Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Вот и свела судьба, вот и свела судьба нас...»

11.11.2009 00:00:00
Елена Аникина
«Вот и свела судьба,   вот и свела судьба нас...»
Песни легендарного Валерия Ободзинского теперь поёт Александр Ободзинский.

Два имени — Ведищева и Ободзинский — как будто из ниоткуда легли на глянец современной рекламы. Как будто не было тридцати лет... Снова рядом — блистательная, звонкоголосая Аида Ведищева и лиричный, обаятельный Валерий Ободзинский. Но на нынешних афишах рядом с легендарной фамилией Ободзинсий стоит новое имя — Александр...

 — Александр, громкая фамилия — ваш сценический псевдоним?

 — И в моём паспорте, и в свидетельстве о рождении записано — Александр Ободзинский. Дедушка по линии отца — военврач Михаил Иванович — был братом Валерия Ободзинского. В 1936 году деда арестовали и сослали в Красноярский край, а в 37-м расстреляли. Моему отцу тогда было шесть лет. Бабушка вышла повторно замуж. Чтобы избавиться от клейма «врага народа», взяла фамилию второго мужа. Повзрослев, отец восстановил справедливость и вернул себе фамилию Ободзинский. Когда мне было три года, родители разошлись, и какое-то время я носил фамилию мамы, а потом взял отцовскую.

 — Правда ли, что когда вы стали петь песни Валерия Ободзинского, нашлись люди, которые вас обвинили в спекуляции фамилией...

 — До сих пор обвиняют. У нас похожие тембры голоса. Многие говорят, это хорошо, но все-таки — ремейк. Я понимаю. Единственное, что могу сказать, я пою «вживую», и в этом уж точно нет никакой спекуляции. И потом, для того, чтобы петь на эстраде, да еще с репертуаром настоящей, пусть ушедшей звезды, я учился восемь лет в музыкальной школе, четыре года в музыкальном училище и пять лет в консерватории.

 Фамилия Ободзинский у некоторых и ныне здравствующих и имеющих влияние в шоу-бизнесе людей до сих пор вызывает раздражение, лютую ненависть и изжогу. Ведь Валерий тонкой лирикой, репертуаром, лишенным каких бы то ни было идеологических и пропагандистских пружин, на эстраде в то время затмевал всех тех, кто сейчас считается признанными мэтрами ретрошлягеров. Он в те годы стремительно ворвался на эстрадный олимп, обойдя таких корифеев, как Иосиф Кобзон, Эмиль Горовец, Эдуард Хиль...

 Он никогда не исполнял песен о партии, основной темой его была любовная лирика. Первый концерт Валерия Ободзинского состоялся в Норильске. Именно там его услышал знаменитый Лундстрем и пригласил к себе в оркестр. И это несмотря на то, что Ободзинский не имел музыкального образования. Он никогда не учился музыке и не знал нот, не мог прочитать нотный клавир, но обладал абсолютным музыкальным слухом и всегда слышал малейшую фальшь. О себе он говорил, что сделал себя сам.

 Валерий не был похож на певцов своего времени. Власти не одобряли его манеру, выбор репертуара. Говорили, что поёт не по-советски. Считали его слащавым, несерьёзным певцом, поэтому не допускали на телевидение. Но народная любовь свидетельствовала об обратном. Каждый концерт — аншлаг. И Ободзинский работал на износ, был очень жёстким в работе, требовательным к себе и другим. Он давал по шесть-семь концертов в день, часто на разных площадках.

 — А правда ли, что, прежде чем поступить в Новосибирскую консерваторию им. Глинки, вы три года учились в нашем военно-политическом училище?

 — Что касается профессии военного, это не было случайным в моей жизни. Мои родители рано разошлись, мне было три года, мама снова вышла замуж. Отчим — фронтовик, разведчик. Конечно, он оказал большое влияние на меня.

 Кроме этого, два моих дядьки по материнской линии служили в одном пограничном отряде. И когда пришло время призыва в армию, я и не думал отлынивать, а, чтобы поддержать семейную традицию, хотел отслужить срочную службу там же.

