Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Голоса из прошлого

28.08.2003 00:00:00

Из книг «Будаговской библиотеки»
 Книжная серия «Будаговская библиотека» пополнилась сразу двумя новыми изданиями. Это «Хронология истории Сибири» Ивана Щеглова - сокращенное и адаптированное переиздание дореволюционного сочинения, представляющего перечень важнейших событий по истории Сибири за 1302-1822 годы, и книга Андрея Бородовского и Ирины Косаревой «Умревинский острог: три столетия в Сибирской истории» - документально-публицистическое повествование о первом остроге на территории Новосибирской области.

Серия основана полгода назад и ориентирована на издание книг по истории города, области, Сибири и шире - России. Авторы публикаций - известные в городе журналисты, историки и краеведы.

По словам автора проекта, главного редактора журнала «Горница», председателя фонда «Новосибирск - XXI век» Михаила Щукина, издание «Будаговской библиотеки» рассчитано на несколько лет. На сегодняшний день в редакторском портфеле порядка 25 рукописей.

Из книг «Будаговской библиотеки»
 Имя Григория Будагова дано серии не случайно. Именитый горожанин, более известный как блестящий инженер, возглавивший строительство железнодорожного моста, был еще и подвижником образования, просвещения и культуры города. И именно своей просветительской миссией он особенно близок и симпатичен книгоиздателям.

За полгода существования «Будаговская библиотека» выпустила шесть книг. Среди них - «Корона Сибирской столицы» Ивана Цыплакова, представляющая хронику исторического центра Новосибирска от первых построек до сегодняшних дней, и «Память сердца» - воспоминания старожилов Новониколаевска, где история города предстает на удивление «домашней». Отец Митрофан Серебрянский, полковой священник, участник русско-японской войны, например, в своих дневниковых заметках вспоминает те несколько дней, когда его полк стоял в Новониколаевске, - описывает прием у местного офицерства, катания с речниками по Оби... Вокруг «матушки-Оби» «крутятся» и воспоминания Натальи Шевченко-Королевой - что неудивительно, ведь она была дочерью начальника пристаней Западно-Сибирского речного пароходства...

Предлагаем нашим читателям небольшой отрывок из ее мемуаров, которые, на наш взгляд, имеют не только историческую, но и художественную ценность...

Наталья Шевченко-Королева

Обские волны

Из книг «Будаговской библиотеки»
 ...Давно это было, дорогие мои. Когда-то и у моих родителей, приехавших сюда в конце 1900 года, был свой дом и своя горница, где сходилась наша дружная семья и где от родителей я часто слышала о событиях новониколаевской жизни, о коих и хочу сейчас поведать, как сохранила их моя память.

...Для пристанского народа, да и для всех горожан тоже, открытие каждой навигации было событием грандиозным, что-то вроде годового праздника. Едва лед начинал шевелиться, все от мала до велика валили к матушке-Оби. Могучая река несла на своей груди обильную ежегодную дань, собранную в верховьях: то сани-розвальни, то стожок сена, а то и целые крыши домов. Взрослые оживленно комментировали проплывающие трофеи, ребятня взапуски носилась по пристани, а заядлые рыбаки беспрестанно макали в воду свои снасти-наметки.

Перед самым открытием навигации на правом берегу Оби, чуть ниже железнодорожного моста, устанавливалась постоянная пристань-дебаркадер, которую каждую весну буксиром приводили из затона, где она зимовала. Еще ниже располагалась товарная пристань для приема леса, сплавляемого огромными плотами. На пристанях устанавливались надежные трапы-сходни с высокими бортами: первыми на берег сходили вечно спешащие пассажиры, а за ними - степенные обские грузчики, длинными металлическими крючьями удерживающие тяжелую кладь на специальных заплечных носилках-«горбушах».

В такие дни в нашем доме было особенно многолюдно. Мама с нянюшкой буквально пропадали на кухне, готовя угощенья. Однако и гости не оставались в долгу, привозя с низовья бесчисленные гостинцы: клюкву, бруснику, морошку, черемуху, кедровые орешки, грибы, икру и благородную рыбу. Помню такую картину: с парохода сошли четверо грузчиков и направились к нашему дому, таща в руках какое-то бревно. Каково же было наше изумление, когда грузчики внесли в дом огромного еще живого осетра, присланного, как выяснилось, отцу на день рождения знакомым бакенщиком. Его везли на пароходе несколько суток, ухаживая, как за барином. Он возлежал в трюме парохода на льду и был постоянно обливаем холодной водой, чтобы «не уснул». А росту было в «барине» четыре аршина! Осетр лежал в кухне на двух составленных столах, и тело его все время вздрагивало. Мы, дети, с ужасом смотрели издали на этого обского крокодила. Чтобы он скорее перестал вздрагивать, грузчик несколько раз ударил его молотком по голове. Наконец он «уснул», ему разрезали живот большим ножом и долго вычерпывали черпаком икру в ведерки. Потом тушу распилили на большие коляски и перетаскали в погреб на лед.

