Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

У России нет достаточных мощностей для переработки облученного ядерного топлива даже своих атомных станций -

21.03.2001
Считает руководитель Сибирского округа Госатомнадзора России Валерий Денисов

считает руководитель Сибирского округа
Госатомнадзора России Валерий Денисов

 - Перспектива ввоза в страну ядерных отходов, естественно, вызывает огромную тревогу у населения. Ваше мнение как специалиста, какими опасностями может грозить нам перспектива ввоза, хранения и переработки отработанного ядерного топлива?

- Давайте сразу расставим точки над i. Как руководителю Госатомнадзора по Сибирскому округу мне надлежит выражать позицию официального органа. Это во-первых. Во вторых, уточним терминологию. Когда говорят «отработанное ядерное топливо», сразу возникает ассоциация с отходами - тем, что нужно упрятать подальше, захоронить. Но по нашему законодательству и принятой в России позиции облученное ядерное топливо (ОЯТ) - у нас используется именно этот термин - радиоактивным отходом не является. Его можно использовать как сырье для получения урана, перерабатывать и снова запускать в производство. Вопрос в том, есть ли возможности для такой переработки.

В Российской Федерации существуют три предприятия, которые занимаются переработкой облученного ядерного топлива. Первое - завод РТ-1, известный «Маяк», где ведут переработку ОЯТ с исследовательских реакторов, с атомных подводных лодок. Это единственный завод, перерабатывающий сборки атомных станций. Однако челябинский «Маяк» предусмотрен для переработки сборок реакторов ВВЭР-440, а вовсе не реакторов ВВЭР-1000, вокруг которых идет весь сыр-бор.

Два других радиохимических завода в Северске (Томск-7) и в Железногорске (Красноярск-27) перерабатывают ОЯТ промышленных реакторов и не могут быть использованы на переработке ОЯТ с атомных станций. В 80-х годах в Железногорске строился завод РТ-2, который также должен был быть предназначен для переработки облученного ядерного топлива. Но случился Чернобыль, началась перестройка, и завод, построенный уже на 70 процентов, заморозили. Он и сейчас стоит, разрушается. Единственное, что успели сделать, - пустить хранилище ОЯТ, которое сегодня заполнено на 50-60 процентов. По крайней мере в обозримом будущем проблем с хранением сборок отечественных ядерных реакторов ВВЭР-1000 не предвидится. Дополнительных же возможностей перерабатывать облученное ядерное топливо у России просто нет. И скорей всего нам с вами не дожить до того, когда мощности для переработки ОЯТ будут построены.

- Получается, за 20 миллиардов долларов Россия просто собирается принять чужой ядерный мусор, а слова о переработке облученного ядерного топлива не более чем способ успокоить общественность. Нам ведь говорят, что из предполагаемых к ввозу ОЯТ только 4,5 тысячи тонн останутся на хранение, а 16 тысяч тонн отходов будут переработаны.

- В принимаемом Государственной думой дополнении к статье 50 Закона «Об охране окружающей природной среды» говорится о «временном хранении». То есть когда-то это сырье должно быть переработано. Конкретных сроков нет. У нас же, как известно, ничего не бывает более постоянного, чем временное. Может быть, к тому «времени» вообще будет принят иной подход к ОЯТ. К примеру, тот, что существует теперь в США. По их позиции ОЯТ являются радиоактивными отходами, и потому считают экологически безопасней хранить их в твердом виде, без переработки. По тому же пути идут сейчас Германия, Украина и другие страны.

В России есть безопасные технологии для хранения твердых радиоактивных отходов - цементирование, бетонирование, остекловывание. Но жидкие отходы либо закачиваются в подземные водоносные слои, как в Северске, либо хранятся в открытых бассейнах, как в Челябинске. Раньше они вообще сбрасывались в открытую экосистему, что привело к экологической катастрофе озера Карачай, проблемам реки Течи под Челябинском.

- Почему бы нам не принять позицию США в отношении ОЯТ?

