Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Работа на границе событий

2011-12-01
Вера Утюпина

В 1994-м он окончил Новосибирский медицинский институт по специальности реаниматолог-анестезиолог. А в 2006-м был назначен директором территориального Центра медицины катастроф. Между двумя этими датами — учеба в аспирантуре, защита диссертации, работа рядовым врачом, начальником отряда специализированной медицинской помощи, заместителем директора.

Точка отсчета — ХХ век
— Евгений Александрович, чему медицина катастроф обязана своим появлением?

— Медицину катастроф очень часто ассоциируют и даже путают с Министерством чрезвычайных ситуаций, так как создание этих двух структур имеет одну точку отсчета — конец ХХ века, и развивались они параллельно. 20 лет назад в стране была практически ликвидирована служба гражданской обороны. Количество же нештатных ситуаций с огромным числом жертв между тем нарастало. Появилась необходимость в службе, которая смогла бы работать не в стационарах, не в каретах «скорой помощи», а на «границе очага». МЧС отвечает за высвобождение людей из-под завалов зданий и затопленных помещений, из салонов покореженных автомобилей или обломков самолетов, куда медицинским работникам доступ ограничен из-за реальной опасности серьезных травм. Специалисты центра имеют удостоверение спасателя, но при этом оказывают пострадавшим первую экстренную медицинскую помощь. В Новосибирске центр экстренной медицинской помощи основан в 1992 году. С тех пор названия его менялись, но суть оставалась прежней.

— Были ли реальные события, подтолкнувшие к его созданию в Новосибирске?

— Если вы помните, в начале 1990-х происходили крупные конфликты на юге страны. Потом — сильнейшее землетрясение на Сахалине, которое разрушило город Нефтекамск. Под обломками зданий на морозе погибло 2 040 человек. Именно в это время и было принято решение об организации и Министерства по чрезвычайным ситуациям, и, чуть позже, службы медицины катастроф в каждом регионе.

— Я помню только две крупные аварии, случившиеся за последнее время в области. Это июльская трагедия с автобусом недалеко от Мошково (5 человек погибли, 11 доставлены в больницы) и почти такая же — два года назад под Ордынском, унесшая жизни девяти человек. Больше таких крупных ДТП вы не припомните?

— С таким большим количеством жертв — слава богу, нет. Но в этом году произошло еще два серьезных происшествия, в которых пострадали жители Новосибирской области. Первое опять связано с транспортом: ДТП случилось на границе Кемеровской и Новосибирской областей, погибло несколько человек. Второе — с туристами, отдыхавшими в палаточном лагере: налетел смерч, дерево упало на палатку, одна женщина погибла на месте, остальные получили сильные ожоги.

Честность и профессионализм
— Медицина катастроф — это работа в чрезвычайных ситуациях. Какими профессиональными и человеческими качествами должны обладать члены вашей команды?

— В людях более всего ценю честность. А для членов команды у меня два основных требования. Во-первых, высокий уровень базовой подготовки. Все сотрудники центра — хирурги, травматологи, анестезиологи — должны иметь богатый опыт практической медицины. Во-вторых, психофизиологическая устойчивость. Испытывая стресс при виде горя и боли, медик должен уметь подавить свои эмоции, чтобы грамотно оказать помощь.

Прежде чем взять специалиста, проводим небольшую экскурсию: рассказываем и показываем, с чем можно столкнуться, где можно оказаться, как могут развернуться события; предупреждаем, что от работы порой страдают интересы семьи. Если решится — назначаем испытательный срок. На первом этапе не предлагается принимать ответственных решений — смотрим, как справляется, привлекаем к учениям. Они — одна из составных частей медицины катастроф.

— Как проходят учения?

— Учения обычно проводятся совместно с МЧС, МВД, пожарными; взаимодействуем с Министерством обороны. Обязательно участие лечебно-профилактических учреждений, и в первую очередь бригад скорой медицинской помощи. Муниципальные образования проводят такие учения не реже одного раза в три года. В Новосибирске — несколько раз в году: здесь много возможностей для катастроф. Моделируются самые разнообразные ситуации: техногенные и природные, транспортные происшествия, теракты — все отрабатывается. Ведь, как правило, несчастья приходят неожиданно. Учимся не поддаваться панике, действовать быстро, решительно — на счету каждая секунда.

Как «летает» медицина
— У медицины катастроф есть свои вертолеты, самолеты?

