Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Кладбище нерожденных

17.10.2000
Кому у нас не грозит безработица, так это акушерам-гинекологам. Работы здесь хватает всегда, а осенью, говорят, особенно. Время с сентября по ноябрь - как раз период расставаний с плодами «каникулярных шалостей». В общем, птицы тянутся на юг, а юные куртизанки - на аборты.

Кому у нас не грозит безработица, так это акушерам-гинекологам. Работы здесь хватает всегда, а осенью, говорят, особенно. Время с сентября по ноябрь - как раз период расставаний с плодами «каникулярных шалостей». В общем, птицы тянутся на юг, а юные куртизанки - на аборты. В первой гинекологической больнице, где работает кафедра педиатрии Новосибирской государственной медицинской академии, есть даже специальный кабинет с набором книг, брошюр, видеоматериалов, должных раскрывать глаза на опасность ранних половых связей и абортов, знакомить с разнообразием контрацептивов.

 - Хотя для девочек, идущих на аборт, такая информация уже запоздала, - признает врач Наталья Мельникова. - К нам во второе отделение они поступают уже при больших сроках беременности. С некоторыми порой так находишься - куда там серьезным полостным операциям. И в 15, и в 17 лет девочка еще ребенок, так что осложнения возможны какие угодно, вплоть до необходимости удаления важных для репродукции органов. Стараемся сделать все возможное, чтобы сохранить девочкам здоровье. К сожалению, слова, которые пишут родители несовершеннолетних в расписках, - о том, что они осведомлены о возможных негативных последствиях абортов, имеют достаточно оснований.

Девчонки же, а их в отделении оказалось целых шесть, как одна были оптимистками.

Вера, 17 лет: «А что мне еще делать, я же в Новосибирск учиться приехала. Мама так радовалась, что я поступила в лицей. Знает ли она? Да что вы! Хватит того, что тетке пришлось рассказать - деньги на аборт понадобились».

Светлана, 22 года. У нее «все» было вчера, так что сейчас она уже при прическе и макияже. «По возрасту мне, конечно, самое время рожать. Но не матерью же одиночкой! Время сейчас не то».

Маленькая хрупкая Марина оказалась самой разговорчивой. Ей 17, детей любит «с детства». И сама, и ее парень, и родители хотели бы, чтоб Марина рожала, но медики против. «Болезнь у меня была одна. Врачи говорят, что могут быть последствия». Серые глаза смотрят по-детски доверчиво и ясно. Если бы не медперсонал, в жизни бы мне не догадаться, что Маринина болезнь - сифилис, что она стоит на учете у нарколога, а про парня и родителей - тоже вранье. За все время в больнице никто ее ни разу так и не посетил.

Таких Свет, Марин, Вер у нас не десятки и даже не сотни. За год только в одном Новосибирске девочки, не достигшие совершеннолетия, делают около двух тысяч(!) абортов. Более чем в 1200 случаев прерывается первая беременность. Тут неизвестно, чему больше ужасаться. Или оставшимся восьмистам, которые до своих 18 умудряются сбегать на аборт не единожды, или тысяче с лишним абортов, завершающих первую беременность. То, что ее течение закладывает в женском организме программу на всю жизнь, а «поломки» в этот период скажутся на всех дальнейших беременностях или вообще на наличии оных, сегодня общеизвестно. Теперь знают об этом и девчонки. После аборта (а вовсе не до) у каждой почти бывает истерический всплеск. Кто рыдает над нерожденным младенцем, кто - вспомнив испытанную боль, кто - перед неизвестностью будущего. Правда, как говорят врачи, недолго. В палате утешают быстро: медикам, мол, запугивать положено по должности, и вообще, кто из женщин хоть однажды не «абортнулся»?

Тут в самую точку. По количеству абортов россиянки, если не «впереди планеты всей», то уж впереди всех цивилизованных стран - точно. Если там на 1000 женщин детородного возраста делается 9-13 абортов, то в России - 53! Как мы умудряемся добиться таких высот при огромном выборе, в том числе и доступных по цене, контрацептивов, как раз не удивительно. Мам нынешних девочек предохраняться никто не учил, так что и они, даже зная, научить не умеют. Эксперимент с программой по сексуальному воспитанию, начатый было в школах, захлебнулся тут же. И родители, и педагоги забили тревогу: новый предмет стимулирует у подростков ранние половые связи!