Из книг «Будаговской библиотеки»
 ...Перед прибытием первых пароходов в воздухе словно воцарялась особая атмосфера ожидания: сотни людей толпились на пристани, вглядываясь из-под руки в речную даль, покуда не раздавался первый призывный крик парохода, далеко разносившийся по речной глади и постепенно утопавший в бархатных, еще не обжитых обских берегах. В те времена пароходы были лопастные, котлы работали на дровах, и, хотя плаванье по своевольной матушке-Оби было крайне рискованным, ходили они круглые сутки, в любую погоду, полагаясь на Бога да на местных бакенщиков, которые каждый вечер на утлых лодчонках спешили выставить на бакенах сигнальные фонари.

Пристанская жизнь, да и городская тоже, была размеренной, отличалась простотой в отношениях, добросердечием и гостеприимством. Часто бывали друг у друга, дружили семействами, вместе встречали праздники, особенно Рождество и Масленицу. На Рождество были великие катания на санках-розвальнях и ледяных лотках с общественных горок, а Масленица запомнилась неимоверным количеством румяных солнечных блинов, к которым подавались взбитые мороженые сливки, миниатюрные, с ноготок, рыжики, маслята и непременно - осетрина, ветчина, красная и черная икра. Все это стояло в почетном карауле вокруг большого блюда с цельным поросенком с бантом на шее. После того как сей джентльмен, разобранный по частям, исчезал со стола, его почетное место занимал пузатый ведерный самовар с целой свитой разных сладостей и сдоб.

Ввечеру запрягались рысаки, облаченные в нарядную сбрую, украшенную медными бляхами и шаркунцами. Как только опускалась темнота, тотчас зажигались праздничные факелы, и горячие лошади вырывались на Николаевский проспект, буквально затопленный экипажами, парами и тройками. В такие ночи керосиновые фонари на столбах проспекта, казалось, блекли...

Вспоминаются, выплывают из глубины лет и другие огни: тревожные, грозящие бедой и неизвестностью. Это был 1919 год. Появились конники, преследующие бегущих людей, начался разгром пристанских складов. Почти все население спряталось в погребах и подпольях, лишь взрослые уходили в затон с оружием охранять суда пароходства. Отступая, белые взорвали железнодорожный мост у левого берега Оби. Ночной взрыв был такой силы, что во всех домах выскочили дверные крючки и не осталось ни единого целого стекла, а у самого порога нашего дома ушла в землю принесенная взрывной волной огромная железная полоса в сажень высотою. Но самое страшное было еще впереди. Белогвардейцы из Камня под дулами пистолетов заставили капитана вести в Новониколаевск пароход, который двигался буквально вслед за льдом. Предполагалось, что это судно откроет навигацию, поэтому оно было сильно перегружено пассажирами. Поздно ночью, в кромешную темень, пароход, идя вслепую (световая сигнализация на реке еще не работала), разбился о мостовой бык. Раздался страшный треск, крики тонущих, которые береговая охрана ошибочно приняла за попытку нового разбойного нападения на пристань и встретила ружейным огнем. Спастись удалось немногим, в том числе капитану, который страшно казнил себя за гибель людей. Он тут же был арестован и все пытался наложить на себя руки. Пароход затонул, но еще долго мы, ребятишки, катались на коньках вокруг пароходной трубы, торчавшей над поверхностью льда, и всем хотелось заглянуть в эту черную безмолвную трубу, чтобы понять, что же случилось со всеми нами, со всей нашей жизнью в ту весеннюю темную ночь...


Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
  1. Ради чего вы готовы поставить прививку от коронавируса и получить QR код
  2. Ваш пол?

Новости
29.09.2021
Ежемесячная денежная выплата и единовременная денежная выплата положена некоторым категориям пенсионеров в октябре-2021. В Министерстве труда и социального развития Новосибирской области рассказали о мерах поддержки граждан пенсионного возраста.

30.09.2021 ДОМфото
Новосибирские дачники завершают сезон в срочном порядке. Последние фрукты и овощи на минувших выходных убирали из-под снега. В октябре погода, возможно, даст последний шанс подготовить участок к зиме и сделать все необходимое для будущих урожаев. VN.ru расспросил экспертов, как успешно завершить сезон и не беспокоиться до весны.


29.09.2021 Видео
Звезда российского рэпа рассказал Юрию Дудю о жизни в родном городе.