Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Обыкновенное чудо Книги

14.12.2007
2007 год, как известно, был Годом русского языка. Именно Русскому языку и Его Величеству Книге будет посвящен специальный выпуск журнала «Сибирская горница».

Что читают известные люди нашего города

2007 год, как известно, был объявлен Годом русского языка. Именно Русскому языку и Его Величеству Книге будет посвящено последнее в уходящем году заседание гуманитарно-просветительского клуба «Зажги свечу». К этому примечательному событию приурочен и специальный выпуск журнала «Сибирская горница», главный редактор которого — член клуба писатель Михаил Щукин…

На страницах журнала свои «сочинения на заданную тему» представляют известные люди города -писатели и художники, математики и врачи, физики и экономисты. Все они рассказывают о главных в своей жизни книгах, размышляют о Книге как обязательной составляющей человеческого бытия и о печальных причинах, которые привели нашу страну к утрате позиций самой читающей.

Среди авторов — академик Влаиль Казначеев, народные артисты Юрий Усачев и Иван Ромашко, художники Александр Чернобровцев и Александр Таиров, доктора медицинских наук Любовь Куделя и Наталья Пасман, доктор философских наук Евгений Гуренко…

Верные рыцари Прекрасной Дамы

Владимир Алексеев, пожалуй, самый «книжный человек» из всех, кто высказывается на журнальных страницах. Для заведующего отделом редких книг и рукописей ГПНТБ, кандидата филологических наук общение с книгами — профессия. Кроме того, это каждодневное общение с ними доставляет ему «ни с чем не сравнимое удовольствие, самую большую тихую и светлую радость»…

Его очерк — это настоящая поэма и гимн Книге: «Здесь нахожу утешение в горестях, умеряю восторг в радостях, поверяю сокровенное, нахожу новое, забываю старое…»

Его первое знакомство с Книгой состоялось в послевоенной Москве, в многосемейной коммунальной квартире в Третьем Самотёчном переулке. Он до сих пор в мельчайших подробностях помнит, как в награду за его примерное поведение из книжного ящика мама или одна из его тетушек извлекала огромную зеленую книгу. «Она была вложена в футляр с полукруглыми вырезами по краям для пальцев, одета в суперобложку». Самостоятельно читать он еще не умел, но восторг вызывало предвкушение чтения вслух взрослыми, «перелистывание пахнущих совершенно по-особому плотных страниц, рассматривание чудесных картинок». Это была «Малахитовая шкатулка» Бажова — «завораживающие сказы о вещах малознаемых и чудесных». Послевоенное, украшенное знаменитыми тогда художниками издание, ставшее в последующие времена редкостью.

Самыми счастливыми для будущего «книжного человека» Владимира Алексеева были те незабываемые дни, когда добрая и ласковая тетушка Надежда, всю жизнь работавшая в книжных магазинах, брала его с собой на работу. Книжный магазин в Сокольниках! Целый день в окружении книг! «Пахнущие еще свежей типографской краской и клеем книги магнетически притягивали меня, заставляли открывать и вдыхать их острый, пряный аромат, суливший, как казалось (верно казалось!) уже тогда, невероятные и чудные открытия!»…

«Книга — это гениальное изобретение человека, — заканчивает свой очерк автор. — Эта форма органично соответствует человеческому способу интеллектуальной работы. Поэтому, я думаю, она не скоро изживет себя». И далее: «Книга оказывается той Прекрасной Дамой, которой можно по-рыцарски служить всю жизнь»…

Другие авторы журнала тоже, судя по их эссе, готовы преклонить колена перед этой Прекрасной Дамой. Вновь и вновь припадая к этой сокровищнице мыслей, не переставая изумляться этому бездонному потоку впечатлений, эмоций, ощущений и чувств, который несет Книга и который никогда не мелеет…

Любовь к литературе и поцелуй в маковку

Наталья Пасман, профессор, доктор медицинских наук, среди самых любимых книг называет «Мастера и Маргариту» Булгакова…

