Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Добровольно-недоступное страхование

2013-02-21
Вера Утюпина
Добровольно-недоступное  страхование
Попасть вовремя к нужному врачу, который поставит верный диагноз и назначит адекватное лечение — эти требования к медицинскому обслуживанию чрезмерными не назовешь. И все же случается, что получить качественную помощь пациенту не удается. Вопросы эффективности системы здравоохранения должна решать действенная система обязательного и добровольного медицинского страхования. «Узкие места» первого нам давно известны — это очереди, не всегда высокий уровень сервиса, долгий период ожидания диагностических исследований и приема узких специалистов и т. д.

Поможет ли добровольное медицинское страхование расширить спектр медицинских услуг и сделать их более доступными для сибиряков?

Попасть вовремя к нужному врачу, который поставит верный диагноз и назначит адекватное лечение — эти требования к медицинскому обслуживанию чрезмерными не назовешь. И все же случается, что получить качественную помощь пациенту не удается. Вопросы эффективности системы здравоохранения должна решать действенная система обязательного и добровольного медицинского страхования. «Узкие места» первого нам давно известны — это очереди, не всегда высокий уровень сервиса, долгий период ожидания диагностических исследований и приема узких специалистов и т. д. В итоге значительная часть работоспособного населения просто отказывается от визитов в муниципальную поликлинику. В то же время лечение в частных медицинских учреждениях по карману далеко не всем сибирякам.

Институт добровольного медицинского страхования по идее должен помочь в решении этих проблем и предоставить альтернативу и дополнение ОМС. Тем не менее работа в этом секторе считается убыточной для страховщиков, особенно в удаленных от столицы регионах. Почему затормозилось развитие рынка добровольного медицинского страхования (ДМС)? Смогут ли в обозримом будущем пользоваться полисами ДМС не только сотрудники крупных корпораций, но и обычные, так называемые физические лица? Эти вопросы мы обсудили с представителями страховых компаний и учреждений здравоохранения в ходе круглого стола в редакции газеты «Советская Сибирь».

Ликбез для потребителей
— Что представляет собой наша система добровольного медицинского страхования? Почему эксперты считают ее, в сравнении с западной, не в полной мере страховым продуктом?

Сергей Исаков:
— В большинстве стран существуют смешанные системы медицинского страхования, предполагающие финансирование из разных источников. Это позволяет использовать для нужд здравоохранения значительные объемы денежных средств. Классика ДМС — это страхование, которое покрывает большие (так называемые катастрофические) расходы на медицинское обслуживание и складывается из страховок нескольких видов — коллективных и личных, обязательных и добровольных. Все программы ДМС в России можно разделить на «рисковые» (истинно страховые) и «нерисковые» (схемные, депозитные), которые не соответствуют критериям страхования. Пример самой распространенной в Новосибирске «рисковой» модели добровольного медицинского страхования — сезонное страхование от клещевого энцефалита и сопутствующих ему заболеваний, когда небольшой взнос обеспечивает приличную выплату при наступлении страхового случая. Страховой случай в данной ситуации — обращение за медицинской помощью при укусе клеща и медицинские расходы на лечение, появившиеся в результате укуса насекомого — переносчика этого опасного заболевания.

Елена Хорошева:
— У нас полис ДМС воспринимается потребителем как набор определенных медицинских услуг на ограниченное время, например на год. Западная, в том числе американская, классическая система страхования имеет, во-первых, неограниченный срок действия полиса, во-вторых, не предполагает, что застрахованный человек обязательно в течение действия данного страхового полиса использует всю страховую сумму. То есть страховым случаем является заболевание, о котором застрахованное лицо не знало на момент страхования. Появилась проблема — оплачивается ее лечение. В России же страховым случаем зачастую является само обращение человека в лечебное учреждение. Вместе с тем не работает основной принцип страхования: застрахованных лиц много, но лечатся не все, а средства, перечисленные ими в страховую компанию, идут на лечение действительно нуждающихся в медицинской помощи держателей полисов.

Елена Бобяк:
— Соглашусь, что от подлинного страхования остались лишь небольшие сезонные программы «Антигрипп» и «Антиклещ», да понемногу начали внедряться другие «рисковые» программы. Но для физических лиц это очень дорого. Сегодня в Новосибирске стоимость полиса ДМС может превышать 40 — 60 тысяч рублей в год. В то время как корпоративная страховка обходится намного дешевле. Думаю, понятно почему: при множестве застрахованных сотрудников предприятия как раз и реализуется страховой принцип накопления денежных средств «все за одного».