 Но с соблюдением семейной традиции вышел казус. Я попросту проспал, вернувшись под утро с последнего свидания на гражданке, и команда с красноярского призывного пункта на берега Амура отправилась без меня. А я попал в роту комендатуры в Пашино Новосибирской области. Благодаря тому, что я к тому времени окончил Абаканское музыкальное училище по классу баяна, играл на трубе и занимался вокалом, меня перевели в музыкальный взвод части 34024, так называемый показательный автобат в Мочище.

 И тут произошел новый виток биографии. В нашей части проходили стажировку курсанты выпускного курса Новосибирского военного политического училища. Профессия офицера по тем временам была одной из престижных, к тому же родители моей любимой девушки соглашались выдать дочь только за военного. И я принял решение — стану офицером.

 — И как же вы вместо военного полигона оказались на сцене Мариинского театра?

 — А просто музыка меня не отпускала, даже в НВВПОУ. Наша четвертая, «спортивная», рота вскоре на всех конкурсах художественной самодеятельности стала затмевать вторую, «художественную». Все увольнительные я проводил в театре музкомедии, Оперном театре. Весь репертуар знал наизусть. И вот когда я уже оканчивал третий курс, в партере Оперного театра рядом со мной оказался один из ведущих оперных баритонов Дмитриенко. Он внимательно смотрел, как я слушаю солистов. В антракте разговорились о музыке, о жизни, о моих будущих лейтенантских звездочках. Я сказал, что знаю многие оперные партии наизусть... После спектакля, продолжая беседовать, мы вошли в один из репетиционных залов театра, и там состоялось моё первое прослушивание. Результатом этой встречи стали такие значимые для меня события, как уход из училища и поступление в Новосибирскую консерваторию по классу вокала.

 — И какими же дорогами в дальнейшем повела вас судьба?

 — Не все они были гладкими. Учёба моя в Новосибирской государственной консерватории им. Глинки пришлась на трудные времена начала 90-х. Учиться академическому пению мне было нетрудно, сложнее было попросту выживать. Но все трудности можно преодолеть. Считаю, что как исполнитель я полностью состоялся. Я в течение четырех лет был солистом дважды краснознаменного ансамбля песни и пляски СибВО, работал в Санкт-Петербургском музыкальном театре, Мариинском театре оперы и балета. Мне удавалось также собирать полные залы эмигрантов из России на камерных концертах в Испании, Португалии, Франции, Испании. Но до сих пор чувствую, что далеко не полностью реализовался. Я люблю свою профессию, но хочу найти свою, только свою песню.

 — Читала, что вам было видение, когда лежали в больнице в тяжёлом состоянии: явился Валерий Ободзинский и просил продолжать петь его песни. Это красивая легенда? Ведь в шоу-бизнесе их часто придумывают для раскрутки.

 — Это не легенда. Так случилось, что ровно через полгода после смерти Валерия я попал в серьёзную аварию... До сих пор не могу понять, что это было — сон или видение? Но он предстал передо мной молодым. Тёмная комната, Валера сидит за столом, курит и спрашивает: «Саш, почему не поёшь мои песни? Ведь я ушел, а они должны жить». Когда пришёл в себя, быстро стал поправляться и уже ни о чём другом не мог думать.

 — Помните первую встречу с Валерием Ободзинским?

 — В 16 лет он приехал в Томск, где мы жили. Его взяли в областную филармонию контрабасистом, это первая запись в его трудовой книжке. Но тогдашнего я помню его слабо, был маленький.

 А потом была встреча, когда я уже служил в Новосибирске. Я ушел в самоволку к своей первой любви. Меня задержал патруль, и я оказался на гарнизонной гауптвахте сроком на неделю. И вдруг через двое суток явился сам командир роты и приказал мне срочно надеть парадную форму и выдал увольнительную на два дня. Ничего не понимая, выхожу за КПП и вижу белоснежную, как невеста, «Волгу» и восторженных людей вокруг. Возле автомобиля стоит элегантный, в светлом костюме Валерий Ободзинский, рядом — мой отец. Валерий тогда был безумно популярен, уже был заслуженным артистом РСФСР. Когда я вернулся в часть из этого увольнения, меня встречали дочери, жёны, тёщи командиров, чтобы сфотографироваться и взять автограф, словно кумир эстрады — это я.

