Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Золотое дно или ядерная помойка?

21.03.2001
22 марта Государственная дума во втором чтении будет рассматривать вопрос о том, стоит ли вносить дополнение в Закон «Об охране окружающей среды» и допускать ввоз в страну отработанного ядерного топлива других государств. Вопрос, что для России ядерные отходы - золотое дно или экологическая катастрофа, уготованная нами будущим поколениям, сродни гамлетовскому «быть или не быть». Что думают по этому поводу специалисты, депутаты, общественность?

 22 марта Государственная дума во втором чтении будет рассматривать вопрос о том, стоит ли вносить дополнение в Закон «Об охране окружающей среды» и допускать ввоз в страну отработанного ядерного топлива других государств. Месяцем раньше подобное слушание не состоялось из-за многочисленных акций протеста и негативной реакции на думские законопроекты около двух десятков законодательных собраний российских регионов. 20 млрд долларов, которые Россия может получить за переработку и хранение ядерных отходов, уже распланированы. 2,5 млрд долларов - Минатому на развитие мощностей, 35 процентов - государству в виде налогов и 30-40 процентов - на очистку радиоактивнозагрязненных территорий, за что особенно ратуют власти этих регионов. Вопрос, что для России ядерные отходы - золотое дно или экологическая катастрофа, уготованная нами будущим поколениям, сродни гамлетовскому «быть или не быть».

Мнение специалистов

 Валентин Селегей, заслуженный метеоролог, автор десятков научных публикаций по химическому и радиоактивному загрязнению, экологическим проблемам Сибири:

- Не раз приходилось слышать, что заваруха с отработанным ядерным топливом нас не касается. Неправда. И Северск, и челябинский «Маяк» - все это бассейн Оби. Не дай бог, случись что, Новосибирск затронет обязательно. Но в том-то и дело, что случиться может и сегодня, безо всякого ввоза отработанного ядерного топлива из других государств. За полвека мы накопили столько радиоактивных отходов и связанных с ним проблем, что сейчас обязаны использовать все возможности, чтобы их решить. На фоне российского безденежья 20 млрд долларов - как раз такой шанс. На эти деньги можно захоронить часть ввозимых отходов и очистить территорию, создав безопасные условия для хранения своих ОЯТ. Нет ведь никакой разницы, сколько хранить - 1000 или 3000 Ки. Самое важное - строжайший контроль за целевым расходованием средств. Иначе получится по Черномырдину - хотели как лучше, а получилось, как всегда.

И все-таки на этих миллиардах лежит отблеск иудиных сребреников: проблему ядерных отходов мы оставляем своим потомкам.

Юрий Ткачев, начальник лаборатории по радиационной безопасности Новосибирского завода химконцентратов:

- В СМИ ведется мощная кампания против ввоза облученного ядерного топлива. Нас пугают Кыштымской катастрофой 1957 года, вспоминают про район экологического бедствия озеро Карачай и т. д. Когда страна ковала свой ядерный щит, действительно, было допущено немало промахов. Но все это история. Сейчас вопросы безопасности выходят на одно из первых мест. Ни одно решение не принимается без строжайшего экологического контроля. Тем более когда речь идет о ввозе в страну на переработку и хранение ОЯТ. Отказываться от этого по меньшей мере нерационально. По уровню безопасности и технологических решений отечественные проекты в этой области не уступают лучшим мировым аналогам. При этом доля России на мировом рынке услуг по хранению и переработке ОЯТ даже близко не приближается к объемам Франции или Англии. А ведь территорию этих государств никак не сравнить с нашей.

Если сейчас законопроекты по ввозу ОЯТ на хранение и переработку будут отклонены, мы потеряем не только деньги, но и саму возможность стать конкурентоспособной державой в одной из самых перспективных отраслей. Однако подход к этому должен быть самым тщательным. Не должно оставаться ни одного неоговоренного вещества. Обязательным условием для ввоза ОЯТ должен быть пункт о возвращении его после переработки стране-производителю.

Мнение депутатов

 В первом чтении за поправку к Закону «Об охране окружающей среды», открывающую путь для ввоза в страну отработанного ядерного топлива из других государств, проголосовали 319 депутатов Госдумы. Против - только 38. Из новосибирских «думцев» против голосовал один А. Фомин. Н. Азарова по этом вопросу не голосовала (воздержалась или отсутствовала на заседании). А. Карелин, Л. Швец, Г. Стрельченко и Н. Харитонов положительно относятся к переработке и хранению на территории России ОЯТ из других государств.

Мнение общественности

 Сергей Пащенко, общественный институт «Ученые Сибири за Глобальную ответственность»:

- На сегодняшний день в России накоплено 14 тысяч тонн отработанного ядерного топлива атомных электростанций. Наш единственный маломощный заводик в «Маяке» с трудом перерабатывает 100-150 тонн ОЯТ в год, поглотив при этом огромные территории под озера-отстойники. Любимый термин Минатома «переработку ОЯТ» я бы назвал процессом по производству новой радиоактивности. Судите сами. При переработке 1 тонны облученного ядерного топлива образуется 45 куб. м отходов с высоким уровнем радиоактивности (до10 Ки/л), 150 куб. м отходов со средним уровнем радиоактивности (до 1 Ки/л) и до 2000 куб. м отходов с низкой активностью - примерно той, что в хвостохранилище нашего НЗХК. Если вы привезли один поезд зарубежного ОЯТ (пусть всего 100 тонн), то кто же возьмет 220000 тонн отходов? Конечно, они навсегда останутся в России (на Урале, в Сибири), и время их распада будет составлять тысячи и тысячи лет.

Наталья Рагозина, президент межрегиональной общественной организации «Центр общественного здоровья»:

- Из двух миллионов подписей, собранных в ходе подготовки референдума по поводу ввоза в страну зарубежного отработанного ядерного топлива, Центризбиркомом были приняты только 1 млн 800 тысяч. Мы считаем, что это была искусственная выбраковка. Если в облизбиркоме нас хвалили за высокое качество подписных листов, то в Москве из 42511 подписей новосибирцев 4 тысячи забраковали. Мнение народа по этой проблеме власти не интересует. Роль играют политика и большие деньги.

Резонанс
Новости
Первый построенный в Новосибирской области кирпичный храм объявили памятником культурного наследия. В Легостаево Искитимского района по этому поводу устроили массовое ликование. После закрытия церкви в храме были склад зерна, мельница, хотели даже сделать кинотеатр или вовсе разобрать на кирпичи.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
Максим Галкин назвал размер пенсии своей супруги, Аллы Пугачевой. Пенсия певицы была в несколько раз ниже пенсии коллеги по цеху Валерия Леонтьева.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.