Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Исторический склероз — самая опасная болезнь»

02.03.2012 00:00:00
Юрий Бугаков
«Исторический склероз — самая опасная болезнь»
Критика власти — дело хорошее, полезное. А в предвыборную пору — ещё и политически выгодное. Тем более что поводов для критики власть даёт более чем достаточно. Вот только как бы в этом «критическом угаре» нам не упустить собственную страну. Чтобы потом в очередной раз удивляться, как же оно так получилось: вот только что тут была страна — и вдруг нет?

70-е: «Благополучие», вышедшее боком
Любим мы вспоминать советские времена. Только как-то уж больно избирательно мы их вспоминаем: в основном то, как мы, сельхозпроизводители, не считали денег и горючки. И забываем, что многие тяжёлые, системные проблемы нашего АПК начались именно тогда, при советской власти.
Чуть ли не каждую сессию Законодательного собрания мы, областные депутаты, списываем с карты Новосибирской области очередную деревню, в которой уже никто не живёт. А теперь, кто постарше, давайте вспомним, когда же началось это жуткое явление — обезлюдение российского и сибирского села?

Произошло это в середине 70-х, как последствие одной из самых безумных и вредных кампаний того времени — ликвидации «неперспективных» деревень. Автором этой концепции была небезызвестная Татьяна Заславская, впоследствии крупный экономист-«перестройщик». Уничтожение «неперспективных» сёл началось в 1976 году под предлогом «избавления советской деревни от патриархальности». Только у нас в Ордынском районе с лица земли тогда стёрли одиннадцать крупных, живых населённых пунктов! Там жило по полторы тысячи человек, там были школы, клубы, медпункты, производство (отделения колхозов).

Делалось всё это очень методично: вначале в деревне закрывали школу и ребятишки были вынуждены или жить в специально созданных интернатах-пятидневках, или ходить из своей деревни в школу на центральную усадьбу за десять километров. Но люди продолжали жить в этих сёлах. Тогда там закрывали медпункт и клуб. Если и после этого люди продолжали держаться, то в качестве последнего средства убирали производство: уводили скот на центральную усадьбу. И вот тогда народ в массовом порядке побежал из села. Именно тогда, в конце 70-х — начале 80-х, впервые началась нехватка рабочих рук в колхозах и совхозах, появились первые «шабашники» и прочие случайные люди на селе. И сейчас мы списываем с карты сёла, которые на самом деле исчезли давно. Там ещё к началу 90-х оставалось по два-три дома и несколько доживающих свой век пенсионеров.

Обидно то, что сама по себе идея была в принципе неплохой! Если воплотить её с умом. Ведь и вправду невозможно — да и не нужно — в каждом селе строить Дом культуры, большую школу и полноценную поликлинику. Это та концепция развития сельских территорий, о которой мы и сегодня говорим как о наиболее оптимальной: централизация экономических и социальных ресурсов в крупных сёлах и райцентрах. Но эти горе-реформаторы ничего по уму сделать были не способны.

Кстати, мы у себя в колхозе «Большевик» тогда пережили эту кампанию относительно благополучно, потому что начали активно строить в Верх-Ирмени жильё, развивать социальную сферу — и народ начал переселяться из близлежащих деревень сюда. Мы не дали людям убежать из села куда глаза глядят. А в целом в стране и в Сибири получилось по принципу «хотели как лучше...»: неперспективные сёла ликвидировали, а на центральных усадьбах никаких условий людям не создали! Вот откуда растут ноги у самой серьёзной проблемы современного АПК — нехватки людей.

Вообще все реформы, которые проводились в сельском хозяйстве в годы советской власти, ничего, кроме вреда, селу не принесли. Эти бесконечные эксперименты — укрупнения, разукрупнения, переселения, реорганизации — не дали АПК ни эффективности, ни устойчивости. А главное — не смогли накормить страну. Итог этих «благополучных» лет очень логичен: к 1984 году мы закупали в Америке и Канаде 40 миллионов тонн зерна ежегодно.

«Это неправда, что в 90-е годы мы стояли на краю пропасти. Мы тогда уже висели над пропастью…»

90-е: катастрофа
А уж в 90-е годы по сельскому хозяйству врезали так, что мне лично и сейчас непонятно, как мы выстояли, и морально, и материально. Ведь наряду с экономическим уничтожением агропромышленного комплекса страны была ещё и моральная травля: ельцинские либерал-реформаторы, которые сегодня снова рвутся к власти, объявили председателей колхозов чуть ли не врагами народа, «красно-коричневыми», «носителями вредной совково-колхозной идеологии», «помещиками». Как только нас ни называли — всё и не упомнишь. Кто-то из нас выдержал эту травлю, а кто-то — нет.