- Вместо того, чтобы совершенствовать программу и методику, мы не нашли ничего лучшего, как вообще отказаться от сексуального воспитания подростков, - считает главный акушер-гинеколог Новосибирска Нелли Агамян. - То, что делают в настоящее время центры медико-социальной и медико-психологической помощи подросткам - капля в море. Цветущие сегодня махровым цветом аборты угрожают здоровью и самому будущему страны. В самом буквальном смысле. По результатам исследований аборты, пусть проводимые по всем правилам в медицинских учреждениях, в 98 процентах случаев сказываются на женском организме. Даже если женщина потом и забеременеет, здорового ребенка она уже не родит никогда. «Поломки», производимые абортами в репродуктивной сфере, в геометрической прогрессии передаются в будущие поколения. В России, первой из стран разрешившей аборты, за восемь послереволюционных десятилетий население на генном уровне накопило огромный негативный балласт. Еще 20 лет назад бесплодные браки составляли у нас всего 1,5 процента, причем в 80 процентов случаев причиной было женское бесплодие. Сейчас бесплоден уже каждый десятый брак, а мужское бесплодие регистрируется в половине случаев. Причиной тому ранние сексуальные связи, а значит распространенность инфекционных заболеваний половой сферы. Россияне вымирают. На одну семью сегодня приходится 1,7 ребенка. Наши женщины не могут и не хотят рожать. Будь нормальные материальные условия, у нас не было бы и половины абортов.

Тогда как в цивилизованных странах идут по пути поддержки семей, имеющих детей, у нас сплошь и рядом беременность оказывается «нежелательной». Число причин, разрешающих прервать беременность на поздних сроках «по социальным показаниям», выросло в последние годы с пяти до тринадцати. Среди них - отсутствие жилья, то есть проживание семьи на частной квартире или в общежитии. В таких условиях у нас чуть не каждая вторая молодая пара. Оба супруга безработные - тоже не редкость, если учесть число торгующих и работающих без трудовых книжек. Доход на члена семьи меньше прожиточного минимума - для молодых семей это тоже чаще всего норма.

В СССР, где, как известно, «секса не было», проблемы демографии решались не минздравовскими приказами, а были сферой государственной политики. Постановления на этот счет принимались правительством совместно с ЦК партии. Так было в 1936-м, отменившем после печальных итогов переписи населения революционную вольницу на аборты, и в 1956-м, когда аборты были вновь разрешены. И то, и другое сопровождалось мерами в поддержку рождаемости. Промышленным предприятиям велено было открывать ясли и детские дачи, благополучно угробленные нынче, посещение детских садов и путевки в пионерские лагеря стоили гроши. В застойные 80-е для матерей ввели полуторагодовой оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком с сохранением места работы в течение трех лет. Довольно весомым по тем временам было и пособие матерям-одиночкам.

С сексом (по крайней мере, с той его разновидностью, что связана с деторождением) и с СССР у нас покончили почти одновременно. По данным Госкомстата, за прошлый год численность населения страны снизилась на 0,5 процента или на 784,5 тысячи человек. Нас уже не 150 миллионов, как говорили еще недавно, а по данным той же статистики на 1 января 2000 года, немногим более 145 миллионов человек. Про освоение Севера как и про освоение сибирских просторов сегодня уже не говорят: дай Бог, не угробить то, что есть. Зато говорят про реформу пенсионного законодательства. Кормить стариков скоро будет некому.

Наконец-то мы дождались. Не так давно наш президент заявил: демография для России стала национальной проблемой. Газеты писали, Владимир Путин ронял в беседе, что для такой страны, как наша, нужно население не меньше 500 миллионов человек. Только что-то не слышно могучего рокота: «Будем стараться, Владимир Владимирович!»

