Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Фильдекосовые чулки, будёновка и доха из суслика…

12.12.2006
Что носили новониколаевские-новосибирскиеобыватели? Какой парфюмерией и косметикой пользовались? Где отоваривались, мылись и стриглись? Как удовлетворяли свои половые потребности? Кого водили в номера?.. Обо всем этом — в только что увидевшей свет книге Екатерины Косяковой «Новый быт Сибирского Чикаго».

Как жили-были горожане восемь десятилетий назад

Что носили новониколаевские-новосибирские обыватели? Какой парфюмерией и косметикой пользовались? Где отоваривались, мылись и стриглись? Как удовлетворяли свои половые потребности? Кого водили в номера?.. Обо всем этом — в только что увидевшей свет книге Екатерины Косяковой «Новый быт Сибирского Чикаго».

Повседневное существование мирного обывателя, как правило, остается за кадром серьезных трудов историков и краеведов, которых интересуют по преимуществу громкие события и известные лица. Однако и на нэповских рынках, в харчевнях и трактирах, в номерах гостиниц и на вокзалах, в «нахаловках», элитных кварталах и домах свиданий кипела бурная каждодневная жизнь. И без этого тоже невозможно представить нашу историю.

За продуктами на нэповский базар

Базар Новониколаевска времен нэпа — место людное, динамичное. Рынки в 20-е годы были почти во всех районах города, однако самым посещаемым был Центральный базар — место привлекательное не только для продавцов и покупателей, но и для тех, кто просто желает развлечься, провести досуг. Сюда часто шли просто потолкаться: послушать слепых певцов и гармонистов, «поглазеть» на шарманщика с попугаем, вытягивающим из шляпы конвертики с предсказаниями судьбы, на мошенников, вовлекающих простодушных крестьян в сомнительные игры типа «веревочки«…

Железнодорожный вокзал в Новониколаевске

Базары были местом неспокойным. Отправляясь на рынок, обыватель должен был помнить о собственной безопасности. Источники сохранили сведения о том, что после Гражданской войны на рынках практически не было милиции. Частенько горожане страдали от далеко не безобидных забав хулиганов и банд беспризорников, которые устраивали драки и «кучи-малы», толкали покупателей в грязь, на бегу задирали подолы женских юбок и выдумывали разные другие способы опозорить и унизить посетителей.

В 1925 году на Центральном базаре выросли настоящие обжорные ряды, весьма напоминающие описанную публицистом Бахтиаровым в знаменитом «Брюхе Петербурга» — «обжорку», где предприимчивые торговки прямо на грязных ящиках выставляли на продажу пищу, которую тут же и готовили: жареные пирожки, пельмени, прочую снедь. Близ базарных пивных прогуливались женщины легкого поведения, искавшие в толпе потенциальных клиентов.

Любопытно, что многие продукты на рынках ценились в те годы совсем иначе, нежели сейчас. Один гусь, к примеру, стоил более чем в семь раз дороже тушки зайца и даже дороже одного фунта осетровой икры (приблизительно в 1,2 раза). Гусь считался лакомством праздничным и для многих горожан был недоступен. Высокую цену имел урюк, фунт которого приравнивался двум-трем фунтам грецких, или, как говорили в те годы, «кудрявых» орехов.

С началом сплошной коллективизации картина базарной торговли в Новосибирске сильно изменилась, и ее уже с большой натяжкой можно было назвать бойкой…

«Раньше ты носила юбки из «Торгсина«…»

Любители отечественного шансона, конечно, хорошо помнят незавидную судьбу Мурки, завязавшей с воровской жизнью, которой старые «товарищи» бросают суровый упрек — мол, подумай, «раньше ты носила юбки из «Торгсина«, лаковые туфли на высоком каблуке, а теперь ты носишь рваные галоши…». Торгсины — магазины с фантастическим предложением товаров, купить которые можно было только за валюту, золото или серебро, — были по меркам 30-х годов сказкой. Счастливцы, имевшие возможность отовариваться в Новосибирском «Торгсине» (существовал до 1935 года), лицезрели на его прилавках шерстяные джемперы и пуловеры, блузы из вискозы и жилеты, жакеты и кашне, детские костюмы и дамские шерстяные юбки и платья. Здесь выставлялись на продажу всевозможные меха.

Трамвай на площади Ленина

Именно в 30-е годы формируется новая эстетика, меняется представление о счастье, которое теперь ассоциируется с домом, где… «свежий ветер надувает снежно-белые занавески, где женщины одеты в крепдешин и креп-жоржет», в мечтах «будничная косоворотка меняется по случаю праздника или для похода в театр на бостонский костюм и сорочку с галстуком…», в мечтах «он — в пальто с каракулем, она — с «норочкой». Каракуль и норочка — все это, конечно, в «Торгсине».

Впрочем, одеться и обуться можно было и в других, менее изысканных магазинах, таких как павильон «Союзунивермага» на Ипподромском базаре, где торговали текстилем, обувью, головными уборами и меховыми изделиями. Комиссионные магазины в 30-е годы тоже пользовались спросом, они сами назначали цену, поэтому и притягивали подпольных предпринимателей, сдававших на комиссию вещи, которых днем с огнем было не найти в магазинах государственной торговли.

Партийная элита города имела собственные источники пополнения гардероба. К примеру, в 100-квартирном доме существовала обувная мастерская облисполкома. Там, по воспоминаниям старожилов Новосибирска, «шили туфли для жен начальников». В Новосибирске можно было заказать модное платье портнихе. До 1937 года этим ремеслом занимались даже иностранки. К примеру, в среде архитекторов нашего города спросом пользовались платья, которые шила американка Югас. Дамы месяцами ждали у нее своей очереди. Работали в городе и государственные ателье — к примеру, «Ростекстильторг», которое принимало заказы на пошив дамского верхнего и нижнего платья, мужских сорочек, халатов, пижам из трикотажного полотна.

