Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Виталий Яковлев: Главное было - ребят сохранить

30.06.2000
Одно дело - смотреть войну по телевизору. И совсем иначе она видится на месте. Даже если ты не сидишь в окопе на передовой, а пытаешься создать законную власть в стороннем от боев селе - там все равно война.Виталий Яковлев, полковник милиции, начальник Кировского РУВД, возглавлял сводный отряд милиции управлений и отделов внутренних дел Новосибирска в недавней, весенней командировке в Чечню. Три сотни бойцов создавали в Итум-Кале временный райотдел милиции. Все вернулись живыми.
Фото Сергея ПЕРМИНА

 Одно дело - смотреть войну по телевизору. И совсем иначе она видится на месте. Даже если ты не сидишь в окопе на передовой, а пытаешься создать законную власть в стороннем от боев селе - там все равно война.

Виталий Яковлев, полковник милиции, начальник Кировского РУВД, возглавлял сводный отряд милиции управлений и отделов внутренних дел Новосибирска в недавней, весенней командировке в Чечню. Три сотни бойцов создавали в Итум-Кале временный райотдел милиции. Все вернулись живыми.

- Виталий Леонидович, вы ведь и раньше бывали в тех краях?

- Да, в первую военную кампанию, с августа по конец октября 96-го. Тогда пришлось служить в равнинной части - в Самашках, Бамуте, Ачхой-Мартане... В то время мы тоже пытались реанимировать райотделы. А во второй кампании в Чечню ездил четырежды - три раза на рекогносцировку, и уже 5 марта пошли туда эшелоном.

- В чем разница этих двух войн?

- В первой нас просто предали. Мы были побеждены. Чеченцы сильно хотели суверенитета, наелись им за четыре года. Сейчас хребет бандитам сломан, люди устали от войны. Конечно, часть населения до сих пор говорит: зачем вы сюда пришли? Но в целом нас воспринимают как законную власть, которой не было с 91-го года. Старики так и сказали: мы почувствовали порядок, только когда пришла милиция.

 - Те, кто вами недовольны, открыто выражали свое отношение?

- В глаза. В горах своеобразные люди, там сильны патриархальные устои. Народ более откровенен, чист. Знаете, я бы не стал делить чеченцев на плохо и хорошо к нам относящихся. Взять, например, женщин. В общем-то, они русским не слишком рады. Женщина может сутками сидеть у райотдела, чтобы задержанному мужу передать теплое белье или еду. Она готова умереть за него. Если арестовали мужа, сына, брата, а тем более если в семье кто погиб, то отношение, сами понимаете... С другой стороны, они видят - налаживается мирная жизнь, идет гуманитарная помощь. Ведь в горах только гуманитарка не дала умереть людям. Детей определяем в школы - матери это тоже понимают. Сами детишки еще в январе смотрели на нас волчатами, сейчас же настроение постепенно меняется. В мае начали строить для них школу - они ведь даже русского языка не знали. Теперь учатся. 1 июня собрали детей со всего района, устроили им праздник. И они впервые веселились, танцевали, пели. Старики - и те поначалу хмурились, ждали, что будет дальше. 9 мая мы провели для них торжество. Там похоронен Герой Советского Союза Узуев, защитник Брестской крепости. Цветы возложили. Старики были страшно довольны, пообещали, что будут убеждать молодежь возвращаться к миру.

- А старейшины имеют большой авторитет?

- Они часто не давали боевикам заходить в села. Закон о старейшинах - адат - у них наиболее чтимый. Если старики пришли к тебе с просьбой и ты ее выполнил, считай, что очень поднялся в глазах населения. Я по три раза в неделю встречался со старейшинами, генерал Соинов, приезжая, с ними беседовал, и все время находили общий язык. Кстати, старейшина - это не значит, что ему 90 лет. Может быть, 50, но по уму, авторитету он - старейшина.

 - Боевиков приходилось отлавливать?

- У нас как участники незаконных вооруженных формирований проходили 28 человек, по ним возбудили девять уголовных дел. Практически все попали под амнистию. Дела прекращали, но при условии: сдача оружия, показания, выдача других бандитов, либо информация о них.

- Мне это непонятно. То есть воюй, убивай, а мы тебя прощаем?

- Конечно, не будут прощены те, у кого руки по локоть в крови. Такие бандиты, как правило, известны. Ну а другие... Всех не проверишь, а они сами не признаются. Лучший вариант - уничтожать боевиков в бою. А если они сдаются? Здесь есть несколько положительных моментов. Сдавшийся, чтобы заслужить расположение российских военных или милиционеров, обязательно сдает других. Он приносит оружие, которое уже не выстрелит по нам же. И еще - если бы их не амнистировали, то эти 28 человек до сих пор устраивали бы нам засады.