— Мы занимаемся оказанием первой экстренной помощи, иметь на балансе вертолеты и самолеты нерентабельно. Для перемещения специалистов или эвакуации пострадавших привлекаем другие организации. Возьмем, к примеру, недавние события в Турции, когда в автокатастрофе пострадали новосибирские туристы. Для их эвакуации использовалась авиация федерального уровня. Мы встречали их у трапа и развозили по лечебным учреждениям.

— А сами летали на спасательном транспорте?

— На вертолете — да, но там очень шумно.

— Приходилось ли вам оказывать медицинскую помощь в воздухе?

— Если человек пострадал, максимальный объем помощи оказывается на земле. Если раненого погрузили в самолет, считается, что он стабилен и может транспортироваться. Если возникает внештатная ситуация, при которой необходима помощь в воздухе, у нас для этого есть все, но лично у меня такая ситуация не возникала.

— Как руководителю вам часто приходится выезжать на места событий, участвовать в спасении людей? Что испытывает при этом врач?

— На все крупные происшествия обязательно выезжаю, а если не хватает врачей и случается необходимость, конечно, участвую. А первое чувство, которое возникает, — желание максимально помочь людям. Картина всегда очень страшная. Это горе и еще раз горе. Иногда спасенный жалеет о том, что остался жив, если потерял в катастрофе близких. Но врач не имеет права на эмоции. Чем их меньше, тем лучше исполнение профессионального долга.

— Действия наших медиков при катастрофе с кемеровским автобусом оценены на самом высоком уровне. Вы проводите «разбор полетов» ваших подчиненных? Учитываются ли уроки нештатных ситуаций?

— Разбор полетов обязателен. Ситуации, даже самые банальные, когда, к примеру, столкнулись две машины (а гибель людей всегда для кого-то катастрофа!), обсуждаются на каждой планерке, тем более крупные происшествия. Основной урок любой нештатной ситуации — никогда не расслабляться. Есть такое понятие — «золотой час». Если первую помощь не оказать в течение 60 минут, риск летальности увеличивается на треть. Всегда есть маленькие нюансы, избежав которые, можно сделать что-то лучше. Эти моменты мы отслеживаем, анализируем. Но главное правило — не навреди.

Личное дело
— Много ли у вас друзей?

— Слово «друг» — очень широкое понятие. Я бы сказал, что у меня много товарищей, хороших коллег по работе, даже не из числа медиков, таких, с кем я нахожу общий язык, к кому испытываю внутреннее доверие.

— Чем на сегодня вы можете гордиться?

— Своей семьей!

— Тогда поподробнее о семье…

— Жена тоже медик, преподает в медицинском университете. Дети — дочки — пока школьницы: одна учится в 5-м, другая в 7-м классе. Кем они станут в будущем, пока не ясно.

— К вашей профессии относятся с романтизмом?

— По крайней мере, считают ее нужной. Папы часто не бывает дома, он может появиться через сутки, через двое. Жена и дети понимают это, считают, что для моей работы подобное в порядке вещей.

— А как отдыхаете?

— Опять же с семьей. Стараемся не отдыхать в Новосибирской области, потому что в силу специфики работы, находясь здесь, волей-неволей всегда буду участвовать в событиях. Чаще всего путешествуем по Горному Алтаю, по Европе. У меня активное хобби — охота. Охотничьей собаки не имею, не такой я профессионал в этой области. Главное — общение с природой. А из животных дома рыбки в аквариуме. Их основное достоинство в том, что они молчат и не просятся гулять.

ФАКТ
Еженедельно в мире регистрируется одна катастрофа, в ликвидации последствий которой участвуют международные силы. На проведение спасательных работ ежегодно расходуется более одного миллиарда долларов. Наиболее тяжкие последствия имеют природные катаклизмы. Анализ показывает, что 90% из них составляют наводнения, циклоны, землетрясения и засухи.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Похожие новости
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Тридцать лет назад широко известен стал телевизионный журналист, капитан милиции Владимир Чеплыгин. Сейчас Владимир Николаевич – ветеран милиции и подполковник МВД. Его книга «Капитан Чеплыгин рассказывает» вышла в 1993 году тиражом 100 тысяч экземпляров. Но в книге он рассказал далеко не все любопытное о криминальном Новосибирске давних лет. Продолжаем публиковать его воспоминания.

Во вторник, 2 марта, многие жители Искитима и Искитимского района в мессенджерах получали и делились со знакомыми аудио-сообщениями, в которых неизвестные предупреждали о новом виде мошенничества.
Со 2 марта временный порядок автопродления выплат ежемесячных денежных пособий на детей, введеный из-за пандемии, отменен. Теперь, как и раньше, для получения выплат необходимо написать заявление.



Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год