Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Цена истории

19.02.2008
Институт археологии и этнографии разработал методику оценки ущерба, нанесенного разрушением памятников археологии. Практику можно применять и при варварском отношении к памятникам архитектуры…

Сотрудники Института археологии и этнографии СО РАН разработали методику оценки ущерба, нанесенного в результате разрушения памятников археологии

Фото Сергея ПЕРМИНА

В пятницу она была обсуждена и одобрена рабочей группой, созданной комитетом по культуре, образованию, науке, спорту и молодежной политике Новосибирского областного Совета депутатов. Поводом для сбора группы стало обращение в областной Совет группы ученых Института археологии и этнографии СО РАН, озабоченных сложившейся практикой оценки нанесенного государству ущерба в результате разрушения памятников археологии, сообщает пресс-служба облсовета. Сегодня он оценивается лишь суммой, необходимой на исследование археологического памятника, и нарушителю, конечно, выгоднее заплатить штраф в процессе или после завершения строительства, а не финансировать необходимые археологические работы до начала активного землепользования. В результате такой «экономии», считают ученые, бизнес получает прибыль за счет ущерба, наносимого государству, которому принадлежат в качестве объектов культурного наследия все археологические памятники.

Участники заседания намерены передать депутатам облсовета полученные от ученых наработки, чтобы те уже обратились в Государственную думу с законодательной инициативой. Известно, что по действующему законодательству только Госдума может внести изменения в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». Но предложения сотрудников Института археологии и этнографии могут быть использованы и сейчас, хотя и в рекомендательной форме. Была поддержана и идея создания экспертной комиссии из авторитетных специалистов, к которой могли бы обращаться суды при рассмотрении исков, касающихся памятников истории и культуры.

Думается, поднятая проблема не менее актуальна и с точки зрения уничтожения памятников архитектуры — болезненный вопрос для города. Примеров гибели памятников истории и культуры у нас, к сожалению, достаточно. О разрушении одного из самых старых зданий, с которых начинался Новосибирск, — на Шамшурина, 41 — «ВН» писал в своем номере за 8 августа 2006 года.

«Еще недавно слева от пригородного вокзала стояла древняя одноэтажная деревянная развалюха — бывший барак, бывший офис, штаб-квартира лиц «без определенного места жительства», — писала тогда «Вечерка«. — И — по совместительству — памятник архитектуры регионального значения, один из тех домов, с которых начинался Новосибирск. Дом простоял на месте 113 лет (несчастливое число!). И вдруг исчез. В буквальном смысле — просто в один прекрасный день на месте дома на Шамшурина, 41 не оказалось ни дома, ни следов сноса. Ни виновников происшествия».

Его архитектурная ценность сомнительна, но все-таки именно здесь жили «отцы города» — его первые строители. Поэтому после заключения экспертной комиссии, проводившей обследование здания в 1981 году, по согласованию с Новосибирским облисполкомом и Министерством культуры в 1990 году дом был признан памятником истории и культуры. Правда, в дальнейшем он был продан коммерческой фирме «ЕвроСибИнтернешнл», и продажа эта была проведена с нарушениями законодательства, сообщала тогда пресс-служба облсовета.

О печальной судьбе этого дома напомнил на заседании рабочей группы заместитель председателя комитета Александр Илющенко. Но таких, канувших в Лету, памятников архитектуры в Новосибирске немало. Сожалея о потерянном, нужно думать о нынешних, еще пока существующих на лице города. По словам Александра Илющенко, положение могла бы изменить квалифицированная оценка ущерба, нанесенного памятникам истории и культуры. Другими словами, пример ученых-археологов должен быть расширен. В частности, каждое здание должно — и, думается, будет — оцениваться, конечно же, не с точки зрения его износа, а с учетом ценности, которую оно собой представляет как памятник архитектуры и истории.

Вам было интересто?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
25 мая Губернатор Новосибирской области Андрей Травников посетил с рабочей поездкой город Искитим. В поездке его сопровождали председатель Законодательного собрания Андрей Шимкив, руководители министерств и ведомств правительства Новосибирской области.
Запуск цифровых воздушных змеев состоялся в Новосибирске 25 мая. 22 воздушных змея, символизирующие собой новый этап развития телевидения – переход на цифровое эфирное вещание.
Носятся по этажам, выбегают на недостроенные балконы, кидают сверху мусор – дети на Затулинском жилмассиве Новосибирска облюбовали для игр недостроенную высотку, сообщили местные СМИ. Этим заинтересовались в прокуратуре.
Мама-утка бросила выводок птенцов у Димитровского моста в Новосибирске. Как пояснили эксперты, птица испытала большой стресс из-за автотранспорта и потому улетела. Утят пришлось спасать волонтерам.
«До сих пор не могу поверить, что все это происходит с моей семьей», - говорит Александр Охотин, 25-летний житель Бердска Новосибирской области. Он стал знаменит в одночасье после скандала с начмедом бердской ЦГБ Надеждой Шахатовой.
Споры о том, какая из библиотек области старше всех, не умолкают. Первые сибирские книгохранилища выживали в экстремальных условиях: кочевали по особнякам и квартирам, закрывались по финансовым причинам, страдали от пожаров и дождей, но вновь и вновь распахивали двери для читателей. С почетном списке долгожителей — библиотеки имени Толстого, Чехова, Гоголя... Однако не многие знают, что самая старая библиотека Западной Сибири находится в Куйбышеве (прежнее название города — Каинск). Опубликовано в газете «Советская Сибирь» №21 от 22 мая 2019 года.