Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Две таблетки от сна

2007-06-30

Несколько лет назад автор этих строк попал в больницу. Больница была хорошая, железнодорожная. А больные в палате были лежачие. Телевизор всем надоел до чертиков, и однажды как-то сам собой получился очень поздний вечер устных рассказов. В книгах такие не печатают. Это какие-то странные не то байки, не то взрослые страшилки. Вот эти две мне запомнились лучше всего…

Счастье

Одна женщина на краю Первомайки жила, около кладбища. У нее пятеро детей было, а муж умер. Старшие сын и дочь уже свои семьи имели, а трое — с ней. Все жалели ее, но говорили, что когда-то она была счастлива, так как мужа сильно любила, а он — ее. И любовь у них была такая сильная, что выпадает на долю человека только раз в миллион. Так бывает: он один из миллиона и она.

Она на Инской работала. И после смерти мужа чуть не каждый день ходила на могилу к нему. Летом придет — былинку вырвет, зимой — снег с надгробья смахнет. Любила и после смерти.

Но вот однажды на День железнодорожника собрали их в Доме культуры. А она хорошо и долго уже работала. И стали вручать грамоты и подарки разные. Один большой железнодорожный начальник, когда очередь дошла до нее, протянул ей грамоту, пожал руку, и тут же с ним что-то сделалось: побледнел весь, и плохо ему как будто стало. Потом, когда концерт для всех начался, он велел её найти. Ему привели. Он говорит:

— Извините, сам не пойму, что такое со мной происходит, но жить без вас не могу!

А она говорит:

— Я знаю, это судьба! Вы из второго миллиона будете!

Он спрашивает:

— Из какого такого миллиона?

Ну, она и объяснила ему, что настоящая любовь один раз на миллион случается, и что у нее уже была настоящая любовь и мужа она схоронила, но сейчас поняла, что судьба дала ей новое испытание, и он из второго миллиона.

Тогда он пришел домой и говорит жене:

— Прости, но полюбил я! Дети у нас уже взрослые, я жалеть и помогать тебе буду, но ухожу, потому что такая судьба: не могу мучить тебя и себя!

И стали они жить сначала около кладбища и вместе на могилу ее первого мужа ходили. Но потом начальнику дали новую хорошую квартиру, и они переехали. И вот просыпается она однажды ночью — за окном, как обычно, поезда стучат, и кто-то тихо скребется в окно квартиры. Она подошла к окну, а там мужчина из темноты ей рукой машет: выйди, мол!

Но она испугалась и не вышла. И так стало повторяться каждую ночь: ровно в двенадцать часов кто-то в окно скребет, а она только под одеялом к мужу прижимается, но не говорит ему, что такое с ней.

Устала она, решила съездить на могилу мужа одна. Привезла на родительский день цветов, конфеты, ну, все как положено. Убрала старую траву, присела на скамеечку на солнышке. А тут к ней подходит старая женщина и говорит:

— Ты будешь жить спокойно, но нынешний муж должен будет простым рабочим на железную дорогу перейти, как и первый. Ты скажи ему: если он согласен, то покойный перестанет беспокоить тебя!

Она заплакала, вернулась домой и все рассказала мужу. Он помрачнел и сделал вид, что не поверил. А ночью снова пришел покойник и скребется в окно. Живой муж вышел и пошел к нему.

— Оставь, пожалуйста, ее! — говорит. — Мертвым — земля, живым — жить! У нас тоже раз на миллион чувство выпало!

Ничего не сказал покойник и ушел. Но по-прежнему стал приходить к ним каждую ночь под окно и будить.

Она уже совсем извелась, да и муж тоже. Не верил он в слова старой женщины, да и не хотел, видно, верить. Однажды она пришла с работы домой, а его нет. Кой-какие вещи собрал и ушел к прежней жене.

И перестал покойник к ней под окно являться. Но она с тех пор сохнуть стала. Дети совсем повырастали, кто куда разъехались. А она все сохнет и сохнет. Потом эту квартиру продала, снова переехала на окраину, к кладбищу, и стала от тоски снова на могилу ходить. Ходит и ходит вечерами. Но вот однажды сидит на скамейке снова на родительский день на солнышке и видит: опять к ней та старая женщина идет. Подходит и говорит:

— Твоему второму мужу плохо, болеет он. Навести его, он сейчас в больнице!

Она прямо с кладбища поехала в больницу и едва узнала мужа: худой, бледный и постарел очень. Обнялись они и заплакали, и он вернулся к ней. Вечером сходили они вместе на могилу первого мужа, а когда наступила полночь, очень волновались: придет или не придет?

Не пришел. И с тех пор они живут счастливо. Хотя какое это уже счастье? Обоим за шестьдесят, внуки подрастают кто где, заботы, болезни — словом, все как у людей. На могилу давно не каждый день ходят, но покойник не появляется. Все успокоилось. Только когда перебирают старые фотографии, где они жили сначала отдельно друг от друга, а потом вместе, то вспоминают, что счастье им непростое досталось, одна любовь на миллион.

Фотограф

Он был фотографом. Хорошим фотографом. Его снимки публиковали многие газеты и журналы. И еще одной давней страстью его была опера. Новый директор театра переманил из Питера в Новосибирск классную молодую певицу. Неизвестно, почему она не прижилась в Мариинке: наверное, чем-то обидели или обошли новую звездочку, а ей хотелось быть звездой. И она приехала в Новосибирск и хорошо пела.

Впервые он увидел ее в «Богеме» и понял, что пропал. Жена посмеивалась над ним и говорила, что девочка, конечно, хорошая, и попка у нее, что надо, но до настоящей солистки ей еще расти да расти.

