Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Игорь Пантюхин: «Как врач я лечу тело, как депутат буду лечить общество»

01.12.2000
Почему-то принято считать, что городской Совет - в чистом виде политический орган власти. И стремятся туда политики всех мастей, видя в горсовете трибуну продвижения своей идеологии.Но не все кандидаты в депутаты городского Совета считают именно так. И идут во власть не для отстаивания каких-либо политических идей, а для выполнения конкретных, важных для города и горожан дел. Сегодня гость «ВН» - заведующий ЛОР-отделением Дорожной клинической больницы Игорь Пантюхин.

 Почему-то принято считать, что городской Совет - в чистом виде политический орган власти. И стремятся туда политики всех мастей, видя в горсовете трибуну продвижения своей идеологии.

Но не все кандидаты в депутаты городского Совета считают именно так. И идут во власть не для отстаивания каких-либо политических идей, а для выполнения конкретных, важных для города и горожан дел. Сегодня гость «Вечернего Новосибирска» - заведующий ЛОР-отделением Дорожной клинической больницы Игорь Пантюхин.

Фото Сергея ПЕРМИНА

 - Игорь Вениаминович, самому у вас бывать не доводилось, но слышал о вашей больнице много хорошего. Чем знамениты?

- У нас подобрался коллектив врачей и персонала самой высокой квалификации. Кроме того, в больнице созданы хорошие условия пребывания больных.

Вообще по количеству врачей, мощности коечного фонда и оснащенности медаппаратурой мы в городе на втором месте после областной больницы. Мы и раньше, в советские времена, выделялись из всех медицинских учреждений: нас поддерживала железная дорога. С перестройкой, правда, начались проблемы, но трудные времена больница пережила и поднялась с приходом нового главного врача. Улучшилось питание больных, появилась хорошая аппаратура. В палатах нет скученности - начальник дороги запретил держать более четырех коек в одном помещении. Комфорт ведь рождает у человека уверенность в благополучном исходе заболевания. В свою очередь, от персонала мы требуем благожелательного отношения к пациентам. Окрики, невнимательность просто недопустимы.

- Говорят, дорога даже доплачивает врачам...

- Да, двадцать процентов к бюджетным ставкам. Но ставки-то мизерные.

- Не ценит государство врачей...

- Не ценит. Конечно, мы и сами стараемся выходить из положения: заключаем с предприятиями договоры о медобслуживании, внедряем платные услуги, не входящие в программу обязательного медицинского страхования. С одной стороны, это от бедности, а с другой... Если человек хочет лечиться в более комфортных условиях, он должен за это платить. Мы же не требуем деньги за медикаменты, перевязочные материалы. А для сотрудников дороги и пенсионеров у нас вообще все лечение - бесплатное.

- Давайте поговорим о вас. Расскажите о семейной династии отолари...

- Оториноларингологов. Отос по-латыни ухо, ринос - нос, ларингос - гортань. Проще ЛОР, а в обиходе - «ухо, горло, нос».

Династия началась с отца. Он фронтовик, после войны приехал в Новосибирск, был доцентом на кафедре мединститута. К сожалению, рано умер - мне тогда было 18 лет. Поэтому знания мне передавала мама - она тоже была врач-оториноларинголог, работала в медсанчасти УВД.

В принципе, для меня не было вопроса, кем быть. Поступил в мединститут, с отличием окончил, затем аспирантура, где за три года сделал кандидатскую. Прошел специализацию по оториноларингологии, устроился в горбольницу. Начинал так называемым дежурантом - это врач, который дежурит в ночь. Работа адская, к нам везли со всего города - с ожогами, травмами, острыми заболеваниями. Школа жизни была большая, насмотрелся, что только мог. А в 1986 году предложили поработать за границей - принять участие в интернациональной помощи. В хорошие места из Сибири не направляли, поэтому попал в Анголу. Там как раз шла гражданская война: одних поддерживали мы, других - американцы.

Поехали мы с женой (она у меня тоже ЛОР-врач, сейчас работает в 5-й поликлинике, заведует областным центром патологии слуха и речи). Забросили нас боевым вертолетом в провинцию Уиже - высокогорный район на севере страны, где действовали банды УНИТА. Побывал и под обстрелами, и под бомбежками. Через год переехали в столицу - Луанду. Стало поспокойнее. Лечить приходилось такие патологии, которых здесь, в Союзе, никогда не видели. Были и тропические болезни, и ранения, и больные СПИДом. Когда прошла эпидемия холеры, из госпиталя трупы выносили десятками.

- Как общались с местными-то?

- На португальском. В Москве перед поездкой прошел курсы языка, а в Анголе уже шлифовал свои знания. В итоге выучил язык настолько, что меня все принимали за португальца.

Когда вернулись домой, я стал работать на кафедре мединститута. И в 92-м поехал в Анголу вновь - у них к тому времени война прекратилась. Но когда приехал, через три месяца вновь начались боевые действия, даже в столице. На улицах горы трупов, которые сгребали бульдозерами и сжигали... Через девять месяцев я уехал в Россию.

