Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Прописана в «элитном» мусоропроводе

2005-02-04

Фото Сергея ПЕРМИНА

Орджоникидзе, 27, рядом с оперным театром, самый центр города. Девятиэтажный дом, где проживают бизнесмены, известные телеведущие и прочие приличные люди. Казалось бы, здесь должен царить порядок. Однако именно этот дом превратился в общежитие для бичей.

В этом доме «очень удобный» мусоропровод. На каждом этаже — мусоросборник. Это отдельное помещение. Метр на метр. Окно, батарея, дверь. Эдакая мини-комната. Чем не жилье?

— Здесь постоянно обитают бродяги, — говорит местный участковый Павел Юзов. — Замок на двери в подъезд для них не преграда. А недавно у нас появилась новая «жилица». Особый случай.

Месяц назад в четвертом подъезде этого дома около мусоропровода поселилась женщина, с ампутированными ступнями. Татьяна Аверьянова.

Татьяна Аверьянова попала сюда по случаю. Путь ее лежал на Владимировский спуск, в социальный центр. Но дойти до него она так и не смогла.

Семь лет назад потеряла жилье. А потом и документы. Кстати, выглядит для своей ситуации вполне прилично. Одежонка, правда, обтрепанная.

— Несмотря на то, что у меня нет дома, я старалась не опускаться, — рассказывает Аверьянова. — Не пью, не курю. Прошлой зимой меня обокрали. Прямо на Красном проспекте сняли шубу, сапоги. Осталась босиком. Мороз лютый. Я уже прощалась с жизнью, как один мужчина меня пожалел и отвел в подвал дома, где находится центральный паспортный стол. «Здесь пока отогрейся, а я сообщу куда следует», — пообещал он мне. Через какое-то время я потеряла сознание. Не помню, сколько я пробыла в подвале, наверное, дня три. Когда очнулась, стала выбираться, но на решетке был замок. Ног почти не чувствовала, из них пошла кровь. Стала звать на помощь. Соседи вызвали милицию. Милиция — «скорую помощь». Привезли в горбольницу. Здесь мне отрезали ступни, оставили только пятки. Врачи сообщили адрес социального центра и отправили восвояси.

Татьяна Аверьянова смогла проковылять только до улицы Орджоникидзе. До этого дома. Четвертый подъезд оказался открыт, и она, завидев уютный закуток у мусоропровода, решила здесь отлежаться.

Соседи, естественно, заметили «новенькую» и хотели было прогнать женщину, но пожалели.

Дмитрий Беляев, как может, помогает несчастной женщине. Фото Сергея ПЕРМИНА

— Не можем мы ее выгнать на улицу, — говорит жилец этого дома Дмитрий Беляев. — Кроме того, что у нее ампутированы ступни и ей трудно ходить, у Татьяны больной желудок. Она часто кричит от боли. Мы вызываем ей «скорую помощь». Врачи приезжают, ставят уколы, но не забирают. Тогда я отправился в социальную службу нашего района. Сначала мне отказали: «Мол, где она прописана, пусть те и забирают». Я убеждал, говорил, что нельзя так жестоко обращаться с человеком. Они приняли заявление, но воз, как говорится, и ныне там.

Сердобольные соседи приносят Аверьяновой еду, воду. Жена Беляева кормит ее горячими обедами. Между тем социальные службы не обращают на женщину никакого внимания. По причине сильной занятости — монетизации льгот.

— Мы приняли заявление к рассмотрению, — пояснила начальник отдела социальной службы Центрального района Нина Бортник. — Думаем, что на следующей неделе попытаемся разрешить эту проблему. В настоящее время мы сильно заняты, очень много работы.

С трудом верится, что соцработники бросятся спасать эту женщину. Как и многих других. Жильцы этого дома из второго подъезда говорят, что года два назад у них жил бомж. Писали, просили. Но приехали за ним лишь санитары, когда он умер.

— Бездомные люди становятся огромной проблемой. А мы, милиция, ничего сделать не можем, — разводит руками начальник дежурной части Центрального РОВД Сергей Куликов. — Выгнать их зимой из подъездов, значит убить. Но мы же не звери. Аверьяновой мы подготовили справку, что есть такой человек. Звучит грустно, но большего для нее сделать мы пока не можем. Мы даже готовы ее довезти в интернат или другой дом, пусть социальные службы укажут адрес. Но пока эти службы молчат.

По всей видимости, «службы» будут молчать еще год. Аверьяновой — пятьдесят четыре года. А дом престарелых для бомжей принимает людей исключительно пенсионного возраста.

— Это безобразие, — возмущается заместитель главного врача городской станции «Скорой помощи» Тамара Савичева. — Мы каждый день выезжаем к бездомным. Обмороженным, больным. Вчера, например, у нас был бомж-пациент. Вытащили из теплотрассы, чуть ли не весь ошпаренный. Что касается Аверьяновой, то мы к ней периодически приезжаем. Оказываем посильную помощь. Что и говорить, история неприятная, но решать что-то нужно.

Точку в этой сюрреалистической истории, увы, ставить рано. Бродяг в нашем городе даже не сотни — тысячи. Они практически предоставлены самим себе. Мол, вымрут, же когда-нибудь…

У метро «Площадь Ленина», со стороны магазина «Яхонт», три года живет бабушка. Вечером, когда стеклянные двери закрываются, она сворачивается калачиком и прижимается к дверцам. Оттуда дует теплый воздух.

В милиции удивляются: «Как она до сих пор жива?»

Кстати, в минувшем году от холода, голода, драк, пьянства только в Центральном районе погибло около трехсот бродяг.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
14.04.2021 Детифото
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год