- А где гарантия, что амнистированный больше не возьмет в руки оружие?

- Такой гарантии, согласен, нет. И в их «явки с повинной» искренне верить сложно. Мы с абреками воевали испокон веков. Они прежде всего уважают силу. Сейчас сила на нашей стороне, смотришь в глаза - вроде, искренен... Есть другая причина, по которой хочется им верить. Раньше у них была идея: мощный маленький народ, нефть, проживем без русских. А сейчас - газа нет, света нет, одни развалины. Крупные отряды разбиты, бандиты бегают кучками, нет единого управления. Думаю, им надоело воевать без перспективы. Может, и не будет смысла возвращаться к старому.

 - Оружия там много?

- Очень. Мы только автоматов изъяли 55 стволов. Около 60 кило взрывчатки. Боеприпасы исчислялись сотнями тысяч. Они же готовились к войне. Да и мы им в начале 90-х слишком многое оставили.

- Как же они стали бандитами? К этому ведь тоже толчок нужен...

- Большинство боевиков - мужики до 30 лет. Их просто завлекли. Первое - идеей. Ваххабизм - течение старое, оно означает непримиримость с «неверными», их физическое уничтожение, борьба за «чистоту» веры. Ничего общего с исламом, Кораном это не имеет. Ваххабизм - духовное обоснование войны. Им это вбили в голову, записали, закодировали. Второе - деньги. Промышленности в горах нет, нефти тоже. Они ее с равнины завозят, на «самоварах» перегоняют в бензин, но и это не в качестве бизнеса, а для себя. Нет работы, нет средств к существованию. Скот и земледелие, но этим жить было трудно. А тут пообещали - денег дадим, оружие, должность. Для чеченцев должность многое значит. Меня один спрашивал: можно, я буду начальником лесхоза? Я говорю, почему не лесником, там ведь одна штатная единица. Нет, хочу начальником. Ваххабиты же ему еще и полковничье звание пообещают... И получается - фанатизм плюс материальные блага. Они все прекрасно экипированы, у них новое оружие. Правда, подпитка сейчас заканчивается, значит, еще часть боевиков отойдет. Останутся те, кому сдаваться уже нет смысла.

- Сколько им платили?

- Двести долларов за вступление в отряд, далее - баксов по 300 в месяц. Плюс еще сколько-то за убитых «неверных». Однако часто доллары были фальшивыми. Мы даже два уголовных дела по фальшивомонетчеству возбуждали.

- Откуда фальшивки-то?

- Из Грузии. Их там очень хорошо делают, качественно, это и наши эксперты подтверждали. По крайней мере, визуально не отличишь.

Грузия, кстати, от нас в тридцати километрах была. Там скопления боевиков отмечаются.

 - Но Шеварднадзе говорил, что таковых на его территории нет...

- Он говорит, что воспринимает их не как боевиков, а как беженцев. Хотя, мы знаем, там и лагеря по подготовке бандитов работают. В Вахметовском районе Грузии стоит отряд до 700 вооруженных людей, готовых перейти границу. Это и наемники, и так называемые непримиримые чеченцы. А перейти границу можно - небольшими группами. Они и просачиваются. Исходя из рельефа местности, полностью закрыть границу нельзя. Высокогорье, высота - 2,5 тысячи метров. Надевают специальные когти на ноги лошадей, ишаков, и вперед, по тропам. Чуть оступился - улетел...

- Скажите, откуда у бандитов новейшее оружие?

- Пока есть доллары, будет и оружие. Самый прямой канал - Грузия, Азербайджан. Автомат можно купить за пять-семь тысяч рублей. Что-то осталось с тех пор, когда их усиленно вооружали. Нам попались архивы, там все четко расписано - кому и какой ствол, его номер. Задерживали и в процессе работы: а автомат-то с таким-то номером сдай. Он: откуда вы знаете?.. И потом, трофеи. Колонну расстреляют - вот тебе и оружие.

- Вы с пленными как обращались?

- Нормально. Война и без того много зла приносит.

- Что - проходи, дорогой, садись?

- В том числе и так. Мы в самом начале сказали: будем выполнять полицейские функции самым жестким образом, но не нарушая закона. Пальцы им не ломали, хотя злость была. Мы не должны были действовать их методами.

- А они как с нашими поступали?