- Минатом России говорит об экономической целесообразности переработки ОЯТ, так как добыча урана в настоящее время идет только на одном предприятии в городе Краснокаменске. И его пока хватает.

- Надолго?

- Минатом, естественно, говорит, что ненадолго. В то же время есть соглашение о продаже Россией США 500 тонн высокообогащенного урана. Его можно не продавать. Но тогда у Минатома не будет очень весомой статьи доходов. Планируемый ввоз ОЯТ - попытка правительства в сложной экономической ситуации поддержать нашу атомную промышленность. 2,5 млрд долларов из двадцати должны пойти предприятиям Минатома на развитие мощностей. Кроме этих конкретных денег, Минатом получит шанс завоевать рынок. Ясно, что если Россия будет забирать отходы, топливо выгодней будет покупать именно у нас. Если законопроект о ввозе отходов будет подписан, наш завод химконцентратов, к примеру, получит возможность наращивать свои мощности в несколько раз. Для новосибирцев это тоже будет лакомый кусочек.

- Для работающих на НЗХК?

- Для всего города, области. Завод НЗХК - один из основных плательщиков в бюджет.

- И все-таки новосибирцев, думаю, волнуют больше не областные доходы, а соседство с НЗХК.

- Напрасно. С точки зрения потенциальной опасности для Новосибирска гораздо хуже близость Северска, чем соседство с НЗХК. Действующие там промышленные реакторы уже выработали свой ресурс, но остановить их нет возможности, иначе Томск просто замерзнет. 15 лет назад Минатом готов был построить в Северске атомную станцию теплоснабжения и остановить промышленные реакторы, но после Чернобыля народ, власти, подогреваемые «зелеными», категорически выступили против. Теперь одумались, но время ушло, денег нет. В этом году подписано, наконец, заключение Государственной экологической экспертизы по строительству Северской АСТ. Но когда ее построят, можно только гадать. И надеяться, что до того времени без аварий доработают промышленные реакторы.

- Во всем, значит, опять виноваты «зеленые»?

- Сейчас история снова грозит повториться. Можно отказаться от этих 20 млрд долларов и продолжать усугублять ситуацию с отходами. Своих средств для решения этой проблемы у России нет. А можно получить деньги и построить, например, завод по переработке всех имеющихся в стране отходов и перевода их в безопасное состояние. Надо выбирать.

Подготовила Лариса ВЕРЕМЬЯНИНА
Резонанс
Новости
12.11.2018 ЖКХ. ДОМ
15 человек эвакуировали из помещений поликлиники и продуктового магазина в Новосибирске спасатели. Путь людям преградила вода, хлынувшая в результате коммунальной аварии, сообщает ГУ МЧС по Новосибирской области.

Вместо диалога - конфликт, вместо интервью - силовые действия. Корреспонденты ОТС работали в пятницу, 9 ноября, над репортажем об отсутствии отопления в одном из многоквартирных домов в селе Верх-Тула. Люди там три недели мерзли, столбик термометра в квартирах не поднимался выше 14 градусов. Но, видимо, неудобные вопросы коммунальщикам не понравились.
Питание – это фундамент, на котором строится все лечение, уверены в госпитале ветеранов войн №3. С момента, как медучреждение возглавила главный диетолог Новосибирской области, здесь не только оздоравливают, но и вырабатывают правильные пищевые привычки.
Финальную тройку претендентов на то, чтобы его именем назвали аэропорт Толмачево, назвали в Новосибирске. Основателя Сибирского отделения АН СССР Михаила Лаврентьева в шорт-листе не оказалось.

Два крупногабаритных транспортных средства не поделили дорогу утром 13 ноября в центре Новосибирска. Автобус маршрута №18 протаранил попутный троллейбус №5.
Открутив от костыля ручку, в которую был вмонтирован клинок, мужчина накинулся на сотрудника Росгвардии. Так он попытался избежать ответственности за распитие в магазине неоплаченного алкоголя.