Началась массовая дикая приватизация, проводимая, если кто забыл, насильно! Руководителей колхозов и совхозов заставляли акционироваться как попало, не думая о последствиях. Мало того, в этой ситуации ещё и дали возможность избирать руководителей. Мы, например, уцелели тогда только потому, что были колхозом. Тогда из шестнадцати хозяйств Ордынского района было всего два колхоза: «Красное знамя» в Пичугово и наш «Большевик». А во многих хозяйствах за год менялось до пяти директоров! Помню, в Козихе вообще однажды выбрали настоящего уголовника, только что из тюрьмы. Приехал в деревню этот бритоголовый деятель и сказал жителям: «Изберете меня — и завтра привезу вам уголь!». Ну что, взяли да и выбрали. Потом стали разбираться, оказалось, рецидивист. Его прямо из руководящего кресла — опять в «обезьянник».

А затем по российской глубинке поехали милые, улыбающиеся американские советники. Один такой американец приехал как-то и ко мне в «Ирмень», представился консультантом Министерства сельского хозяйства России. А тогда была тяжелейшая проблема с реализацией животноводческой продукции: молоко сдаём, а деньги торговые предприятия не платят. И этот американский товарищ мне и говорит с улыбочкой: «Ну что, господин Бугаков, медлить нельзя: надо вам прямо сейчас весь ваш скот увезти на мясокомбинат». Я ему говорю: «Да вы что, как можно?! Во время войны люди голодали, рисковали жизнью, но сохраняли элитное племенное поголовье!». И тут он сказал мне фразу, которую я запомнил навсегда и после которой всё понял про этих господ: «Производить продукцию в убыток не только экономически нецелесообразно, но и безнравственно!». Вот такой «советник».

Один пример: сегодня Япония выращивает рис, который обходится стране в 10 раз дороже, чем если бы закупать его, например, во Вьетнаме. Тем не менее японцы свой рис выращивают! Когда я спросил японца, зачем они это делают, он ответил: «Как зачем?! Чтобы не потерять дух страны, дух самураев». А наши правители говорили: «Пусть погибает сельское хозяйство! Запад нас накормит!» И «накормил». Всё продовольственное барахло, которое накопилось за границей, потоком вывалилось в Россию. Что мы тогда ели, помните? Импортную колбасу, по сравнению с которой советская по 2 рубля 20 копеек — просто элитный продукт. «Ножки Буша», напичканные гормонами. Накушались мы этого тогда до отвала.

Теперь все мы знаем, что Америка приложила массу усилий для развала не только страны, но и конкретно сельскохозяйственной отрасли. Что и говорить, ребята работали очень ловко, пользуясь слабоумием и предательством ельцинской камарильи. Но для меня лично самое потрясающее то, что это самое жульё, разрушившее страну, сегодня вновь учит нас с вами, как строить государство экономически и политически!

Однако в этих чудовищных условиях наше сельское хозяйство всё-таки выжило. И сегодня досыта кормит страну. У меня в «Ирмени» гостил посол Германии в России, который в приватной беседе признался: «Я в Москве покупаю продукты только российского производства. Потому что русские продукты сегодня самые натуральные и чистые». Понятно, что они экологически чистые не от хорошей жизни: мы по финансовым возможностям не в состоянии в таких объёмах, как наши европейские и американские коллеги, пичкать землю химией и выдавать урожаи по 60 центнеров. Сегодня мы на гектар пашни применяем всего семь килограммов удобрений. Зато наш урожай действительно экологически чистый. А раз растениеводство чистое, то и животноводческая продукция на порядок чище.

2000-е: реанимация
На Путина мы сегодня вешаем всё. Всё, что мы натворили за прошедшие двадцать пять лет. Кто-то делает это в «критическом угаре», а кто-то — совершенно сознательно, чтобы заработать политический капитал. Политиканы сознательно смешивают два совершенно разных десятилетия российской жизни: ельцинское и путинское. Но если говорить честно, ещё двенадцать лет назад мы с вами знали вообще, кто такой Путин?! Мы знали о том, что существует Путин, когда шёл развал сельского хозяйства, промышленности, когда либерал-«реформаторы» потрошили страну, когда люди по полгода не получали зарплаты и пенсии?!

То, что сделала власть за последние десять лет — невозможно переоценить. Только слепой или провокатор может не замечать эти невероятные перемены, которые произошли со страной в течение десятилетия. Трудно себе даже представить, в какую клоаку влез Путин, не имея в начале работы президентом ни политического, ни административного опыта. Ведь это неправда, что мы тогда, в 90-е годы, стояли на краю пропасти. Мы уже висели над пропастью! Разорвав кабальные «африканские» договоры на поставку энергоресурсов за рубеж, Путин вызвал лютую ненависть Запада и наших доморощенных агентов влияния. Вот почему профессиональные мерзавцы, которые в 90-е растащили страну, сегодня опять лезут на трибуны, проклиная «жуликов и воров»!

* * *

«Политиканы сегодня сознательно сваливают в одну кучу два совершенно разных десятилетия, два разных периода российской жизни: ельцинский и путинский. На Путина мы сегодня вешаем всё. Всё, что натворили за прошедшие двадцать пять лет...»

