Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

На творческой кухне «Filarmonica»-квартета

09.12.2010
На творческой кухне  «Filarmonica»-квартета
Через несколько дней 20-летие будет отмечать прославленный новосибирский филармонический коллектив «Filarmonica»-квартет. Его не нужно особо представлять ни новосибирцам, ни любителям музыки в России или за рубежом. Это один из лучших струнных квартетов современности. На сцене они: руководитель — народный артист России Валерий Карчагин (первая скрипка), Оксана Анисимова (вторая скрипка), Илья Тарасенко (альт) и Станислав Овчинников (виолончель) — само совершенство. А еще, по мнению поклонников, олицетворяют — прежде всего в музыке и даже внешне — неким коллективным артистическим обликом — одухотворенность, изысканность, интеллигентность, искренность.
И хотя Илья и Станислав были приглашены в квартет в последнее пятилетие, влились в него очень гармонично, по их мнению, благодаря отсутствию здесь ноты авторитарности, и отношению к любимому делу, как в дружной талантливой семье, где все живут одними творческими и человеческими устремлениями.

…Крохотную комнатку на четвертом этаже камерного филармонического дома на Красном проспекте иначе как кухней, творческой кухней, не назовешь. Пюпитры с нотами сошлись вплотную, четыре стула, старенькое кресло, столик с чайником и... пятому некуда ступить…

Звучит прекрасная музыка. Остановка: «А давайте сделаем так…» Играют скрипки и альт, потом другая комбинация — виолончель и скрипка. «С этой цифры.. С этого такта… Еще раз!» — идет репетиция. Тихонечко дожидаюсь перерыва, сделанного, похоже, специально для интервьюера — с таким азартом работают эти музыканты, и задаю первый вопрос. Про музыку:

— Что это было?..

Валерий Юрьевич Карчагин, как я заметила потом, любящий слово «коллеги» (и коллегиальность как таковую) тут же переадресовывает мое любопытство Оксане Анисимовой, и она отвечает на первые три вопроса. Позже к разговору подключатся Станислав и Илья, но я не стану разбивать наш некороткий (многое в публикацию, разумеется, не вошло!) разговор о творческой кухне квартета на реплики, он был общим.

— То, что мы готовим к нашему юбилейному концерту, — знаменитый «Солнечный квартет» Гайдна. Мы играли его несколько лет назад, и вот выбрали для своего юбилея, потому что музыка очень яркая, выразительная, к тому же есть символика — опус № 20 и... двадцатилетие, она нам понравилась… Вот сейчас как раз дошлифовываем, чтобы публике было интересно.

«Мы такого ещё не играли»
— К 20-летию вы пришли переполненные сделанным или тем, что впереди необозримые дали планов и «залежи» несыгранной прекрасной музыки?

— И то, и другое: потому что, с одной стороны, очень много пройдено, но поскольку путь большой, и «залежи», как вы сказали, впереди тоже большие, трудно сказать, чем мы больше переполнены, тем, что впереди, или тем, что позади…

— Самые яркие впечатления — может быть, гастрольные, какие-то творческие пики прошлого сезона — словом, что вам запомнилось за последнее время каким-то особенным образом?

— Из того, что особо запомнилось и потом было связано с гастролями, — безусловно, Концерт Шенберга для квартета и симфонического оркестра. Сначала мы сыграли его в Новосибирске с оркестром под управлением дирижера Большого театра Грановского, и это было первое здесь исполнение, хотя и в России он звучал до этого всего лишь один раз, а потом по дороге в Европу исполнили его в Литве с оркестром маэстро Ринкявичуса. Это одно из ярких впечатлений прошлого сезона, потому что и музыка яркая, необычная, очень интересная — мы такой еще не играли.

— Валерий Юрьевич, а как вообще рождается, складывается репертуар квартета?

