мацкевича, отпечатанная в 1911 году в Париже). Недавно вот принесли машинописные тетрадки с частушками времен коллективизации, НЭП и Великой Отечественной войны - более полувека их собирал учитель младших классов из города Миасса. Тут же связались с отделом редкой книги ГПНТБ, там нашли возможность уникальный сборник частушек приобрести. Приобрела «редкая книга» и старообрядческое издание духовных поучений конца XVIII века, не зафиксированное ни в одном из известных каталогов, и рукописный Апокалипсис конца XVII века...

- Сам - книжник, - говорит коллекционер, - с уважением отношусь к редкому фонду, идем на значительные уступки, наступая на горло собственной песне, отдаем редкие книги практически ничего не зарабатывая, чтобы только они нашли свое место...

Раритеты, конечно, вещь бесценная, от них перехватит дыхание у искушенных коллекционеров-книжников. Но случается в антикварном магазине публика и попроще.

О патефонах и самоварах

 «Новые русские», например, с удовольствием покупают патефоны и крутят их в банях. Есть свой кураж в том, чтобы расслабиться под пластинки с частушками «про Сталина». Особенно ценятся маленькие патефоны - много места не занимают и в переноске удобны.

Или, например, считается шиком иметь дома бюро. Бюро - вещь редкая, и спрос на него значительно превышает предложение. Бюро мало у кого сейчас сохранилось - город молодой, а бюро - атрибут далекой пушкинской эпохи. После Пушкина, во второй половине XIX века, в обиход уже вошли конторки.

Старинные угольные самовары покупают для дач. Кипяток из такого самовара действительно имеет совсем иной вкус. Самовары тоже ценятся или самые маленькие на пол-литра - «чай вдвоем», или, наоборот, огромные 8-ведерные, какие использовались в трактирах. Коллекционеров-самоваров у нас в городе, как и в стране и за рубежом, очень много. Их собирают по форме (форма бочонка, рюмки, вазы, груши, яйца), по видам (медные, латунные, стальные, серебряные), по фабрикам... Побывать в доме коллекционера самоваров, где эти «граждане» числом до сотни занимают значительную часть жизненного пространства, бывает очень занятно.

И вообще чего только наш народ не коллекционирует: бонисты - собирают платежные знаки, филуминисты - спичечные этикетки, бирофилы - пивные этикетки, филокартисты - открытки.

О девушках в фарфоре

 Очень перспективный вид собирательства - советский фарфор. Кто-то собирает детей в фарфоре, кто-то - собак всех пород... Но особой популярностью пользуется фарфор патриотической направленности - пара нахимовцев, читающих Ленина, нахимовец с девушкой, пограничник с собакой. Девушек с веслом - едва ли не самый популярный сюжет советской скульптуры - в фарфоре никогда не изготовляли, а вот девушек с лыжами, девушек, вышивающих знамя, девушек, произносящих речи, - в большом количестве.

- Мы привыкли с некоторым презрением относиться к эпохе 50-х, - говорит Савченко, - считая все это искусством соцреализма, а он у нас в зубах навяз. А работы есть очень хорошие. Работали действительно профессионалы. Звание академика художнику Пластову или скульптору Томскому давались совершенно не напрасно, и скульптура Мухиной представляет не только национальную, но и мировую ценность. Многое теперь видится на расстоянии, многое переосмысляется.

Особую ценность имеет фарфор штучный, не вошедший в серию. В советское время фарфор делали 70 фабрик, потом их число сократилось до десяти.

- Никто до сих пор не может составить ни списка тех фабрик, ни тем более списка фигурок, которые этими фабриками выпускались. Хотя, казалось бы, нас разделяет каких-нибудь 30 лет. Страна-то разбежалась. Конечно, это где-то фиксировалось, но где? Восстановить сейчас трудно - с приватизацией погибло огромное количество документации по советскому периоду. Даже Ленинградский фарфоровый - самое лучшее наше фарфоровое предприятие - потерял много форм, что уж говорить о заводах под Томском или под Иркутском. Коллекционеры сейчас как-то пытаются заняться восстановлением каталогов, составляют списки по коллекциям - это самый примитивный путь, но иного нет.

О любопытных иностранцах

 Иностранцы нашей историей тоже интересуются. Был один интересный немец, интересовался Сибирской железной дорогой.

- Я стал ему объяснять, а он слушает и только ухмыляется, потом вытаскивает книгу: «Я автор книги о Великом сибирском пути». Мне стало жутко неудобно...

Звали немца Бадо Шонсом, и он оказался жителем Берлина и президентом банка. Все отпуска директор банка проводит в Сибири - несколько раз проехал весь Транссиб, на каждой станции выходит, фотографирует, беседует с народом...

- К нашему стыду оказалось, что ни одной аналогичной книжки на русском языке нет. Ни одному нашему журналисту или писателю даже в голову не пришло просто сесть и по Транссибу проехать.

