Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Глаза мирного цвета

Глаза мирного цвета
— Наверное, после войны ничего не страшно? — за чашкой чая после беседы с диктофоном спрашиваю у своего собеседника. — А как же! После войны, конечно, ничего не страшно! — смеётся Николай Петрович Леончиков, Герой Советского Союза.
Его трудовая книжка испещрена благодарностями. За отличную работу. Но даже хороший труд блекнет на фоне боевых подвигов и личной истории сражений. А когда любой труд воспринимаешь как обязанность, кажется, и благодарности-то не надо. Даже если тебе двадцать лет.

Но это только взгляд изнутри. Нам же со стороны видится совсем иначе. Ведь границы известной и скрытой в тебе реальности иногда исчезают. Потому что бывает и так: удивительно не умереть, удивительно не сдаться. Неудивительно только победить. Потому что в это свято веришь. Да и Победа, в общем-то, кажется чем-то ирреальным после нескольких военных лет, казавшихся бесконечными…

Второе ранение. Седьмая операция. Сорок пятый. Двадцать лет. Цифры почему-то вспоминаются первыми… В госпиталь Молдавии приходит письмо на имя Николая Леончикова. В конверте — известие о том, что парень, у которого постоянно отходит кость от раненой руки, — Герой Советского Союза. Перед главврачом непростая задача — отпустить пациента практически недолеченным на свой страх и риск. Только-только кость на руке Николая Петровича более-менее зафиксировалась.

— Молодой был, чувствовал себя нормально, — вспоминает Николай Петрович. — Из Молдавии — в Новосибирск, оттуда — в Москву, за орденом Ленина. Также прекрасно чувствовал себя и на обратном пути, когда ехал, привязавшись в поезде ремнём к трубе отопления. Мест-то не было, вот и пришлось проявить изобретательность!

Тогда, с орденом Ленина в руке, не хотелось думать ни о прошлом, ни о будущем. Правда, вспоминалось одно: если бы не спасительная партия боеприпасов, неизвестно, довелось бы сейчас Николаю Петровичу спокойно добираться домой:

— Мы сидели, беседовали. Вдруг подходит капитан разведки, забирает наш первый взвод, ведёт в обход. Перед нами стояла задача уничтожить вражеские пулемётные дзоты. Немцы уже ждали своего контрнаступления. Мы держали оборону. Но утром, на рассвете, немец всё же пошёл в контратаку. Так у них-то было чем воевать, а у нас нет! Наши патроны — против их пехоты и самоходных пушек. Подъезжает посыльный: приказ — ни шагу назад! Удивительно, как мы вытерпели и не подпустили близко вражеские войска… И вдруг прибывает подмога с боеприпасами — вот тут мы и спаслись. В этот-то момент меня и ранило с самолёта. Сразу отправился в санчасть, где с повреждённой рукой пролежал почти год.

А вот первое ранение для Николая Петровича стало «боевым крещением» — случилось в первый же день сражений. В Харькове фронтовика ранило в бок. Да и сам день восемнадцатилетия для героя стал нерядовым днём рождения. Как, впрочем, и для многих ребят того времени. Именно в этот день Николай Петрович отправился на фронт. За плечами осталось детство, проведённое в Чулымском районе и родном Каргатском.

— Чтобы пойти в школу, делили валенки с сестрой — были одни на двоих, — рассказывает о тех годах Николай Петрович. — Хорошо, учились в разных сменах — сестра в первую, я во вторую. В какой-то момент решил бросить учёбу и пойти работать в колхоз. Не закончил три класса. Начались трудовые дни. В четыре утра вставал, в 11 ложился. Пахал, косил сено. А 10 февраля 1943 года мне исполнилось 18…

А дальше понеслось. Красноярск, военно-пехотное училище. Эшелон, остановившийся в Харькове. До места сражения — 30 километров, куда ночью, в непроглядной темноте, пришлось идти пешком. Курить, зажигать свет — ни под каким предлогом: вражеские силы могли скрываться где угодно. Но с трудной дорогой справились. Не успело рассвести, как войска заняли оборону. Утром вчерашним школьникам стало известно, что такое артподготовка на фронте, а вскоре — что такое боевое ранение. Именно в это утро Николая Петровича ранило впервые.