— В текущем сезоне мы обязательно начинаем планировать будущий: собираемся с коллегами, обсуждаем, каждый вносит какие-то предложения, возникают мысли по поводу композиторов, которых нужно было бы вспомнить или приступить к изучению. Потом примериваемся: интересно ли это будет в абонементе и насколько органично он складывается. Думаем, какие в следующем сезоне концерты могут быть более демократичными, не сильно классическими, благо интересной и достойной музыки очень много и сложностей в этом плане почти нет…

— Из секретов или замыслов: что вы можете пообещать новосибирцам в скором будущем? Что будет интересно вам самим и публике тоже?

— Не знаю, согласятся со мною мои коллеги или нет: мы находимся все время в пограничной ситуации, и каждый концерт для нас (я не сравниваю с победой) — это предложение для слушателей прийти и послушать следующий концерт. Несмотря на то, что есть абонементы и мы там играем шесть концертов, так или иначе, если какая-то из программ не то что бы неудачная, но вызывает какие-то вопросы, для нас ситуация становится немножко тревожная… В общем, все, что запланировал квартет, должно вызывать те впечатления, на которые мы рассчитываем. То есть в этом смысле ставка делается не на программу, композиторов, а на то, что этот концерт будет играть наш квартет. Мы из года в год добивались и добиваемся именно этого положения вещей.

«У квартета есть свой язык»
— Словом, не «Моцарта исполняет «Filarmonica», а «Filarmonica» играет Моцарта»?

— Именно так. Поймите правильно: это ни в коей мере не говорит о мании величия, а лишь о том, что у квартета есть какой-то свой язык, сложившийся стиль исполнения, который, в общем, привлекает внимание, и мы должны на этой планке находиться и все время ее поднимать… Но, естественно, те задачи, которые ставит композитор — Гайдн, Моцарт, другие, — они из года в год меняются. Чем квартет становится старше, тем, в общем, задачи усложняются.

— Коллектив сейчас находится на определенном пике — много сделано и многое сделать предстоит. Как ощущаете вы себя на пороге юбилея, какие ассоциации, мысли рождает эта дата — 20-летие квартета?

— Мне трудно сказать. Знаете, может быть, когда входишь уже в какой-то концертный пульс, ощущаешь эту концертную жизнь из года в год, из месяца в месяц, изо дня в день, когда перед нами всегда стоит СРОК, который говорит о том: вот скоро мы должны играть концерт, все время идет подготовка, и время разбилось таким образом, что невозможно на него смотреть, как на год или даже двадцатилетие, сложно сформулировать, ЧТО меняется. Наверное, что-то меняется, но оно меняется непрерывно — изо дня в день…

— Из такта в такт…

— Можно сказать и так. Поэтому, когда есть люди, которые вспоминают, что есть, например, такая дата — 10-летие, 15-летие и вот 20-летие, то это, наверное, и есть их работа — вспоминать. А наша работа продолжать все это дело, пока продолжается…

— Скажите, пожалуйста, чем в обозримом периоде времени вас радовала публика? Есть прямой контакт или до вас докатываются какие-то опосредованные волны приятия и понимания? Вот в Германии, пишут, за вами поклонники ездили из города в город?

Карчагин смеется:

— Ездили…

— А поскольку залы не могли вместить всех желающих, вы играли при открытых дверях…

— Играли…

— А что еще бывает: может, какие-то менее эффектные формы проявления любви к коллективу и его искусству, но не менее дорогие для вашего квартета?

— Бывают какие-то удачные концерты, которые мы вместе по-особому переживаем. Как-то все сходится: все коллеги довольны концертом, который вызвал большой резонанс и у слушателей, и в прессе. Или даже, не беря в расчет ни публику, ни прессу, просто получился концерт, вызвавший у всех нас огромные эмоции и желание работать и работать дальше. Потому что на самом деле удачный концерт и, если все это пережито вместе, дает такой импульс и и такой толчок, который и будущее формирует, и поддерживает силы — дает нормально жить, несмотря на огромную каждого из нас занятость… Создается какая-то особенная аура, особенная жизнь и особенная ситуация, именно поэтому, мне кажется, я и мои коллеги работаем, сидим здесь вместе и репетируем как проклятые…

— После репетиций большого оркестра…

— Да, после репетиций симфонического оркестра. Это очень сложно и очень трудоемко, а у всех семьи… Но тем не менее такая самоотдача вызвана именно моментами какого-то наивысшего творческого сопереживания после концерта, в котором для квартета «все сошлось».