Татьяна Барсук:
— Когда-то Россия была мировым лидером по объемам медицинского страхования. В 1913 году страховые резервы страны составляли 21 миллиард царских золотых рублей только по имущественному страхованию. Присутствовало и личное, и обязательное медицинское страхование. После революции у нас остались две страховых компании: Росгосстрах, который страховал все экономические риски, возникающие внутри страны, и Ингосстрах, бравший на себя страховые случаи за рубежом. Но по сути эти компании занимались лишь аккумулированием и перераспределением средств. За годы советской власти население забыло, что страхование — древнейшая категория экономических отношений, очень выгодная обществу. После принятия закона о медицинском страховании возрождение страхования у нас началось с появления ранних, незрелых его форм. Мы не можем мгновенно изменить психологию населения и вынуждены жить с тем законодательством, что есть сейчас. Ведь и в этих условиях страховые компании продвигают свои программы ДМС, значит, есть что-то, что мы можем сделать?

Зачем платить дважды?
— Давайте разберемся вот в чем. За каждого работающего человека предприятие делает обязательные отчисления в фонд ОМС. Если при этом организация предлагает сотрудникам еще и полис ДМС, получается, что как минимум часть медицинских услуг оплачена дважды? Нельзя ли сделать эти системы дополняющими друг друга?

Елена Бобяк:
— Этот вопрос неоднократно поднимался в экспертном сообществе. Но проблема в том, что программа госгарантий, предусмотренных в системе ОМС, до сих пор не детализирована. Мы не можем с уверенностью сказать, за что и сколько мы платим по полису ОМС. Кроме того, до недавнего времени порядок оказания платных услуг в муниципальных учреждениях был таков, что легче было их вовсе не оказывать. Еще и поэтому страховые компании сотрудничают преимущественно с частными клиниками. Чтобы объединить две системы и сделать их взаимодополняющими, страховым компаниям совместно с государственными органами, медицинскими учреждениями и областным фондом ОМС необходимо разработать стандарты и нормативы оказания медицинской помощи. Между тем в соседней с нами Кемеровской области уже была предпринята попытка объединения. Там в качестве эксперимента было введено дополнительное медицинское страхование, стандарты которого тщательно прописали. Больницы получали деньги по ОМС за то, что положено по полису государственных гарантий, а на дополнительные услуги пациенты оформляли страховку. В результате по полису дополнительного страхования ежемесячно пациент платит 350 — 400 рублей — совершенно реальные суммы.

Анна Киселева:
— Замечу, что кемеровчан в части комплексного страхования (ОМС + ДМС) поддержала администрация области — был сформирован пул из нескольких страховых компаний, которые разработали единую программу, определили одинаковые тарифы и условия страхования, а пациент получил возможность выбирать страховую компанию с точки зрения качества оказываемых ею услуг.

Елена Хорошева:
— Если бы эта модель удовлетворила всех, она наверняка была бы растиражирована. Но коллеги из этого региона указывают на то, что уже сейчас задуманная система претерпевает ряд существенных изменений.

Сергей Исаков:
— По крайней мере жители области поняли, что здоровье — категория, о которой человек должен заботиться сам. Просматривая отраслевые форумы в сети Интернет, я обратил внимание, что некоторые из них содержат живейшее обсуждение вопроса: какую страховую компанию для добровольного медицинского страхования выбрать. Люди делятся различными мнениями, обмениваются опытом. Я удивился: откуда эти пользователи? Оказывается, кемеровчане, потому как опыт внедрения личного ДМС в Кемеровской области велик.

Принцип качества
— Мы поняли, почему страховые компании сотрудничают именно с частными клиниками. Но ведь и их нужно выбрать. По какому принципу это делается? Были ли случаи, когда расторгались договоры?

Елена Хорошева:
— Что касается нашей страховой компании, то мы имеем договоры практически со всеми медицинскими учреждениями не только Новосибирска, Новосибирской области, но и других регионов. Основные условия, по которым мы выбираем медучреждение — это наличие лицензии, квалификация персонала и ценовая политика. Дальше решает клиент: где ближе, где удобнее обслуживаться. У нас нет жесткого прикрепления организации к определенной клинике. Я думаю, что не только мы, но и другие страховые компании стремятся заключить договоры с хорошо зарекомендовавшими себя лечебными учреждениями. В нашей практике были лишь единичные случаи расторжения договоров, связано это, например, с тем, что мы считаем невозможным выполнение условия обязательного прикрепления и формирования потока клиентов.

Анна Киселева:
— Конечно, хочется, чтобы лечебные учреждения были ближе к пациентам и доступнее по стоимости услуг. В целом клиник в нашем регионе достаточно, если чего и не хватает, так это, может быть, стационаров. Наш застрахованный сам волен выбирать, где обслуживаться. Допустим, обратился в одно лечебное учреждение — не понравилось, пожалуйста, выбирай другое. Возможно, клиенты у нас балованными становятся… Ну и пусть — у застрахованного должно быть право выбора.