 — Многим до сих пор неизвестно, как сложилась судьба Валерия Ободзинского?

 — Участь его и судьба в дальнейшем сложились печально. Отсутствие идеологически верного репертуара... Концертов становилось всё меньше. С алкоголем у него проблемы были с юности, в 19 лет он уже проходил лечение от алкоголизма. Уйдя с эстрады, он вообще как-то потерялся. В это время он снова начал сильно пить, принимать таблетки. Деньги, естественно, закончились. От безысходности Валерий ушёл из семьи, и никто не знал, где он. Начались его скитания.

 Временами он был попросту бездомным, временами его подбирали так называемые «ловчихи звёздных тел». Я так называю тех женщин, которые, не обладая способностями и талантами, не желающие работать, умеют закрутить, что называется, заметных людей, замутить воду вокруг и ловить рыбку. Я тогда случайно нашёл его. Встретил в Москве знакомую из Новосибирска, которая, имея два высших образования, чтобы выжить в столице, мыла полы во Дворце культуры имени Моссовета. Она-то мне и сказала, что у них сторожем работает Валерий Ободзинский.

 Если бы мы встретились на улице, я не узнал бы его, так он изменился. Две ночи мы провели в разговорах. Я всегда стеснялся петь при нём. А тут выпили, и я запел: «Льёт ли тёплый дождь, падает ли снег...» Он: «Так-так, ну-ка ещё спой... Слушай, ты должен петь мой материал».

 Потом его не стало...

 — Сейчас, что называется, на волне ретрошлягеры. Многие исполнители по-новому перепевают песни Валерия Ободзинского, используя суперсовременные музыкальные технологии. Вы же придерживаетесь манеры исполнения самого Валерия...

 — И, видимо, поэтому наши общие с ним недруги мне постоянно говорят о том, что я «спекулирую» фамильным голосом. Могу сказать лишь то, что я долго сомневался... Я ведь был академическим певцом. И когда Валера уже умер, и начали появляться ВИА и ретрогруппы, я внимательно присматривался, и чувствую, ну не поются песни Валерия Ободзинского. Вот исполнила группа «Премьер-министр» «Восточную песню». Вроде бы та же музыкальная гармония, но нет духа Ободзинского. И я раздумывал, взвешивал, петь мне эти песни или нет. Боялся даже, как поклонники Валерия Ободзинского воспримут мой такой вот смелый проект. Но первые же концерты показали, что я угадал настроение людей. И знаете, я вам честно скажу, если бы я почувствовал, что публика во время концертов встает, уходит из зала, что людям не нравится мое пение, я не буду лукавить — я бы не стал больше выходить на сцену.

 — Наверное, носить такую фамилию — большая ответственность. Люди, даже не приходя в зал и не слыша вас, заранее знают, что они хотят услышать. А вдруг разочаруются?

 — Это чувствуется. Я определяю это по аплодисментам, настроению зала. Люди убеждаются, что я пою вживую... Наверное, они подспудно идут на концерт Ободзинского, чтобы услышать именно тот голос. И когда они получают, что хотят, у них появляется хорошее настроение, ностальгия, вот это, я считаю, — самое главное.

 

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Рыбак Антон Курдюмов похвастался трофейным уловом. Мужчине удалось поймать восьмикилограммового сазана.


13.05.2021 НАУКА
В прошлом году кровопийц в регионе было немного. Энтомолог, старший научный сотрудник лаборатории паталогии насекомых Института систематики и экологии животных СО РАН Юрий Юрченко рассказал VN.ru о предстоящем «комарином» сезоне.  
Количество бюджетных мест  в вузах Новосибирской области выросло почти на 8 сотен. В следующем учебном году оно составит 14 тысяч 847 мест. Об этом на встрече с журналистами 18 мая рассказал министр образования региона Сергей Федорчук.