Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

И споёт под Зыкину...

23.02.2013
Елена Костина
И споёт под Зыкину...
У нее удивительный голос — мелодичный, проникновенный, с низкими нотками, берущими за душу… А если прибавить к этому правильные черты красивого славянского лица, обрамленного густыми вьющимися волосами! Так что неудивительно, что машинисты, завидев молоденькую стрелочницу, только-только появившуюся на станции Курундус, сигналили в ее честь и на ходу кидали Светлане конфеты — настоящее девчоночье лакомство. Конечно, в мешочках, чтобы не рассыпались — ведь в то время они были в большом дефиците.
У нее удивительный голос — мелодичный, проникновенный, с низкими нотками, берущими за душу… А если прибавить к этому правильные черты красивого славянского лица, обрамленного густыми вьющимися волосами! Так что неудивительно, что машинисты, завидев молоденькую стрелочницу, только-только появившуюся на станции Курундус, сигналили в ее честь и на ходу кидали Светлане конфеты — настоящее девчоночье лакомство. Конечно, в мешочках, чтобы не рассыпались — ведь в то время они были в большом дефиците.

Несмотря на семнадцать лет юной железнодорожницы, для Светланы Алексеевны Усовой станция Курундус была не первым местом работы. Но расскажем обо всем по порядку.

На берегу Изылы
Речушка Изылы — приток Ини — становилась по-настоящему полноводной только по весне, когда мощные вешние потоки тающего на Улан-горе снега пробивали себе широкую дорогу и сносили мост, соединявший два берега. Свету, как и других сельских ребятишек, спешивших в завьяловскую школу, тогда доставляли на другой берег на лодках.

Завьялово, ставшее малой родиной нашей героини, — большое село в Тогучинском районе. Улица, на которой стоял дом Усовых, шла вдоль железной дороги. На конопляном поле, которое отделяло их огород от железнодорожного полотна, подростки собирали вызревшую коноплю, которую затем сдавали на тогучинский льнозавод, получая взамен обувь и ткань для пошива штанов и рубашек.

— У нас было высокое крыльцо. Помню, в детстве выйду на него, сяду на перила и смотрю вдаль. Там, за конопляным полем, из выемки появляется паровоз, тащя вагоны. Я вижу его и детским своим умом думаю: «Почему он весь черный, а колеса — красные? Наверное, нагреваются сильно…» — смеется Светлана Алексеевна.

Мама, Пелагея Яковлевна, была крестьянкой, а отец, Алексей Михайлович Усов, в трудовой книжке записан как рабочий. По детским воспоминаниям нашей героини, после войны он работал трактористом.

В тяжелом сорок третьем Алексей Иванович, получив ранение, после госпиталя приехал домой в отпуск. Немецкая пуля вошла в его левое плечо, прошла по диагонали через грудную клетку и разорвалась в правом боку. Несмотря на столь серьезные повреждения, Алексея Михайловича спустя некоторое время вновь отправили на фронт, и вернулся он домой только после Победы в сорок пятом.

Но в этот короткий отпуск боец успел жениться, и в сорок четвертом году на свет появилась дочь — Светлана. Она была старшей из четверых детей. Девчушка знала, как вести хозяйство, помогала маме нянчить младших братьев. Тетя, бабушка и мама обучили ее рукоделию, которое и сегодня дает Светлане Алексеевне отдохновение души.

— Дедушка мой, Яков Яковлевич, был репрессирован в тридцать седьмом году, — рассказывает наша героиня. Уже взрослой она будет ездить по местам ссылки политзаключенных в абаканских краях, но точного места его захоронения так и не отыщет. Старенький священник в одной церквушке посоветует ей не мучить себя сомнениями, а просто поставить свечку за упокой и помолиться о душе раба божьего Якова. Так она и сделает, и сердце немножко отпустит.

Выбрать свой путь
По окончании десятилетки у Светланы не было четкого представления о том, кем она хочет быть. Отец настоял, чтобы она как старшая дочь поддержала семью — не строила «воздушных замков», а пошла работать дояркой. И хотя это было не то, чего хотелось молодой девчонке, ослушаться родителей она не решилась.

Минуло полгода, и от тяжелого ручного труда (тогда еще не было доильных аппаратов) у Светы сильно заболели руки. Доктор, к которому обратились Усовы, вынес вердикт: тяжелая работа на ферме сгубит девчонку.

В селе выбор профессий невелик. Светлана решила пойти на курундусовский элеватор в лабораторию на проверку качества зерна. Работа как работа, но что-то в душе тревожило, не давало покоя — чувствовала, что не ее это.

