Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Алкогольные бунты в Сибири столетие тому назад: как и что тогда пили

11.09.2021
Арсений Арсеньев
Алкогольные бунты в Сибири столетие тому назад: как и что тогда пили
Фото с сайтов Ruvera.ru; Pinterest; lib.uchicago.edu; cont.ws; bsk.nios.ru
Ни одна стройка в России не обходится без винно-водочных возлияний. А уж такая строительная эпопея, как сооружение первого железнодорожного моста через Обь, конечно, потребовала немалого количества алкогольных напитков. Нужно учесть и то обстоятельство, что среди рабочих имелось много отчаянного, бездомного люда, скитавшегося в поисках случайного заработка по всей стране. Сегодняшнему Дню трезвости посвящается.

Например, в дни коронации Николая II в мае 1896 года в посёлке Александровский, на месте которого сейчас находится Новосибирск, случился настоящий «пивной» бунт: разгулявшимся пьяницам хотелось добавлять и добавлять, они разгромили палатки с бесплатным угощением для народа, взломали винный погреб. Добропорядочные жители объединились и учинили самосуд, хулиганам весьма досталось. Двое нарушителей были убиты, некоторые ранены, арестованных отправили в Бугринскую каталажку, поскольку арестантской на правом берегу ещё не существовало.

Чтобы как-то устроить сносный быт, жители посёлка собирались на сходы и совместно принимали необходимые решения. На общем сходе посёлка 12 августа 1896 года жители самовольно избрали крестьянина Бердской волости Илью Титлянова своим старостой.

Титлянов исполнял обязанности старосты лишь несколько месяцев – с августа по декабрь 1896 года. К тому времени среди купцов и зажиточных домовладельцев сформировалась «оппозиция», недовольная денежными сборами и энергичной работой неугомонного старосты. В поисках дополнительного дохода Илья Григорьевич, отлично знавший питейное дело, поскольку сам работал управляющим кафе-рестораном, решил устроить общественные питейные заведения, доход с которых шёл бы в казну посёлка. Но кто ж ему это позволит!

Football_in_the_Jews_Market_St._Petersburg.original.jpg

Кончился конфликт тем, что «алкогольная мафия» 1 декабря подала жалобу губернатору на неоправданные действия старосты, а 24 декабря пришла телеграмма с уведомлением, что Титлянов в должности не утверждён, так как избран «самочинно». Было предписано впредь сходов не проводить, старост не избирать, а управление передавалось полицейским чиновникам.

К началу сооружения моста через Обь неподалеку от Кривощекова уже действовал Ново-Троицкий винокуренный завод. Он стал первым такого рода предприятием на территории будущей Новосибирской области и располагался в двух верстах от нынешнего Куйбышева. Открыл этот винокуренный завод еще в 1867 году купец первой гильдии Венедикт Ерофеев. Да-да, по иронии судьбы сибирский купец был тезкой (возможно, и предком) будущего автора знаменитой «алкогольной» поэмы советской эпохи «Москва - Петушки» Венички Ерофеева. До самого начала двадцатого века Ново-Троицкий винокуренный завод обеспечивал потребности в спирте всей Томской губернии, к которой относились тогда и села, где вырос Новосибирск.

Новониколаевский казенный винный склад №5 вступил в строй в 1905-1906 годах. Он располагался на Бугаковской улице (ныне Большевистская). Предприятие имело двухэтажное каменное здание с просторными подвалами, собственный водопровод, электроэнергетические установки. В 1910 году винный склад №5 имел оборот 344,7 тысяч ведер водки крепостью 40 градусов. Алкогольные напитки в ту пору измеряли ведрами: в одном казенном водочном ведре содержалось 12 литров. Таким образом, оборот водочного завода в Ново-Николаевске в 1910 году составлял 4 136 400 литров, то есть более восьми миллионов привычных поллитровок. Конечно, это были гигантские объемы. Самое крупное и мощное водочное предприятие Российской империи тех лет – Московский винный склад №1 – был рассчитан на производство 600 тысяч ведер водки в год. Ему сибиряки по мощности производства уступали, но равнялись со старыми центрами винокурения – Курском, Пермью, Киевом.