«Щекотливая» тема

Интимная жизнь человека — немаловажный аспект его повседневного существования. И, естественно, время, место и конкретные социокультурные условия самым прямым образом отражаются и на том, как «человек реализует свои половые потребности».

Классическая форма проституции в виде борделей и домов свиданий, как известно, была строжайше запрещена советской властью, и «жрицы любви» переместились в тайные «притоны разврата», как говорили в 20–30-е годы. Закон карал лишь притоносодержателей, которые, как считалось, эксплуатировали женщин, вынужденных в силу каких-либо обстоятельств торговать своим телом.

На вопрос, кто и почему посещал новониколаевские притоны, едва ли можно ответить точно. Люди разного социального положения, материального и образовательного уровня могли быть уличены в посещении подобных мест. К примеру, при обнаружении уголовным розыском притона разврата в бараке гражданки Елизаветы Липсак на Кузнецкой улице выяснилось, что в ту злосчастную ночь в доме притоносодержательницы находились в качестве клиентов грамотный женатый заведующий мельницей крестьянин Георгий Паршнев и интеллигентный семейный горожанин, имеющий высшее образование и служащий агентом Владимир Коморзин. Из других уголовных дел узнаем, что притоны систематически посещали военнослужащие из Военного городка, летчики, приказчики… По данным доклада комиссии по борьбе с проституцией административного отдела Сибкрайисполкома, среди клиентов городских проституток всегда было много приезжих мужчин, к услугам таких женщин часто обращались военные, госслужащие, сотрудники кооперативов, рабочие и учащиеся. Безусловно, клиентами городских проституток являлись и лица из уголовной среды.

В начале 20-х в Новониколаевске распространились торговцы наркотиками, которые зачастую предлагали посетителям притонов наряду с «девицами» и зелье. Газеты писали о гибели наркоманов, например, некоего гражданина Едотова или корейского подданного по имени Сон Хвабои, которые неумеренно курили опиум. Новониколаевские искатели острых ощущений могли также купить у какого-нибудь китайского торговца Сун Чан Вена или Яна Дон Щи, а то и у местного «барыги» Мишки Серебренникова морфий, анашу или кокаин. Судя по свидетельствам новониколаевских газет, наркотические притоны создавались чаще китайцами. К примеру, в июле 1923 года был задержан китаец Тян Шоу Чи по кличке Васька Китаец, содержавший притон морфинистов и кокаинистов, а также скупавший краденое. Журналист, подписывавшийся «Серп«, так обрисовал один закаменский притон, в котором ему случилось побывать: «Старуха-самогонщица живет в длинном низеньком бараке, спрятанном крышами других домов. Заходим… В одной из комнат — девицы, трое пьяных и китаец нюхают кокаин, поднося его к носу на кончике перышка. Тут все: начиная самогоном и кончая девицами…».

Беспризорники

Статьи и заметки о притоносодержательстве в нашем городе печатались в газетах лишь до 30-х годов. Потом идеология сменилась, и рассказы о социальных недугах стали попадать на газетные страницы все реже. Последняя заметка о притоносодержательстве была опубликована в «Советской Сибири» в 1930 году. Описанный в газете случай интересен тем, что притон на Красном проспекте содержал фотограф Винницкий прямо в своей мастерской. У фотографа были изъяты порнографические снимки, и это чуть ли не единственное упоминание о распространении порнографии в Новониколаевске-Новосибирске в 1920–30-х годах.

Автор «Нового быта Сибирского Чикаго» Екатерина Косякова — молодой историк. В основе книги — материалы ее кандидатской диссертации, серьезно переработанные, освобожденные от «наукообразия» и приспособленные для широкого читательского круга.

Вышла книга в Издательском доме «Сибирская горница» (совместный проект с благотворительным фондом «Мемориальный комплекс маршала Покрышкина») в серии «Будаговская библиотека», которая представляет историческую и краеведческую литературу.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Битва за бюджетные места идет среди желающих учиться в вузах Новосибирска летом 2020. На специальность «Менеджмент» в НГУЭУ конкурс – более 100 человек на место, «Экономика» в НГТУ – 96 человек, «Переводчик английского языка и русского жестового языка» - 29 человек на место. «Африканистика» в НГУ – 22 человека на место. И это не предел – цифры растут ежедневно.
Двое мужчин в тельняшках попытались бесплатно забрать арбузы и дыни у торговца, применив силу. Видео инцидента разместили федеральные СМИ.
05.08.2020
Материальную помощь для подготовки школьников к новому учебному году могут получить многодетные семьи Новосибирска. Деньги из областного бюджета выплачивают на приобретение одежды и школьных принадлежностей.
04.08.2020 Жилье. ДОМ
В Новосибирске открылись продажи 17-этажного многоквартирного дома № 2 ЖК «Акация на Ватутина». Срок сдачи жилого комплекса – первый квартал 2022 года. Стоимость квартир в новом доме начинается от 1,62 млн.
Еще один участок дорожного полотна после реконструкции тестируют специалисты. Четыре километра трассы Новосибирск-Колывань-Томск после ремонта должны выдержать и непогоду, и испытания большегрузами.
День города 2020 жители Искитима отметят в субботу, 8 августа. И-за пандемии коронавируса праздник пройдет в новом формате - онлайн, массовых мероприятий на улицах города не планируется. Не будет и фейерверка.

x^