Первую книгу о Великом сибирском пути, кстати, тоже выпустил немец. Было это в 1902-м году. Сейчас выпускается книга, к 100-летию выпуска той первой, чтобы посмотреть, что изменилось на Сибирском пути за эти 100 лет.

- Нам это не надо, а им надо, - удивляется коллекционер, - им интересно, а нам почему-то нет. Вот выпустили мы 13 томов Сталина, на 14-м издание оборвалось, Хрущев прикрыл. Зачем американцам надо было выпустить 14-й, 15-й, 16-й тома? Или для чего, например, было в Италии записные книжки Ахматовой на русском языке выпускать? Мы не можем, а им надо. И 4-й том Сибирской энциклопедии (том на «С» - Сталин) американцы издали - почему не мы?

О капризной моде

 Есть в магазине ящик бесплатных книг, куда попадает все, что спроса не имеет. Серафимович, например, пролежал там целую неделю - хотя, казалось бы, подписное издание в идеальном состоянии...

- На сегодняшний день продать ни Серафимовича, ни Фадеева, ни Шагинян, ни Луи Арагона нельзя - спрос на них нулевой. Возможно, спрос когда-то и возникнет, но для этого должно что-то измениться, должны возникнуть коллекционеры еще чего-либо. Не думаю, что возникнет мода на чтение, а на собирание, может быть. Еще недавно и патриотический фарфор тоже никто не собирал, а теперь он в большой моде.

На собрание сочинений Ленина моды пока тоже нет.

А на все, что связано с эпохой Сталина, - спрос постоянный.

- Все, что связано с эпохой великой империи, у людей вызывает ностальгию. Да, Сталин был палач, но он человек имперского мышления, он, в отличие от Ленина, который все пораздал и поразрушил, пытался что-то создавать, на крови, но создавал.

Хрущевская эпоха - это прежде всего достижения в космосе. Народ собирает фигурки Гагарина и открытки со спутниками.

Мода вообще вещь капризная. Сегодня, например, большая мода на Кузьмина - как на самого известного «голубого» в «тусовке» Серебряного века. Его автографы ценятся больше, чем автографы Ахматовой - хотя по таланту и ценности личности - фигуры несопоставимые. Дороги автографы Ремизова - потому что очень красивые. Но самые дорогие автографы Серебряного века это - Мандельштам, Гумилев и Блок. Среди автографов Ахматовой тоже есть очень разные по цене - важно кому и при каких обстоятельствах автограф давался. После творческих встреч поэтесса имела обыкновение подписывать книги буквально всем - «Такому-то в долготу дней». Все коллекционеры знают это ее «в долготу дней» - значит подарен случайно и особой ценности не представляет. А вот когда «Аня - Коле» - совсем другое дело. Когда книжка подарена и подписана Николаю Гумилеву, цена автографа взлетает запредельно. Традиционно дороги автографы Есенина. Из сибирских имен больше всего ценятся Ядринцев, Потанин и Шишков...

***

Рядом с портретами царей и советских вождей, документами белогвардейских офицеров и плакатами революционных художников вдруг подумалось о том, что мы как-то незаметно научились воспринимать свою историю очень спокойно и цивилизованно - во всей совокупности ее составляющих. Это ж почти как у французов, где улицы героев французской революции запросто «уживаются» с улицами всех Людовиков, включая Людовика XVI, казненного! В пылу войн и переворотов - духовных, экономических и прочих - мы, оказывается, так соскучились по своей истории. И по самим себе.


Резонанс
Новости
Работники дошкольного образования отмечают профессиональный праздник 27 сентября. Воспитатели детсадов грезят о сертификатах в «Икею», горшочных растениях и кулинарных книгах, а родители малышей дарят банальные цветы, конфеты и чайные сервизы. VN.ru научит, как поздравить педагогов в мессенджерах, и что дарить лично.
Художественный фильм снимали под Колыванью Новосибирской области. По сценарию фильма современные дети познакомятся с бытом партизан и даже возьмут в плен немецкого летчика.
Посетит Россию в декабре фронтмен немецкой рок-группы Rammstein Тилль Линдеманн. Он выступит в Новосибирске, Москве, Санкт-Петербурге, Самаре и Иркутске. Об этом сообщили в пресс-службе компании T.C.I – организатора российского тура.
На Михайловской набережной Оби появится «Комната запахов». Так архитекторы проекта называют небольшую площадку под открытым небом, которая находится в парке «Городское начало». Вокруг нее высадили ароматные растения.
Несколько сотен новосибирцев с плакатами собрались возле ГПНТБ днем в субботу 22 сентября. Основные требования — отмена повышения пенсионного возраста. Организаторами согласованной акции протеста выступил обком КПРФ.
Суд встал на сторону жительницы Новосибирска, которую медики клиники Пасман объявили бесплодной и рекомендовали дорогостоящий метод лечения. Однако, пройдя экстракорпоральное оплодотворение, женщина не забеременела, а зачала и родила ребенка другим способом.