Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Татьяна Злыгостева

25.12.2008 00:00:00

За неимением человека мы
созерцаем след
На листе — от ручки, карандаша:
Так отсутствие делает пируэт,
Но это лучше, чем ни шиша.
И, пока цветные воланы юбки
Цепляются судорожно о мебель,
Я думаю: «Где же рюмки,
И в какую вазу поставить цветочный стебель?»
И нож объявляет свой приговор
Румяной корочке пирога,
И запинается о ковер
В чулок затянутая нога.
Черно-белые
вещи ведут себя все-таки адекватней —
Шашки, клавиши, мысли, в конце концов.
А со звучащей речью мне ни черта не сладить —
Этот сложный компот из слов
(Персик, манго, клубника, киви)
Все труднее заглатывать, четко артикулировать.
Кстати, забыла тебе сказать, у людей, которых недолюбили,
Глаза — начинают фосфоресцировать.


Третий этаж был логовом тополей:
Раскроешь рамы — самая гуща веток.
И вас, и ваших веселых деток
Потом срубили. Учителей,
Одноклассников — я не помню,
Не помню, о чем учебники говорили.
Сквозь воспоминаний каменоломню
Только одно — срубили:
Корни въедались в обшивку труб,
И плавал по полу пух —
И парк превратили в труп,
И осенний огонь — потух,
И весенний прилив — затих.
С тех пор значительно изменились
Контуры многих карт.
Дни превращались в стих,
А стихи — не переводились,
И давно забылись трущобы парт.
Теперь — каждый год наступает лето,
И кто-то
рубит, а кто-то сеет,
И кто-то
 — здесь, а другие — где-то,
Жизнь — не скудеет, но зреет, зреет.
И снова-заново
ждет, рожает
Растит, лелеет сыра земля
Каштаны, яблони, вязы, клены,
И серебристые тополя.
И то шумит водопад зеленый,
Что пусть не скоро, но время подорожает —
Не всем, не прочим — но для меня.


Пусть будет до цоколя облицовано
Узорной плиткой стихотворение,
Пусть будут тщательно прорисованы
И животные, и растения,
Пусть будет в порах слогов и букв
Осенний воздух — осенний свист:
Когда из древесных рук
Выпадает последний лист.
Пусть будут книги, которые не купить,
Пусть будут овощи на базаре,
Пусть будет что есть и пить
И нищему на вокзале,
И мне, и тебе, и вот этой тетке,
Пусть никто не скудеет, не умирает,
Пусть все покупают шмотки,
Пусть дети всегда играют.
Пусть. А Ты — незаметно спустишься
С самых что ни на есть небес
И скажешь — не зря я мучился,
Не зря я умер, не зря — воскрес.


Железная мятая роза отеля
Marques de Riscal,
Цвета бензина, растекшегося по луже,
Где спа — это только начало списка,
И вино на завтрак, обед и ужин.
Никто не останется равнодушен.
Игрушечные ландшафты сонного Лангенберга,
Где покой уставшему уготован,
И розоватый клевер рассыпан мелко
На зеленом газоне возле любого дома.
Никто не будет заинтригован.
Пьяные танцы бетонных многоэтажек
В прибрежной части обычного Дюссельдорфа.
Большое здание Эрмитажа,
Фонтаны летнего Петергофа.
Здесь красиво, а дома плохо.
И тут, где нет никаких вопросов,
(Архитектурой господь
отслежен) —
Собор, в оправе из контрфорсов,
Массивный — в зуме, далекий — нежен.
Никто не останется безутешен.
И везде — где мрамор, стекло, гранит,
Где любое виденье — для глаза лекарь,
Только личный фактор способен испортить вид,
Например,бессердечное равнодушие любимого человека.


Где баннер висит, разукрашен,
Где в пластик зашит павильон, —
Никто не бывает влюблен,
Раздосадован, ошарашен.
Где каждый твой шаг — не важен,
Где каждая вещь — не Ваше,
Где шляется наша раша
По подъездам многоэтажек,
Там — держишь в кармане фигу
И боишься, чтоб друг не спился,
А если чего добился,
То руки умой, амиго.
Где думаешь: «Как бы так бы?»
А вслух говоришь: «Ну что вы!»
Где выглядишь нездорово
В тусклом свете казенной лампы,
Там — осень пришла и села
Со мной на одну скамейку
И мне говорит: «Сестричка,
У времени сети клейки,
Но я все равно успела
На последнюю электричку».


Сырость травы обещает ночь,
Полную запахов до краев.
Тишину пытается растолочь
В пыль железнодорожный рев,
А куст малины вздыхает спело.
Вермут, сахар-песок, печенье.
Не заметив, что солнце село,
Георгин продолжает самосожженье.
Вот комета (август!) ушла в пике —
И куда-то
туда, за крышу.
Продолжай говорить на неведомом языке —
Все равно я тебя не слышу.


На балконе, с яблоком, с сигаретой,
Весной две тысячи седьмого года,
Невыносимо, яростно согрета
Апрельским солнцем, первой нотой
Светло-зеленого
курсива
По всем деревьям — по всей округе,
Я осторожно и терпеливо
Вплетаю звуки
В живые блики, в соцветья плоти
Весенней дали, весенней мути,
Когда в угаре, когда в полете
Цветные нити. И вдруг, до жути
Осознанно: тщетно и понапрасну,
Зазря.
Так странно, горько, но жизнь прекрасна —
И без меня.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
26.08.2021 фото
Отец троих детей Владимир Шавров создал дома фабрику по производству солдатиков из пластика и наладил продажу игрушечных армий по интернету. Корреспондент VN.ru Наталья Нашталова поговорила с Владимиром и узнала, какие солдаты идут нарасхват, а какие пылятся на полках.

02.09.2021 Видео
Выпуск киножурнала «Сибирь на экране» выкупили и оцифровали выпускники новосибирской школы №12. «В 1980 году я пошел в 1 класс. И в этот день Западно-Сибирская студия кинохроники снимала репортаж для киножурнала «Сибирь на экране» №35 о моем классе», – рассказывает один из героев фильма.

31.08.2021 фото
Удивительные грибы обнаружены под Новосибирском в районе реки Бердь. Жительница Новосибирской области Светлана Чиркина поехала на рыбалку, но вместо рыбы нашла поляну с большими шаровидными грибами. Каждый — размером с футбольный мяч.