Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Алиса ХАЗАНОВА:«У меня жажда актерства…»

12.08.2010
Алиса  ХАЗАНОВА:«У меня жажда актерства…»
Дочь Геннадия Хазанова когда-то могла исполнить сорок фуэте, но из-за травмы была вынуждена завершить балетную карьеру. Зато она сыграла главную роль в драме Николая Хомерики «Сказка про темноту», которую показали в программе «Особый взгляд» прошлого Каннского кинофестиваля. А недавно удивила и восхитила всех (в том числе и строгого папу) своей новой работой в театре «Практика», где сыграла моноспектакль по прозе Линор Горалик «Агата возвращается домой».
Каково с младых ногтей быть звездным ребенком, какие это накладывает на ответственных людей дополнительные обязательства и к чему приводит жажда актерства, Алиса ХАЗАНОВА рассказала в интервью изданию sobaka. ru.

— Алиса, говорят, вы всю жизнь были отличницей?

— Да. Правда, в двенадцать лет я в первый раз влюбилась и на год перестала ею быть: появились тройки. Но потом вернулась в ряды отличниц. И балетное училище, куда попала в девятилетнем возрасте, окончила с красным дипломом.

— А зачем вам был нужен красный диплом?

— А как иначе? Балетное образование и балетная психология — очень специфические вещи. Там невероятно сильна конкуренция, не только между коллегами, но даже с самим собой. Это постоянное подстегивание. Да и семья учила меня трудолюбию своим примером: у нас все любили работать.

— Признайтесь, протекция играла какую-то роль в вашей карьере?

— О существовании детей-мажоров я узнала уже во взрослом возрасте. Честно! У меня было довольно изолированное детство, потому что моим миром была будущая профессия. Связи связями, но на сцену-то выходишь сам! И все зависит от того, можешь ты сделать тридцать два фуэте или не можешь.

— Вы, само собой, могли.

— Больше сорока делала, но такое количество не вписывается ни в один балет.

— Все эти рассказы про битое стекло, которое насыпают в пуанты, — правда?

— Для меня это были страшилки, со мной такого не случалось. Интриги шли скорее сверху, от руководства. Меня, как человека с известной фамилией, всегда рассматривают через лупу. И переносят личные симпатии-антипатии к моему отцу на мою персону. Единственный способ выжить в этой ситуации — пахать, совершенствовать себя.

— Поэтому вы пытались убежать из Большого театра в Америку?

— Мне всегда было недостаточно только классической техники. Я воспользовалась моментом междувластия, когда на смену Юрию Григоровичу в театр пришел Владимир Васильев, выпросила академический отпуск и уехала учиться в школу Марты Грэм — основательницы танца модерн.

— Почему не остались там? Вас же приглашали работать после окончания этой школы.

— От Америки у меня было впечатление картонного фасада, за которым ничего не скрывается. Я вернулась в Москву, в Большой театр. Но параллельно два года преподавала систему Марты Грэм в Школе современного танца Николая Огрызкова.

— С балетной сцены вы ушли из-за травмы. Производственной?

— Это случилось в момент сомнения. Я задумалась: почему ничего, кроме балета, не умею? И судьба усмехнулась: сомневаешься — вот, получай! Я захотела научиться кататься на горных лыжах и упала почти на ровном месте. Последовали восстановительные операции. Потом я поступила в Московскую академию хореографии учиться на хореографа-постановщика. Две мои студенческие работы шли на сцене Большого, одна получила приз на конкурсе хореографов «Ваганова-Prix». Но, окончив академию, я решила родить детей и временно рассталась с танцем. А поскольку творчество из меня перло, пробовала себя как постановщик показов коллекций от-кутюр и фотосъемок для журналов. Это был замечательный опыт, но не то дело, которым мне хотелось бы заниматься всегда.

— И в этот момент появился режиссер Николай Хомерики…

— Ко мне в гости пришла подруга и привела Колю. А у меня жажда актерства, бороться с которой невозможно. Рассказала об этом Хомерики. Он тогда был студентом французской киношколы La Femis, писал сценарий своего дипломного фильма, и дал мне небольшую роль в картине «Вдвоем», которая потом получила второй приз в программе дебютных фильмов на Каннском фестивале.

— А как родился образ героини ленты «Сказка про темноту»?

— Коля захотел снять не «женскую историю», а историю человека, не принимающего грубость и банальность внешнего мира. В результате вышел на образ милиционерши, что, на мой взгляд, очень метко: существующее у нас восприятие милицейской формы и жесткость, которую подразумевает работа инспектором по делам несовершеннолетних, создают разительный контраст с хрупкостью человека, который стоит за всем этим.

— Слабая адаптированность вашей героини в обществе — отклонение от нормы?

— Что такое норма? «Все как у людей», «чтобы не хуже, чем у других» — мне это кажется очень страшным. Люди, которые стремятся к такому положению, часто попадают в западню и в конце концов спрашивают себя: «У меня же все хорошо: работа, дом, семья — полный набор. Почему же я так несчастен?» Мне кажется, этот фильм — о порочности стереотипов достижения счастья, приобретенных еще в детстве…

— Сегодня вы, похоже, уже не собираетесь возвращаться в балет — с головой погрузились в кино?

— Никогда не говори «никогда». Все может быть. Если случится какой-то интересный проект, связанный с хореографией, почему бы и нет? Я ко всему открыта.

— Балетная выучка в театре и кино вам приходит на помощь?

— Да, безусловно. В пластике это дает большие возможности. Моя героиня в «Сказке про темноту» идет по берегу океана — непонятая, будто из другого мира привнесенная сюда, напоминает птицу, цаплю, что ли. Если бы не моя хореография, я вряд ли бы смогла так пройти. Мне кажется, это усиливает образ отрешенности. Или вот Геля начинает брать уроки танцев — в этом желание приблизиться к другому, более духовному, тонкому плану — в итоге это еще больше отдаляет ее от окружающего мира. А вообще большой стаж работы в балете приучает к терпению. Актерская профессия требует повышенной терпеливости — и в ожидании роли, и в работе над образом.

— Алиса, а почему вы не смотрите телевизор?

— То, что я вижу на экране, выводит меня из равновесия, и потом я плохо себя чувствую. Поэтому я решила, что не буду смотреть телевизор. Иногда смотрю интересные передачи на телеканале «Культура», а все остальное я могу найти и посмотреть в интернете. Мне так комфортнее. Не хочется включать телевизор просто для того, чтобы он разговаривал…

Алиса Хазанова

Родилась 13 февраля 1974 года.

Окончила Московскую академию хореографии, а также школу искусств «Juilliard School» (США) и актерские курсы «Флоран» (Париж).

Восемь лет работала в Большом театре. Преподаёт в Школе современного танца Николая Огрызкова на Арбате, ставила хореографические номера для академии хореографии. После серьёзной травмы колена прервала балетную карьеру.

Снимается в кино, актриса московского театра «Практика».

Мать двоих детей и жена финансиста, работающего в Европе.
Резонанс
Новости
Первый построенный в Новосибирской области кирпичный храм объявили памятником культурного наследия. В Легостаево Искитимского района по этому поводу устроили массовое ликование. После закрытия церкви в храме были склад зерна, мельница, хотели даже сделать кинотеатр или вовсе разобрать на кирпичи.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
Максим Галкин назвал размер пенсии своей супруги, Аллы Пугачевой. Пенсия певицы была в несколько раз ниже пенсии коллеги по цеху Валерия Леонтьева.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.