А дальше встал вопрос об увеличении набора студентов и расширении клинической базы. И с согласия главврача Дорожной больницы она была создана в ЛОР-отделении. С 1994 года я - куратор отделения, с 98-го - заведующий.

Кроме того, я главный оториноларинголог Западно-Сибирской железной дороги. Приходится много ездить в командировки, решать различные проблемы. Все-таки пять регионов России.

- Мы, кстати, о ваших детях не поговорили.

- Дети, слава Богу, получились удачные. Дочери 23 года, заканчивает НГАЭиУ (бывший Нархоз) и уже работает по специальности. Сыну 20 лет, учится в мединституте на четвертом курсе. Надеюсь, что он продлит нашу династию.

- Вы производите впечатление дисциплинированного и даже жесткого человека. Я не обманываюсь?

- Начнем с того, что на железной дороге строгая дисциплина и иерархия. Иначе на таком огромном и сложном предприятии нельзя. Мы медики, но и на нас это распространяется как на одно из подразделений дороги. Я и сам исполнительный, того же требую с подчиненных, ведь речь идет о здоровье людей.

- Существует мнение, что доктора - люди черствые, бездушные...

- Поймите, я должен лечить человека вне зависимости от того, больно ему или нет. Но к больным мы относимся предельно щепетильно. Я прихожу домой и долго размышляю, так поступил или нет, верный ли выбрал метод лечения. И никогда не смогу уйти домой, зная, что тяжелый больной нуждается в моей помощи. Поэтому я в больнице каждую субботу, а иногда и воскресенье.

- А дома-то чем занимаетесь? О чем вообще говорят дома два врача?

- Как правило, встреча с женой начинается с разговора о больных. Постоянно звонят знакомые, родственники с просьбами проконсультировать. Так что больница продолжается и дома.

Если есть возможность вырваться, обязательно идем в театр или на концерт. Любим оперный, «Старый дом». Зимой в выходные - на лыжах. Я считаю, что сибиряк все-таки должен быть лыжником.

- Вы свой дом любите?

- А кто свой дом не любит? Я Телец по знаку Зодиака, а значит - любитель спокойствия, комфорта, порядка и стабильности. Если дома ремонт, то чувствую себя не очень хорошо.

- Квартира у вас хорошая?

- Три комнаты, старый дом на Советской, с деревянными перекрытиями. Много книг, в том числе научной и методической литературы. Люблю классику, русскую и зарубежную. Фантастику. Настольная книга - Ильф и Петров. Актуально как никогда.

- Шашлыки на даче практикуете?

- Все дело в том, что дачи у меня нет. У родителей есть, ездим к ним, помогаем. А с друзьями посидеть - одно удовольствие. Выпить могу водочки хорошей, но в меру.

- Что вам как Тельцу, как любителю порядка не нравится в нашей жизни?

- Грязь, обилие нищих на улице. Еще не нравится колоссальная пропасть между богатыми и бедными. Общество расслоилось... Вообще поражает безнравственность. Нам насаждается западный образ жизни, что для России, по большому счету, неприемлемо. Запад целенаправленно разрушает русский социум. Чем мы будем ближе к той же Анголе, тем для Запада лучше. Сильную Россию никто не хочет.

- Неужели у нас все так плохо?

- Есть, конечно, изменения к лучшему, и многие это почувствовали. Думаю, что над пропастью мы уже пролетели, но опасение остается: у нас ведь руководство совершенно непредсказуемо. Однако я считаю, что руководство руководством, а на местах мы должны заниматься конкретными делами. Взять тот же горсовет, куда я баллотируюсь. Надо отодвинуть политику на задний план и заняться бюджетом, вопросами уборки и освещения улиц, субсидиями - всеми насущными для города вопросами. И при этом жестко контролировать исполнительную власть.

- Вы как кандидат что можете предложить в своей программе?

- Я бы сразу поставил проблему коммунальных платежей. Необходимо снизить их наполовину. ЖЭУ от повышения не выиграли абсолютно, может, лишь зарплата им стала регулярнее выплачиваться. Есть выходы. Например, доходы от аренды земли и помещений. Киоски, подвалы, офисы, склады, летние кафе - за все это платится, но ЖЭУ не достается ни копейки. И где эти деньги? Кроме того, у нас теперь немало вполне состоятельных людей. Они могут за квартиру вносить стопроцентную плату. Весь мир придерживается формулы: богатые платят за бедных.

Для меня, кроме того, было удивительным узнать, что при нехватке дворников (а их всего 20 процентов от требуемого) нельзя взять человека по трудовому соглашению. Скажем, пришел студент, хочет подработать, а его не берут: можно только на постоянную. Это тоже важный вопрос, касающийся чистоты в нашем городе.