Он стал посещать все спектакли с ее участием и все больше чувствовал, что пропадает совсем. Весной, когда один известный журнал затеял цикл публикаций «Наши — на грядках», он напросился к ней с мужем на дачу. Муж, тоже певец, но талантом пониже, а возрастом постарше, встретил его с электрички на станции, где были дачи многих из оперного. Он провел с ними несколько часов, фотоочерк получился удачный, все в городе его заметили и хвалили, а в оперном вырезку из газеты повесили на самом видном месте административных коридоров.

И тогда он понял, что пропал совсем. Он встречал ее после спектакля у служебного входа и, держась на расстоянии, провожал домой. На каждое представление приходил с цветами, хотя был небогат, и передавал их через девочек, которые обегали после занавеса оркестровую яму и вручали цветы ей, когда артисты выходили на поклоны. Она настороженно посматривала на него, потому что уже знала: чьи цветы и кто сопровождает ее после спектаклей.

У него была хорошая большая квартира, доставшаяся от отца, известного художника, и когда вечерами он поднимался по лестничным маршам, потому что в старом доме не было лифтов, то старался держаться поближе к стене и подальше от поручней. Лестничная клетка угловатой спиралью уходила вниз, в пустоту, и он стал бояться высоты и всего, что связано с ней. Во-первых, потому, что стал пить, а у пьяниц, как известно, не все в порядке с вестибулярным аппаратом, и, во-вторых, он помнил, что другой человек, друг отца, разбился в таком же доме, прыгнув в пролет.

Свою комнату он оборудовал, как часть декораций, под мансарду из «Богемы», изготовил много театральных костюмов, в которых пела она, часто надевал ее платья, научился пользоваться гримом и стоял перед зеркалом, воображая, что он — это она, и, изможденный любовью, ложился спать.

Жена стала всерьез опасаться за его рассудок и осторожно повела речь о том, чтобы показаться врачу. Сначала он вспылил, но потом уговорил ее потерпеть: мол, пройдет это наваждение, но оно не проходило. Ему становилось все тяжелее, хотя он бывал необыкновенно счастлив, когда видел ее на сцене или издали на улице, и вполне получал удовлетворение, когда смотрелся в ее костюме в зеркало.

Однажды вечером ее муж перед служебным входом в театр встретил его и попросил оставить ее в покое. «Хорошо!» — коротко сказал он и стал собирать деньги на операцию. Он решил сменить пол, но в клинике ему сказали, что это невозможно без согласия жены. Тогда он развелся с женой, занял еще денег и превратился в Нее.

Об этом узнали в театре и в городе, и ему нужно было уехать. Что он и сделал.

Прошло немало лет, она стала известной артисткой, давно развелась с прежним мужем, говорят, что у нее было еще несколько близких мужчин. Но каждый раз в финале «Богемы» девочка, стараясь быть первой, подбегала к ней с букетом цветов, и она знала, от кого это.

Потом она заболела, потеряла голос и стала преподавать в консерватории. На юбилей известной в прошлом певицы и вокального педагога собралось много гостей, приехали друзья из Питера. После громких официальных поздравлений за кулисами к ней подошла пожилая женщина и тоже преподнесла букет цветов. Она внимательно посмотрела на женщину и сказала:

— Если верить, что жизнь — это накопление впечатлений, то вы — изумруд моего прошлого.

А он спросил:

— Почему не бриллиант?

И она сказала:

— Могли бы быть и бриллиантом, но вы чего-то испугались тогда. А жаль! Но, согласитесь, изумруд тоже хорошо. В нем есть тайна, бриллианты какие-то безликие, хоть и сверкают сильнее других камней. Вы самый дорогой мой камень — изумруд!

— Тогда вы — мой рубин! — сказал он.

— Почему? — спросила она.

— В вас вся моя кровь, боль, печаль и счастье!

Она немного задумалась и потом сказала:

— Может быть, вы счастливее меня, и ваша коллекция камней стоит намного дороже!

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Непрерывный писк аппаратов ИВЛ въедается в мозг. Пот ручейками стекает по спине и лицу, щиплет глаза и сквозь запотевшие очки видны лишь силуэты неподвижно лежащих, стонущих людей. Мы побывали в «красной зоне» реанимации инфекционного госпиталя №25 и своими глазами увидели, к каким последствиям приводит легкомыслие окружающих.
Взять себя в руки и не поддаваться панике в разгар эпидемии коронавируса призывают психологи. Стресс губительно влияет на иммунитет, который сейчас под угрозой, а запасы лекарств, сделанные наобум, принесут больше вреда, чем пользы. Почему мы боимся и что с этим делать, VN.ru рассказал психолог Игорь Лях.
В стране рекордно подорожало подсолнечное масло. Оптовые цены выросли в среднем на три тысячи рублей за тонну. Как это отразилось на розничных ценах в магазинах Новосибирска, узнали корреспонденты ОТС.
Три месяца в пути провела жительница Новосибирска, 42-летняя мотопутешественница Екатерина Дроздова. Женщина проехала на своем байке 27 тысяч километров, побывала в 14 городах России и даже забралась на Эльбрус. И все это - во время эпидемии коронавируса. Своими впечатлениями о путешествии Екатерина поделилась с корреспондентами VN.ru.
В Новосибирской области в рамках прививочной кампании вакцину от гриппа получили уже более 40% жителей – или порядка 1,2 миллиона человек. Об этом сообщил 22 октября министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов.
Занимается дрессировкой собак 14-летняя школьница Вера Несоленова из Кокошино Чулымского района. Несмотря на юный возраст, она уже довольно опытная в этом деле. В восемь лет Вера предпочитала играть не со сверстниками, а со своей собакой, дворнягой Гердой. Чтобы лучше понимать питомца, начала изучать повадки, пробовала давать команды. После неудачных попыток стала читать специальную литературу.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^