9_6.jpg

В 1912 году в Ново-Николаевске появился первый крупный винокуренный завод – под номером 7. Его основал предприниматель В.П. Злоказов, выходец из большой семьи уральских винокуров. Коммерсант приобрел земельный участок по соседству со складами товарищества «Братья Нобель». Эти два предприятия в дальнейшем стали основой Новосибирского ликеро-водочного завода, который успешно работал до самого 1970 года и остановил производство только с выходом на полную мощность построенного в Кировском районе пиввинкомбината (позднее ОАО «ВИНАП»). Некоторые старые здания бывшей винокурни до сих пор можно отыскать в так называемой Нахаловке.


Водочная промышленность нашего города почти десять лет (1914 – 1923) пребывала в упадке. Все эти годы процветало самогоноварение, остановить которое оказалось очень трудно: народ не позволял. В августе 1923 года ЦИК и СНК СССР приняли совместное постановление о возобновлении производства и торговли спиртными напитками: открылась новая страничка в истории винокуренной промышленности Новосибирска.

А кто в лавке?

С введением водочной монополии алкогольная продукция в основном стала продаваться через сеть казенных винных лавок. В Ново-Николаевске, как и вообще в Сибири, они существовали с 1902 по 1914 год. К ним предъявлялись суровые требования.

Винные лавки размещались в арендованных или специально для них построенных помещениях. Цена аренды была высокая. Лавка состояла из торгового и запасного зала, в запасном хранилась готовая к продаже продукция. Рядом с лавкой обязательно строили сарай для хранения пустых ящиков и навес для дров. В самой лавке сооружали две печи, полки и прилавок, отгороженный металлической сеткой. В тамбуре устраивали две двери с прочными запорами. В обязательном порядке в лавке должны были находиться часы, икона, а также «Правила о торговле в казенных винных лавках». На стенах часто вывешивали различные официальные объявления.

a321748114a194ce2ca9a282f71dd959.jpg

Продукцию сюда привозили на лошадях. Бутылки упаковывали в ящики; когда ящиков не хватало, бутылки доставляли в кошелках – плетеных из прутьев больших коробах. Чтобы не побить хрупкую посуду, ряды бутылок перекладывали соломой.

Продавцы считались служащими тех винных складов, чью продукцию они продавали. При вступлении в должность они давали корпоративную клятву в присутствии священника, текст обещания заверяли личной подписью. Разумеется, от них требовались честность, прилежность, добросовестность, сноровка. Продавцы обязаны были содержать помещения в чистоте, следить за освещением и порядком, быть вежливыми, вести расчет с точностью до полукопейки, ежедневно сдавать выручку сборщикам денег. Для охраны имущества продавцам разрешали иметь в лавках револьверы.

При найме на работу управляющие ориентировались на семейных людей зрелого возраста, потому что кражи чаще случались там, где работали одинокие люди, ведь в случае их отлучки лавка оставалась без присмотра. Предпочтение отдавалось бывшим военнослужащим, как людям дисциплинированным, усвоившим регламент и субординацию. Все продавцы были грамотными, хотя имели обычно низшее или домашнее образование. Примерно треть продавцов составляли женщины; неофициально считалось, что слабый пол уступает мужчинам в расторопности и сообразительности и не так надежен в охране казенного имущества. Продавцы в зависимости от разряда лавки (объема продаж) получали в год от 480 до 720 рублей. Кроме зарплаты, им выдавали деньги на освещение и отопление лавки.

Водку и спирт в винных лавках продавали только на вынос в опечатанной посуде, на этикетках указывалась цена и номер склада-изготовителя. В будние дни весной и летом торговали с семи часов утра до десяти вечера, а осенью и зимой – до восьми вечера. В субботние и предпраздничные дни торговлю прекращали соответственно в шесть и в пять часов. В ходу были исключительно наличные деньги – никаких кредитов, карточек, записей в книгу. Пьяным и детям продавать спиртные напитки запрещалось. Покупателям предписывалось вести себя благопристойно, при входе снимать шапки, не курить, не распивать спиртное в лавке.