Татьяна Барсук:
— Оценю сотрудничество со страховыми компаниями как представитель лечебного учреждения. В нашем портфеле договоров по ДМС 56 страховых компаний, что составляет 30 процентов дохода Дорожной больницы. Хочу отметить, что это хорошо организованный поток пациентов, позволяющий исключить простои дорогостоящего оборудования, высококвалифицированных кадров и койко-мест. Преимущество для пациентов — отлаженная логистика. Человек, имеющий полис ДМС, знает, что именно ему гарантированно. Страховая компания контролирует правильность лечения.

С насморком на МРТ?
— Случается, что лечебные учреждения ловят за руку на так называемом навязывании услуг пациенту. Пришел человек по полису ДМС в клинику с насморком, а его отправляют, например, на МРТ: у него же болит голова, вдруг опухоль? И сразу счет в страховую компанию — оплатите высокотехнологичную диагностику. В Новосибирске такое бывает?

Елена Гранкина:
— Проблема обозначена абсолютно точно. Но если у пациента есть полис ДМС, страховщик, образно выражаясь, стоит рядом и следит за тем, как работает медицинское учреждение. Страховая компания заинтересована в том, чтобы клиент за один раз не выбрал максимальное количество средств — это один из принципов страхования. Поэтому такая система «выколачивания» денег у нас исключена.

Татьяна Барсук:
— На примере нашей клиники расскажу, как все происходит. Клиент приходит на консультацию, после чего мы отправляем электронные файлы страховой компании с заключением врача и протоколом назначаемых медицинских услуг. Врачи-эксперты, которые работают в штате страховой компании, анализируют данные, если что-то непонятно, требуют объяснений. Если мы на их вопросы предоставляем мотивированные ответы, услуга оплачивается.

Елена Хорошева:
— Если процесс сопровождения — от выбора медицинского учреждения до контроля качества лечения — в страховой компании организован правильно, то удовлетворенность медицинскими услугами пациентов приближается к ста процентам. Качество, доступность, необходимые объемы, сервис — то, к чему организация медицинской помощи должна стремиться. Я полагаю, что как раз система добровольного медицинского страхования в этом преуспела.

Сергей Исаков:
— Хочу защитить ОМС. Обязательному медицинскому страхованию уделяется сейчас огромное внимание на всех уровнях: отмечается ежегодный рост выделяемых финансовых средств, идет большая федеральная программа модернизации муниципального здравоохранения. Остались пара-тройка шагов, и эта бесплатная для потребителя, но на самом деле совсем не дешевая для государства медицинская помощь превратится в качественную, обеспеченную теплом и заботой по отношению к каждому пациенту услугу. Третий год пошел после принятия нового закона по ОМС, многие процессы начаты, но еще не реализованы в полной мере. Что касается контроля и организации лечебной деятельности, то и мы, страховые компании, работающие в ОМС, постараемся подготовить достаточное количество сотрудников, сведущих и в страховании, и в медицине, которые станут «проводниками» наших застрахованных в поликлиниках и стационарах, чтобы в любой момент пациент чувствовал опору и защиту собственных интересов. А растущее финансовое и материальное обеспечение программы ОМС, достигшее, к слову, в Новосибирской области в 2013 году бездефицитного уровня, вплотную приблизит качество государственных медицинских гарантий к медуслугам, оказываемым по ДМС.

Елена Гранкина:
— Хотелось бы, чтобы развитие нашего здравоохранения шло сразу по нескольким направлениям и системы ОМС и ДМС существовали не в параллельных мирах, а дополняли друг друга.

СПРАВКА
Система страховой медицины была восстановлена в России в 1991 году с принятием Закона «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации». Одной из основных причин стало снижение объемов и качества медицинских услуг, которые предоставлялись в бюджетных лечебных учреждениях.

Добровольное медицинское страхование (ДМС) является дополнением к системе обязательного медицинского страхования и позволяет полностью или частично компенсировать расходы на платное медицинское обслуживание. Основной его идеей стала уплата страхового взноса, дающего право в течение срока действия полиса (обычно — одного года) получать высококачественное медицинское обслуживание по выбранной программе без внесения дополнительной платы.

Сегодня эта разновидность страхования востребована в основном корпоративными клиентами. На них приходится около 90 процентов взносов, собранных по программам ДМС. Специалисты объясняют это, во-первых, ростом социальной ответственности бизнеса, когда программы ДМС на многих предприятиях, особенно в высокотехнологичных отраслях, рассматриваются не только как способ материального стимулирования сотрудников, но и как важный инструмент повышения эффективности бизнеса за счет улучшения здоровья персонала, а во-вторых, слишком высокой стоимостью полисов для отдельно взятых физических лиц.


ЦИФРА
За первую половину 2012 года в Новосибирской области было заключено 780 тысяч договоров добровольного медицинского страхования. Это на 24 процента больше, чем за аналогичный период 2011 года

ФАКТ
По данным исследования, проведенного компанией EMG Professionals, 75 % компаний Москвы предоставляют сотрудникам полис ДМС

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год