Кто знает, как бы сложилась судьба Николая Петровича, если бы сегодняшний ветеран Западно-Сибирской железной дороги посвятил учёбе три оставшихся года до выпускного. В областной партийной школе, куда направили Леончикова после войны, без начального образования учиться было трудно. Какое-то время Николай Петрович проработал в одной из организаций комендантом, но вскоре друг предложил работу на железной дороге. В этот момент и открылась новая страница в биографии героя.

Начинал Николай Петрович с работы завскладом железнодорожной столовой, на заслуженный отдых ушёл почётным железнодорожником Новосибирской области. Сегодня даже новое поколение работников железной дороги знает, кто такой Николай Петрович, и по праву считает Героя Советского Союза примером ответственного и самоотверженного труда.

Не так давно в Чулыме появился стенд с фотографией Николая Петровича, а в Каргате — памятный бюст героя. Однако самому Николаю Петровичу пока не довелось увидеть ни одного из этих памятников: здоровье и общественная работа не позволяют просто так сорваться из Новосибирска, где сейчас Николай Петрович и проживает.

Здесь, в квартире в Железнодорожном районе, напротив меня сидел человек с безмятежными голубыми глазами. Почему-то подумалось до банальности простое: глаза цвета мирного неба. У человека, которому знакомо не только то, что такое страх, но и то, что такое страх на войне. Удивительное, в общем-то, словосочетание, остающееся неразрешимой загадкой для мирных поколений.

— Никто не думает о страхе, когда приходится идти в наступление, — вспоминает Николай Петрович, когда я под конец нашей беседы задаю интересующие меня вопросы. — Но всем фронтовикам знакомо ощущение, когда вокруг тебя свистит и шумит, а волосы становятся дыбом. Я помню, как в одном месте нас окружил немец, мы бросились в лес. Один отстал, не успел за нами. Залез в курятник. Через два дня парень вылез весь белый. Волосы мгновенно поседели… Мы сами устраиваем войны, а потом сами празднуем победы. А на параде любуемся всеми видами оружия. Всеми видами орудий убийства…

В этом году Николай Петрович отметил свой юбилей, 85-летие. По сложившейся привычке герой обещает: проживёт до 105. Как минимум. Ведь долгожительство, вероятно, в роду у Николая Петровича: родная его сестра, Анна Петровна, не так давно отпраздновала своё столетие.
Резонанс
Новости
Накануне, 11 декабря, отмечали скорбную дату. В этот день вспоминают воинов, погибших в вооруженном конфликте в Чечне. Количество жертв чеченской кампании исчисляется десятками тысяч человек. По различным данным, количество убитых за 10 лет колеблется от 40 до 120 тысяч человек. О том, как стреляли без предупреждения, писали завещания, уходя на войну, и почему желающих отправиться в Чечню среди российских силовиков было огромное количество, рассказал Максим Е., обладатель трех Орденов Мужества. За его плечами – 13 командировок в Чечню во время первой и второй кампаний.
Кулачные бои, брань и крысиный яд - управдомы превращаются в царьков своего маленького мира и упиваются властью. Отключение электричества, проколотые шины, побои и оскорбления – какие бесчинства творят старшие по дому и можно ли свергнуть домомучителей?
Олениху Миланью, которую водители подобрали на трассе, отправили на лечение в Барнаул. Дальнобойщики привезли животное на склад, сделали специальную лежанку из сена и оказали первую помощь.
12.12.2018 фото
С 1 января 2019 года во всех регионах страны начинается переход на новую централизованную систему обращения с твердыми коммунальными отходами. 1 млрд 77 млн выделено Новосибирской области из федерального бюджета для решения мусорных проблем. Сегодня из 1500 населенных пунктов области мусор вывозят только в 180. Проблемы несанкционированных свалок, возможные тарифы и вывоз мусора из отдаленных районов обсудили участники круглого стола сегодня, 12 декабря.
Рекорд по продолжительности поставили публичные слушания, которые проходили вчера, 11 декабря, в администрации Советского района. Они продолжались более четырех часов, и на них обсуждался только один вопрос. В формулировке мэрии Новосибирска он звучал так: «О проекте планировки территории, ограниченной шлюзовым каналом, створом перспективного моста через реку Обь, Бердским шоссе и границей городских лесов в Советском районе».