- Ну вы же знаете. Мы 17 рабов из плена вытащили. Я даже там музей создал - кандалы и прочее. Мальчишку вот спасли, солдата. Его держали с одной целью - обмен на своего. А украли его в прошлом году из Владикавказа. Всего месяц повоевал.

Военнопленных кормят так, что лишь бы не умер. И чтобы не смог убежать. Этого паренька держали в пещере, его вес был 37 кило. Кусок лепешки кинут ему... А тем, кто убегает, дробят пальцы на ногах...

- Командование идет на обмены?

 - Конечно. А за гражданских требуют деньги. В нашей зоне ответственности мы и ГУБОП освобождали сына одного высокопоставленного чиновника из правительства России. Кстати, выкрали его в Москве. За него требовали миллион долларов, отец мог предложить лишь 250 тысяч. Обошлось в итоге без выкупа. Вот таких содержат и кормят нормально - это же выгодный товар. Над военными же могут и надругаться. Мы нашли два захоронения - там неустановленный боец со снятым скальпом и отрезанным ухом и десантник с 15-го полка, старлей, у него пробиты коленные и локтевые суставы, отрезаны уши, скальпа нет...

- Правда, что чеченцы вербуют подростков?

- У нас ведь тоже были Павлики Морозовы. И у нас можно найти малолетнего убийцу. Но это не было системой. Сейчас уже пацанов на войне нет.

- Где они живут в горах? В пещерах?

- Да. Мы таких находили и уничтожили пятнадцать. Там изъяли оружие, полтора ведра плазмы - это огромное количество. Но какая бы хорошая пещера ни была, она пещера. Горных боевиков сразу видно - больные, худые, как собаки...

- К снайперам, наверное, у вас особое отношение?

- Есть такое. Брали мы одного, по плечу определили. Они, в основном, пользуются винтовками Мосина с оптикой СВД, у этого ствола отдача мощная, плечо разбивается...

- Как чеченцы относятся к лидерам боевиков?

- Сейчас уже плохо. В нашем районе было селение Гухой - родина Гелаева. Так местные жители его близко не подпускали. У нас ведь тоже батька Махно до 20-го года был национальным гером, а потом стал просто бандитом. Масхадова не считают президентом, все прошения адресовали Кошману. Если ты президент, то дай стабильность народу. А иначе какой же ты лидер нации? Про Радуева говорят: дурак он и есть дурак. Ну да, провел две операции, у него тогда и возможности были, и с головой было в порядке. И национальным героем его сделали из тейповой принадлежности - он же родственник Джохара. Дудаев тоже не в почете. Нормально вот относились к Яндарбиеву. Считают, что он бы решил вопрос с Россией. Тот был центристского склада...

- Как относятся к Кадырову?

- Опять же повторю: там немаловажный момент - тейповость. Сильный тайп должен приподнять своего человека. У Кадырова тейп очень мощный.

А вообще там сильная борьба за власть. Кто-то принимает Кадырова, кто-то нет. По идее, в лидеры пророчили Гантамирова. Я думаю, его убрали потому, что он резко ударился в бизнес. Нефтью занялся...

- Объясните мне: все знают, в каком районе находятся Хаттаб, Басаев, Гелаев, так почему их не ловят?

- Дело в том, что они передвигаются малыми группами. Сообщают: Гелаев в Итум-Калинском районе. Но эта территория - треть Чечни. Рельеф сложный, а зеленка там не как у нас. Джунгли. Конечно, авиация наша теперь с тепловизорами летает, уничтожает много, но... А если бандиты в селение зашли? Что, лупить по домам? На это никто не пойдет.

Конечно, рано или поздно их уничтожат. Бухарского эмира, к примеру, отловили аж в 37-м году. К нам вот поступила информация - в такое-то село зашли братья Мухаевы с боевиками. Мы рано утром туда, напоролись, правда, на засаду, но Мухаевых уничтожили.

- То есть теперь все зависит от случайного их обнаружения?

- Любая случайность вытекает из ряда закономерностей. Спецслужбы работают.

- Работают. А Гелаева из Комсомольского выпустили...

- Вы поймите: это же не совхоз «Морской» окружить. Предгорье, мощная зеленка. Его прикрыли, он ушел. Теперь его за это ругают: объявил газават, пятьсот человек оставил и сбежал. Он же должен был с ними там лечь...

- Расскажите, как вы райотдел создавали.