НАША СПРАВКА
Гастрольная биография «Filarmonica»-квартета началась в 1990 году с успешного выступления на Festival des Horens в Германии. Уже в следующем году коллектив становится лауреатом Всесоюзного конкурса квартетов, его приглашают на престижные российские и зарубежные фестивали.

Основу репертуара ансамбля составляет широко понимаемая классика — от Гайдна до Шостаковича. Наряду с известными произведениями музыканты обращаются к редко звучащим сочинениям великих композиторов (С. Франк, Б. Сметана, Д. Верди), открывают незаслуженно забытые имена (Н. Рославец, А. Мосолов).

«Filarmonica» осуществляет проекты, выходящие за рамки академических жанров. Решения всегда неожиданны: музыка «Битлз», выступление в тандеме с джазовым коллективом или вечер старинного романса. Музыканты стали первыми исполнителями целого ряда сочинений современных композиторов России, США. Израиля, Франции, многие из которых созданы специально для «Filarmonica»-квартета.

Коллектив обращается к камерной музыке других составов (трио, квинтеты, секстеты, октеты). Творческая дружба связывает «Filarmonica»-квартет с целым рядом отечественных и зарубежных музыкантов, среди которых: Борис Андрианов, Максим Рысанов, Александр Рабинович, Марк Дробинский, Дора Шварцберг, Иван Урвалов, Вероника Джиоева, Мари Кобаяши, Александр Палей и многие другие.

«Filarmonica»-квартет представлял исполнительское искусство нашей страны на таких престижных фестивалях, как «Дни культуры России в Бразилии», «Европалия-2005» и других.

Всероссийская газета «Музыкальное обозрение» назвала «Filarmonica»-квартет коллективом года (2008).

По данным опроса, проведенного радио «Немецкая волна», коллектив входит в десятку лучших квартетов мира.
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
«До дури затягивают гайки на сервисе пневмопистолетами! Нужно тупо стоять над механиком и требовать, чтобы подтягивал вручную!». Ажиотаж по смене резины на зимнюю стартовал в Новосибирской области, все спешат «переобуться», но итоги шиномонтажа ужасны – гайки на колесные болты (шпильки) намертво прикручивают пневмоинструментом. Резьбу перетягивают с силой, превышающей нормативные моменты. Это прямой риск сложной ситуации на трассе при замене колес, а то и путь к аварии, если болт сломается. Что нужно требовать от мастеров шиномонтажных СТО?
Пожар по повышенному номеру сложности ликвидировали спасатели в городской клинической больнице скорой помощи Октябрьского района вечером 19 октября. Сотрудники МЧС России вместе с администрацией медучреждения эвакуировали 160 пациентов, в том числе 14 маломобильных.
К переменам готовится новосибирский зоопарк. На его территории намерены построить вольер для крупных африканских животных. Архитекторы и дизайнеры разработали уже несколько проектов. По предварительным подсчетам, новшества обойдутся в сотни миллионов рублей. Но на пути реализации масштабных планов появились препятствия.
Молодой следователь-криминалист отдела криминалистики следственного управления СКР по Новосибирской области раскрыл преступление, совершенное в 2005 году. Преступника нашел в Тогучинской колонии, где тот отбывал срок за другое изнасилование. О самых интересных делах и этической стороне профессии Андрей Салин рассказал корреспонденту VN.ru.
Три автомобиля столкнулись на автодороге Р-254 на территории Чулымского района в субботу, 19 октября. В результате аварии на месте от полученных травм скончались трое мужчин – водитель и пассажиры «Nissan».
Выпускник аспирантуры факультета автоматики и вычислительной техники Новосибирского государственного технического университета Алексей Приходько не слышит с рождения.
x^