Для Евгения Гуренко, доктора философских наук, профессора, вице-президента клуба «Зажги свечу», главной книгой жизни стал «Фауст» Гете. Именно этому «посланию человечеству», «земному Евангелию», «светской библии», «книге на все времена», «величайшему созданию поэтического духа» посвящает он свое написанное с поистине космическим размахом мысли и глубиной проникновения в тайные и явные смыслы эссе…

Для Александра Чернобровцева, художника-монументалиста, автора монумента Славы, большая литература началась с «Дон Кихота» Сервантеса. Книгу он прочитал во время войны в санитарном вагоне, где они с матерью ехали с ранеными из тыловых госпиталей. Книга, купленная перед отъездом, и буханка хлеба стоили одинаково: 70 рублей…

А у Владимира Шамова — писателя, автора Обинушки и Городовичка, вице-президента клуба «Зажги свечу», любви с первого взгляда с книгой не получилось. Конечно, ему читали всё, что положено читать ребенку, и пытались приучать к чтению. Но он предпочитал проводить целые дни на улице, и все попытки усадить его за книгу расценивал как попытки надеть на него узду домоседства. Но ситуацию — было это во втором классе — переломил детектив «Дело пестрых». И началось запойное чтение: «Три мушкетера», «Двадцать лет спустя»… Потом были «Два капитана» Вениамина Каверина, «Квентин Дорвард», «Зверобой», «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна«, «Человек-амфибия». Артем, матрос Жухрай, Павка Корчагин. Все мальчишки и девчонки его времени читали эти книжки и жили жизнью их героев. «Как закалялась сталь« для моего поколения в ранней юности была книгой книг… Павка Корчагин, его первая любовь Тоня утвердили внутренний кодекс отношения к девушкам».

Отношения с русской классикой у будущего писателя тоже сложились далеко не сразу. Поначалу, из-за школьной обязательности, она казалась скучной, непонятной и занудной: «Катерина как луч…», «Проблема отцов и детей…», «Герой нашего ли времени…». Так было до девятого класса, пока в школе не появилась новая учительница литературы Лидия Ивановна, Лидушка, как они ее звали… После своего сочинения на вольную тему, которое Шамов начал словами: «Когда я был маленьким, я любил слушать бурю…», он получил свою «минуту славы»: чтение сочинения перед всем классом. А от учительницы — поцелуй в макушку и дружбу, которая продолжается до сих пор. «Она постоянно любила что-нибудь вытворять», — читаем о любимой учительнице. И далее: «Лидии Ивановне я привожу каждую свою книжку и каждый раз слышу: «Вовка, ты у меня писателем стал!« И поцелуй в маковку»…

У каждого из авторов специального выпуска «Зажги свечу» был свой особый человек, благодаря которому произошло «причащение» к Книге. Это мог быть школьный учитель, сосед по подъезду, бабушка или мама. И благодарность к такому человеку «книжные люди» пронесли через всю свою жизнь.

О музыке слова и негаэнтропии

Владимир Гусев, народный артист России, главный дирижер Академического оркестра русских народных инструментов, признается, что смотрит на литературу сквозь призму своей профессии: «Мне очень важно, чтобы была в слове музыкальность, внутренний ритм. Очень важен темп, в котором развивается сюжет. Наконец, образная часть произведения. Все это вместе встретить сложно, но я не оставляю надежды…»

Музыку он находит, в частности, в книгах одноклубника Михаила Щукина. С удовольствием прочитал первую часть его романа «Ямщины». Теперь ждет не дождется, когда появится вторая! Из книг предпочитает мемуарный жанр, много читает специализированной литературы об истории музыки, о композиторах. Не прочь «проглотить» и хороший детектив… Ну и, конечно, классика: Чехов, Толстой, Роллан, Драйзер….