Считаю, что нужно бюджет сделать совершенно прозрачным. Чтобы любой горожанин четко знал, куда идут его деньги как налогоплательщика.

Ну и, конечно, следует обратить внимание на медицину. Увеличить расходы на льготные лекарства. Подчас больные, особенно пожилого возраста, просто не могут купить себе лекарства, даже не самые дорогие. Мы должны больше средств вкладывать в медицину, это приведет к уменьшению вынужденных платных услуг, сделает доступнее дорогие методы обследования. Следует обратить внимание на зарплату медиков. И еще учителей. Это физическое и духовное здоровье нации. Говорю я это не потому, что сам врач. Просто эти люди обязаны быть сытыми, хорошо выглядеть и работать с удовольствием. Слишком ответственен их труд. Поэтому к нищенским федеральным ставкам нужны муниципальные надбавки.

- А у вас нет ностальгии по бесплатной медицине?

- Я понимаю, что сегодня медицина быть бесплатной во всем и для всех не может. Но я за разумный подход к этому. У людей должна быть альтернатива: одни лечатся бесплатно с минимальным, но достаточным набором медуслуг, а другие получают лечение, что называется, на все сто, но уже с использованием своего кошелька.

- С какими вопросами к вам чаще всего на встречах обращаются избиратели?

- Проблемы разные: недостаточное озеленение, освещение улиц, ремонт дорог, устранение привокзальной барахолки, закрытие движения на улице 1905 года, соцзащита инвалидов и пенсионеров, плохое теплоснабжение... Я сам как горожанин сталкиваюсь со многими из этих проблем. Пытаюсь что-то делать. В своем доме, например, жильцов организовал, сами остеклили подъезд: ЖЭУ-то не дождешься... Я бы пережил, но хочется и для других что-нибудь сделать.

- А может быть, вы идете в горсовет для лоббирования интересов Дорожной больницы?

- Такой цели для себя не ставлю, а вот подтягивать остальные медучреждения до уровня Дорожной - это другое дело.

- Вы что-нибудь обещаете людям?

- К сожалению, большинство кандидатов обещают больше, чем могут выполнить. Меня больные часто спрашивают: доктор, я буду слышать? Я всегда отвечаю: стопроцентную гарантию может дать лишь Господь Бог, но все, что зависит от меня, я сделаю. Так и здесь. Врачи лечат больных людей, депутаты - болезни общества. А душу должна лечить церковь.

- Каков ваш главный принцип?

- То, что хорошо для других, хорошо для меня. И еще: бороться честно, не поливая грязью соперников. Жизнь покажет, кто из нас достоин выбора народа.

- Что-нибудь пожелаете избирателям?

- Как врач - здоровья. Как гражданин - благополучия. И удачи. Без нее нельзя.

Публикация оплачена из средств избирательного фонда
кандидата в депутаты горсовета Пантюхина И.В.

Резонанс
Новости
77% сибиряков-автомобилистов помогают завести чужую заглохшую машину в морозный день. Но дающие «прикурить» владельцы авто рискуют вывести из строя электронные блоки управления (ЭБУ) из-за скачков напряжения. Каким моделям авто категорически противопоказано «прикуривать», выяснил корреспондент VN.ru. А также узнал способ, как обезопасить напичканую электроникой машину, если «прикурить» очень надо.  
«Очагом гласности» или «гнездом разврата» был клуб «Под интегралом» – споры не утихают полвека. Первый в СССР конкурс красоты и концерты запретных бардов в Академгородке принесли клубу молодых ученых громкую, но недолгую славу в хрущевскую оттепель. А его закрытие на пике славы добавляет романтики ярчайшей легенде эпохи строительства научного центра.
Установка автозапуска по датчику температуры экономит бензин по сравнению с автозапуском по таймеру и, по отзывам специалистов, срабатывает даже в самый лютый новосибирский мороз. Однако этот вариант хорош только тогда, когда оптимально выбрана температура запуска двигателя, а машина исправна и подготовлена к зиме.    
Неожиданно откровенный разговор о проблемах села и претензиях к работе местной власти района и сельсоветов сложился с Андреем Травниковым. В Баганском районе врио губератора Новосибирской области отметил сильные сельскохозяйственные предприятия, научный потенциал воспитанников Дома творчества и энтузиазм ветеранских движений и женсовета.
О случае выявленного мошенничества рассказали в Национальном медицинском исследовательском центре имени академика Мешалкина из Новосибирска. Аферисты, называясь семьей Боженко из Иркутской области, в мрачных подробностях описывают борьбу за жизнь своей «доченьки» и выпрашивают деньги. «На счету каждая копейка», — утверждают они.
Небольшое ЧП произошло в школе №160 Новосибирска. Обвалилась штукатурка вместе с пластиковой панелью, обрамлявшая окно. В результате двое детей получили шишки и ссадины. Медик их осмотрел, показаний для вызова скорой помощи не было.