- С нуля. Привезли с собой документацию, 20 единиц техники, даже экскаватор, стройматериалы - сибит, лес-кругляк, цемент, электростанцию, средства связи... Расположились сначала в палатках, затем начали строить мощное здание райотдела, общежития, столовую. Баню из Новосибирска привезли. Окопались, заминировались, секреты расставили. Блиндажи были из нашей лиственницы, туда однажды мина попала - даже не потревожла... И параллельно милицейская работа - паспортизация, зачистки, раскрытие преступлений. Провели 39 спецмероприятий. Кроме военных, были и чисто уголовные дела: глава одной местной администрации разворовал гумпомощь, мы его «помогли» с должности сместить, дело возбудили. Там много воруют. Как, впрочем, и везде. На взятке одного поймали...

- А вам предлагали?

- За освобождение три тысячи баксов сулили. Но сибиряки - народ не шкурный. Там сама жизнь не дает возможности быть подлецом. Девять раз участвовали в боях... Один наш боец был ранен в руку, ему наши же ножом осколок вырезали, подлечился да обратно вернулся. Наш отряд - единственный, избежавший потерь.

- Когда стреляешь - думаешь, что кого-то убиваешь?

- Нет. Это даже не азарт, это другое состояние. И потом - не убить, а уничтожить. Тем более что часто ты не знаешь, «твой» он или нет. А вот после боя отходить тяжело. Пить нельзя, у нас сухой закон был, так я всякие турниры устраивал.

Конечно, страшно было, ведь это дураки не боятся. Работает инстинкт самосохранения, и ощущение ожидания удара в спину угнетает. Опытным бойцам легче, а вот тем, кому 18-20, гораздо опаснее. Они еще как пластилин, у них это чувство не обострено. Потому и гибнут чаще.

- А было чувство, что надо вернуться живым, а потому нет резона лишний раз голову подставлять?

- Для меня самое страшное было - ребят не потерять. Меня же родители, жены просили: верните их обратно. В Новосибирск когда на вокзал приехали, подходит ко мне женщина - можно вашу руку? Думаю, поздороваться хочет. А она ее целовать начала... Знаете, тяжелее в последние дни. Ждешь отправки, теряется внимание, притупляется интуиция. Но мы и последние дни по горам мотались. Смена приехала, надо было им дела передать, показать, научить...

- Как наши ребята насчет храбрости?

- Мы перед поездкой прошли хорошую спецподготовку, знали, куда и зачем идем. Наоборот, разухабистых парней осаживать приходилось. У каждого ведь свой сектор, если убьют кого-то - это брешь. Старики начальнику нашего областного УВД Соинову говорили, что о новосибирских милиционерах в горах легенды ходят...

- В Чечню - это добровольно?

- Принудиловки нет. Другое дело, что отказ, это... Словом, вместо тебя другой должен будет поехать. Ты же контракт подписывал, клятву давал, у тебя - погоны...

- Награжденные есть?

- 59 человек представлены к наградам, в том числе 15 - к ордену Мужества.

- А вы?

- И я.

- Боевые заплатят?

- Да, 950 рублей в день офицерам, остальным чуть меньше. Хорошие деньги, но это - война. У меня на второй срок там десять бойцов остались. Кому-то надо квартирный вопрос решать, кому-то - дочь на операцию...

- Сейчас отпуск?

- Тридцать дней отдыхаем. Надо с семьями побыть. Мы с женой, может, на Алтай съездим. С сыном встретиться надо - он у меня учится в Омской академии МВД.

- Еще поедете?

- Хватит, наверное...

- А если скажут?

- Если скажут - поеду...

Резонанс
Новости
Новые банкноты номиналом две тысячи рублей появятся в обиходе новосибирцев уже до конца этого года. Центробанк начал поставлять в регионы купюры, выпущенные еще в начале октября.
Роман Бобров стал новым главой Барабинска Новосибирской области. За кандидатуру бывшего заместителя главы города 15 декабря проголосовали больше половины присутствующих депутатов на сессии городского совета.
15.12.2017 ТРАНСПОРТ
В начале недели в Бердске появился первый автобус, оборудованный для перевозки людей с ограниченными возможностями здоровья. Он снабжен специальным подъемником для инвалидов-колясочников.
Калорийность рациона новосибирцев стала рекордно высокой с 2003 года. Она достигла 2675 ккал по итогам прошлого года, подсчитал Росстат. Молодежь не может устоять перед колбасой и шоколадом, а старшее поколение балует себя бужениной и ягодами.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников подписал распоряжение об освобождении Юрия Прощалыкина от временно замещаемой должности заместителя губернатора по собственному желанию. Распоряжение подписано 15 декабря.
В больнице под Новосибирском мужчины распивали спиртное, внезапно между ними возник конфликт: один избил второго деревянным подлокотником от дивана по голове.