Мнение эксперта:

 Людмила Котлярова, председатель женской межрегиональной организации «Ярославна»:

- Молодые семьи сегодня просто боятся заводить детей. По нынешним временам даже один ребенок - много. За один только детский сад приходится платить 400 рублей в месяц. Хорошо, если помогают родители, если есть где жить. А если нет? Для молодой семьи все проблема. Перспектива покупки собственного жилья - что-то из мира фантастики. Устроиться на работу с более-менее сносным заработком могут тоже очень немногие. Мы часто говорим об отсутствии социальных гарантий у престарелых. Но считаю, молодежь в данное время находится в еще более тяжелых условиях. Им не надо льгот. Молодым нужно дать возможность трудиться, обеспечить их занятость. Тогда большинство своих проблем они решат сами. Вовсе не обязательно ждать, когда на высшем правительственном уровне наконец разработают мероприятия поддержки молодой семьи. Уверена, муниципалитет может тоже сделать в этом плане немало. Например, квотировать для выпускников учебных заведений какую-то долю рабочих мест. Или организовать ипотечное кредитование строительства жилья для молодых семей. Если сейчас не поддержать молодые семьи, рождаемость, наших стариков в ближайшие годы ждет голодная старость: выплачивать пенсии будет не из чего.

 Игорь Тимошенко, директор школы N59:

-Как ни говори, аборт - это убийство пусть еще не рожденного, но человека. Тем не менее, огульно обвинить всех, кто решается на него, я не могу. Очень часто это вынужденная мера. Люди решаются на нее, поскольку видят, что не смогут прокормить своего ребенка, не смогут дать ему должного образования. Больше одного ребенка в семье сегодня редкость. Все ждут лучших времен. Как мы понимаем, они придут только со стабилизацией экономики. Только еще вопрос, будут ли эти лучшие времена еще и временем нравственности и гуманности. Вряд ли, если воспитанием будущих отцов и матерей не заниматься сейчас. В нашей школе, слава Богу, такого нет, но, как говорят коллеги, беременность у девочек в 12-13 лет - факт нынче не удивительный. Постоянно мелькающие на телевизионных экранах сексуальные сцены делают их и в жизни явлением обычным и доступным. Книг, над которыми вечерами просиживали когда-то мы, переживая вместе с героями волнения дружб и влюбленностей, сегодняшние подростки просто не читают. Дома почерпнуть можно тоже немного: семьи ведут борьбу за существование. Как показал эксперимент с введением в школьную программу «Основ этики и психологии семейной жизни», не готовой взять на себя сексуальное воспитание оказалась школа. Мы вновь упускаем очередное поколение.

Резонанс
Новости
Рейтинг районов Новосибирска, основанный на отзывах местных жителей, составил Domofond.ru. Лидером сразу по шести критериям стал Советский район, а в аутсайдеры попали Дзержинский и Ленинский районы. Их обитатели пожаловались на грязь и отсутствие развлекательных учреждений.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников занял 17-е место в рейтинге глав регионов, составленном компанией «Медиалогия». Это один из лучших показателей для глав регионов, представляющих Сибирский федеральный округ.
Католическую школу в Кировском районе Новосибирска топят канализационные воды. Из-за зловония в школе отменили занятия, а учителя вынуждены направлять задания школьникам на дом.
Исправить форму носа, груди и стать моложе - с такими просьбами чаще всего обращаются к пластическим хирургам в Новосибирске. Медики внедряют новые технологии и все чаще делают маммопластику, используя жировую ткань пациента.  
Биткоин-лихорадка дошла и до Новосибирской области. Жители мегаполиса меняют реальную работу на интернет-доход, онлайн-деньги растут в цене. Что такое майнинг, блокчейн и криптовалюта, и есть ли сходство с финансовой пирамидой, узнали корреспонденты ОТС.
Мантия как у Менделеева на известной картине теперь есть и у химика из Новосибирского Академгородка. Елена Болдырева получила звание почетного доктора Эдинбургского университета в Великобритании. О церемонии как в кино, своих студентах и жизни, посвященной науке, знаменитый ученый рассказала корреспонденту ОТС.