Что можно было купить? Обыкновенное и столовое, то есть высшей очистки, вино крепостью 40 градусов, а также спирт крепостью 90 и 95 градусов. Пробки бутылок опечатывались разноцветной смолкой; например, бутылки с обыкновенной водкой имели на горлышке красную смолку. Напитки поставлялись в стеклянной посуде объемом в четверть ведра (3 литра), двадцатую часть ведра (полуштоф, 0,6 литра), сороковую часть (четвертинка, 0,3 литра), сотую часть ведра (чарка, 120 граммов; в распивочных чарка имела 145 граммов) и даже двухсотую часть ведра (знаменитый шкалик, 60 граммов.

Губит людей не пиво

В дореволюционном Ново-Николаевске любили пиво. В деревнях, конечно, предпочитали употреблять брагу или квас, а вот городские жители баловали себя пенным пивом. Одним из первых, в 1907 году, варить пиво в Ново-Николаевске начал завод товарищества «Прогресс». Выдержанный в его подвалах напиток продавали ведрами. Ведро пива, в зависимости от сорта, стоило от 1 руб. 60 коп. до 3 рублей, то есть литр дешевого пива продавали по цене 13 копеек, а дорогого – по 25 копеек. Чтобы понять, много это или мало, можно сравнить с зарплатой продавца винной лавки, который получал около 70 рублей в месяц. Посчитайте: на эти деньги человек мог купить около пятисот литров недорогого пива. Если признать, что средняя нынешняя зарплата 25 тысяч рублей, а цена литра дешевого пива 50 рублей, то выйдет, что современный новосибирец может купить столько же пива, сколько и наш земляк, живший век назад. Ну, конечно, плюс-минус в пределах статистической погрешности. Так что живем по-прежнему.

В 1910 году в Ново-Николаевске открыли пивоваренную фирму австрийские братья Вячеслав и Рудольф Елинек. Производительность их завода составляла 60 тысяч рублей в год, то есть здесь варили не менее 20 тысяч литров пива в месяц.

1529760157.7615kabackie_otkupy_1.jpg

Вскоре появился пивоваренный завод «Богемия». Его учредили местный купец И. Удадов и чешский мещанин Я. Тромбчинский. Штат предприятия был небольшой – всего восемь человек, объем производства - примерно равный с фирмой братьев Елинеков.

Работало в те годы еще одно пивоваренное предприятие – «Вена». Его хозяйкой являлась А. Рейхзелигман - жена томского купца, который держал одноименный пивоваренный завод в Томске. Его «Вена» в Томске открылась еще в 1886 году, завод был отлично оснащен, пивоварами на нем служили австрийские граждане.

Согласно тогдашней регламентации пивоваренных предприятий, новониколаевские заводы относились к мелким и средним, лишь «Вена» считалась крупным предприятием. Однако если учесть, что в городе перед Первой мировой войной проживало менее семидесяти тысяч человек, причем большинство из них были непьющие женщины и дети, то даже названные предприятия вполне удовлетворяли запросы населения в пивной продукции.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Похожие новости
28.09.2021 ОБЩЕСТВО

Правительство России готово вносить изменения в бюджет, принятый на ближайшие три года, и по возможности запускать дополнительные меры поддержки граждан, в первую очередь – семей с детьми и пенсионеров. Об этом на совещании по экономическим вопросам заявил Владимир Путин 28 сентября.

Резонанс

Новости
Отец троих детей Владимир Шавров создал дома фабрику по производству солдатиков из пластика и наладил продажу игрушечных армий по интернету. Корреспондент VN.ru Наталья Нашталова поговорила с Владимиром и узнала, какие солдаты идут нарасхват, а какие пылятся на полках.

Выпуск киножурнала «Сибирь на экране» выкупили и оцифровали выпускники новосибирской школы №12. «В 1980 году я пошел в 1 класс. И в этот день Западно-Сибирская студия кинохроники снимала репортаж для киножурнала «Сибирь на экране» №35 о моем классе», – рассказывает один из героев фильма.

31.08.2021 фото
Удивительные грибы обнаружены под Новосибирском в районе реки Бердь. Жительница Новосибирской области Светлана Чиркина поехала на рыбалку, но вместо рыбы нашла поляну с большими шаровидными грибами. Каждый — размером с футбольный мяч.