Есть у нас, русских, странная национальная черта: наш горизонт исторической памяти — не больше десяти лет. Поднявшись и отряхнувшись после очередного краха, мы вновь начинаем старую песню: «Мало! Мало! Мало!» Причём вместо того, чтобы объединиться для решения проблем (а проблем-то накопилось выше крыши!), мы будем просто сидеть и говорить о том, как всё плохо. А ещё о том, что обязанность власти — быстро-быстро сделать всем хорошо.

Некоторые договорились уже до того, что наше сельское хозяйство брошено на произвол судьбы, что ему не помогают. Враньё! Ну, враньё же! Четыре года назад в областной бюджет на поддержку сельского хозяйства закладывалось 360 миллионов рублей. В 2011-м — 1 миллиард 700 миллионов, в этом году — 1 миллиард 800! И плюс к этому почти полтора миллиарда из федерального бюджета. А в целом, с учётом прочих программ, новосибирскому АПК на 2012 год выделено 3,5 миллиарда рублей. За четыре года поддержка увеличилась в 10 раз! Кое-кто мне говорит: «Ну, подумаешь, три миллиарда! Тоже мне сумма!». Конечно, хочется больше. Всегда хочется больше.

Но это где такое было видано, чтобы компенсировались сельхозтехника на 50 процентов, удобрения — на 20, семена — на 20 процентов и так далее?! Такого не было никогда! Не было еще таких времен в нашем сельском хозяйстве. В прошлом году в области построено 12 новых животноводческих комплексов. Пусть это не всегда именно комплексы, зачастую это просто новые коровники, но тем не менее они построены! Впрочем, развивается не только производственная, но и социальная жизнь села.

Каждый год в области вводятся в строй новые школы и больницы. Но главное — какие это школы! Какие это больницы! Мы о таких школах, с таким оснащением, в наше время и мечтать не могли! Помню, как в 90-е я однажды потратил все деньги из своего годового депутатского фонда на новые доски в школьных классах Ордынского района: на них же писать было невозможно! А сегодня что мы видим? Компьютерные классы с полным оснащением, современные диагностические кабинеты. Растет заработная плата в социалке. А программа «Земский врач», по которой сельскому доктору выделяется миллион рублей?! Неплохое начало карьеры.

Недавно на собрании учителей, которое проходило в нашем селе, разговаривал с директором козихинской средней школы Людмилой Валентиновной Дудко, учителем с 37-летним стажем, отличником народного образования. Она произнесла то, что я никак не ожидал от неё услышать: «Я, пожалуй, впервые за многие годы хожу на работу как на праздник!». Это говорит учитель, которого жизнь никогда, мягко говоря, не баловала. Вот эти слова, наверное, будут поважнее всех цифр и экономических показателей.

* * *

Я абсолютно уверен, что если мы будем стабильно, последовательно двигаться в выбранном направлении и если будет всё нормально с экономикой, то количество проектов, которые сейчас реализуются на селе, в ближайшие годы перейдет в качество. В новое качество сельской жизни. Никто не хочет работать в тех условиях, в которых работали тридцать лет назад. И никто не будет больше так работать. Это касается и растениеводства, и животноводства. И это правильно. Если продолжится взятый вектор, в село скоро поедет и врач, и учитель, и агроном. И я ни в коем случае не призываю «потерпеть и подождать»: давайте приближать это вместе! Давайте работать, пробивать, добиваться!

Вперёд, назад или вниз?
Впрочем, для любого человека, не страдающего провалами памяти, выбор 4 марта, как мне кажется, будет очевиден. И не нужно никого учить жить, навязывать мнения. Мне наши, ордынские, учителя на днях сказали очень разумную, мудрую вещь: «Знаете что, Юрий Фёдорович? Вы, ради бога, не дёргайте нас, не лезьте в душу, и мы уж как-нибудь сами оценим ситуацию и выберем своё будущее». У нас ведь как выборы — начинаем суетиться, давить, пропагандировать. Пусть люди сами определятся. И я думаю, люди определятся правильно. Для этого нужно просто спокойно вспомнить, где мы были совсем недавно, а затем оглянуться по сторонам.

ЦИФРА
В 2011 году сельхозпроизводителями области приобретено 3450 единиц техники и оборудования на сумму 4700 млн рублей.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс

Новости
Профессор МГАХИ и кандидат искусствоведения  Николай Васильев провел авторскую экскурсию по главным архитектурным памятникам и нетуристическим объектам Новосибирска.
21.10.2021 фото
Сталь, железобетон и причудливые формы. Здания советского модернизма можно встретить на всем пространстве бывшего СССР. VN.ru спросил архитекторов города – какими зданиями, построенными в конце прошлого века, можно гордиться.

29.09.2021 Видео
Звезда российского рэпа рассказал Юрию Дудю о жизни в родном городе.