У физика Леонида Зотова, кандидата технических наук, доцента НГТУ, автора новосибирских фонтанов — свои отношения с Книгой и своя «музыка». Он даже вывел интересную формулу чтения, которая строится на законах «благодати и порядка». Дословно так: «Если в одно место, в один отрезок пространства внести больше порядка, то в другом месте этот порядок появится как следствие, — читаем в его «сочинении«. — Грубо говоря, если ты помыл пол, то приготовить обед тебе будет легче, чем обычно. А если ты прочел хорошую книгу, то это может положительно сказаться на твоем здоровье. Собственно, тогда болезни стоит воспринимать как отсутствие порядка внутри систем организма. В частности, я, когда читаю произведения классиков художественной литературы, ощущаю благодать или порядок, негаэнтропию. Информация, которая содержится в этих книгах, благотворно влияет на умонастроение, внутреннюю самоорганизацию». Негаэнтропийный поток для Зотова исходит, например, от сочинений Чехова и Бунина…

«Белые вороны»

Если бы даже авторы всех этих «сочинений» не признавались в своей любви к Книге и не приводили длинных списков особо любимых произведений, узнать в них «книжных людей» можно было бы без особого труда. Это угадывается в их умении мыслить и излагать, в необыкновенной ритмике их речи, занимательности их повествования и метафоричности их языка. Вслед за Гусевым можно сказать, что в этих очерках есть своя музыка.

А кроме того, за каждым очерком стоит личность поистине необыкновенная. Неслучайно в клубе «Зажги свечу» существует специальный орден Белой Вороны. Им, к примеру, награжден Владимир Алексеев. Соклубники не перестают изумляться его поразительной способности, возвращаясь из очередной экспедиции с книгой 1624 года выпуска, говорить о находке вдохновенно и часами и при этом пропустить момент, когда в государстве поменяется правительство…

А разве не белая ворона «бухгалтер», знающий наизусть всего Пушкина, Александр Шапошников. Редакция журнала не удерживается от соблазна написать предваряющий его эссе мини-очерк. «Александр Арсеньевич Шапошников — человек разносторонних интересов. Он доктор наук, профессор, действительный член двух академий, заведующий кафедрой аудита Университета экономики и управления. Но это еще не все. Более сорока лет он активно занимается горными лыжами, парусным спортом, летает на параплане, исследует жизнь и творчество Пушкина и путешествует. По доброму совету и примеру своего друга Юрия Визбора, Александр Арсеньевич привык совмещать «приятное с полезным», поэтому бухгалтерский конгресс в Вене часто завершается на снежных кручах австрийских Альп, а конференция в Петербурге заканчивается парусной гонкой Питер-Таллин. А затем все эти впечатления «выплескиваются» на страницы его книг «Собранье пестрых глав» (Новосибирск, 2000 г.), «Разрешите вам напомнить о себе» (Новосибирск, 2006)…

Остается только лишний раз порадоваться за тех, кому посчастливилось попасть в это магическое, волшебное поле, называемое Чтением Книги, и искренне посочувствовать тем, кто в это поле, увы, не попал…

Резонанс
Новости
18.10.2018
Штормовой ветер и мокрый снег ожидаются в Новосибирской области в ближайшие сутки. В ночь с 18 на 19 октября в регионе объявлено экстренное предупреждение.
Организовали волонтеров с помощью соцсетей и спасли несколько тонн рыбы. Операцию провели на шлюзовом канале в Новосибирске.

Пройдут только свои. Жители нескольких многоквартирников в Железнодорожном районе Новосибирска вступили в конфликт из-за того, что ТСЖ одного из домов устанавливает забор вокруг здания. Противники утверждают – это ограничит проезд транспорта и затруднит движение пешеходам.
Новую установку по проверке качества дорожного полотна протестировали в окресностях Барышево. Сама по себе пресс-машина не большая, но выполнить может немалый объем работы.
Чиновник с «жестким характером» – начальник управления архитектурно-строительной инспекции мэрии Новосибирска Анатолий Мотыга – написал заявление об увольнении. Этот пост он занимал 15 лет. Отставка Мотыги совпала с подготовкой строительства бизнес-центра рядом с лицеем №22, которая возмутила общественность.

Урбанисты все чаще говорят о том, что в городских микрорайонах нужны площадки, которые будут привлекать жителей со всех окрестных улиц, станут точками притяжения для соседей, местом встреч, знакомств, отдыха. Как раз такие места в каждом районе Новосибирска и будут созданы в рамках проекта «Территория детства».