Вот идет она как-то после смены, грустит, даже всплакнула немножко и не заметила, как ноги сами привели ее на станцию. Навстречу шел Сергей Елисеевич Стаценко, начальник станции Курундус и фронтовой товарищ ее отца. «Ты чего, Светланка, плачешь?» — участливо спросил он. Та искренне ответила: «Работы по душе нет». А он в ответ: «Батюшки-святы! Вокруг столько дел, а ей работы нет! Приходи завтра ко мне с паспортом, что-нибудь придумаем». Но паспорта-то как раз у Светы и не было, как у многих сельских жителей в те годы. Однако и это для начальника станции не стало неразрешимой проблемой. Стаценко написал записку «кому надо», вручил ее девчушке и приказал на другой день ехать в Тогучин получать паспорт. Что было в той записке, она не ведает, но паспорт будущей железнодорожнице оформили без проволочек.

Все вышесказанное делалось в секрете от строгой мамы, а вот от отца у Светланы никогда тайн не было. Когда он с бригадой вернулся из Чертенково, где они ремонтировали трактора, Света «доложила»: так мол и так, буду работать у Стаценко на станции. И Алексей Михайлович выбор дочери одобрил. Вдвоем они пришли в кабинет Сергея Елисеевича.

— Ну что, Алексей Михайлович, — сказал тот, — возьмем мы ее пока в младшие стрелочники. Будет работать с Яцковым Михаилом. Он человек знающий, опытный, быстро ее делу научит.

Мама, когда узнала, сильно переживала: опасно на железной дороге. Но отец сказал твердо: «Волков бояться — в лес не ходить. Если будет правила знать и соблюдать их неукоснительно, ничего с ней не случится. И наставник у нее замечательный, кстати, тоже бывший фронтовик».

Стрелочница
— Пришла я, посмотрела все… Интересно! Но страшновато. Будка всего в метрах полутора-двух от головки рельса… Я поначалу, можно сказать, пряталась. Как поезд идет, я за будку встану и стою там… Яцков мне и говорит: «Ты зачем это делаешь? Лучше уж перед будкой вставай…» Тогда я другое место нашла — уходила к стрелке, где поезд поворачивает со второго пути на четвертый. И там со своими флажками стою: желтый — на проход, красный — стой… А ночью — фонари, — смеется Светлана Алексеевна. Работа ей нравилась: и интересная, и ответственная. Да и машинисты едут, улыбаются, руками машут, сигналят, даже конфеты кидают…

Хлеб в те годы в Курундус привозили тоже по железной дороге на специальном поезде. Вот подойдет статная красавица поменять свой домашний каравай, в русской печи испеченный, на «казенный», так продавец ей не только без очереди обменяет, но и «по особому курсу»: две булки за одну. Может, за красивые глаза да пышные локоны, а может (и скорее всего так!), потому что хлеб, испеченный мамой, был удивительно вкусный.

В июне, когда Светлане исполнилось восемнадцать, Сергей Елисеевич Стаценко снова вызвал ее в свой кабинет, побеседовал по душам: всерьез ли решила стать железнодорожницей? А затем дал направление и отправил учиться в город.

И стрижка «под Терешкову»
Техникум Светлана Алексеевна окончила на отлично. Теперь она была дипломированным дежурным по станции. По этой специальности она и стала работать на ставшей уже родной станции Курундус.

Это был как раз тот год, когда Валентина Терешкова полетела в космос, и по всей стране с новой силой заговорили о том, какой должна быть советская женщина — решительной, смелой, ответственной. Словом, почти ни в чем не уступающей мужчинам.

И вот как-то начальник Беловского отделения Солянкин, побывавший на станции, то ли в шутку, то ли всерьез сказал Стаценко: «Ты чего ее тут держишь?! Вон Терешкова в космос летала, а она пусть у нас «летит» на станцию Промышленная…» Сказано — сделано. Так Светлана оказалась на новом месте.

— До меня там ни одной женщины-дежурной не было — одни мужчины. И тут я появилась. Поначалу тревожно было — справлюсь ли, но я не сробела… — рассказывает Светлана Алексеевна.

Кстати, в тот знаменательный переезд, чтобы полностью соответствовать образу первой женщины, осваивающей космическое пространство, она даже постриглась «под Терешкову», не пожалев свои роскошные каштановые волосы.

Прикрепили новенькую к Степану Кирилловичу Котельникову, опытному наставнику. Три дня он все показывал и объяснял Светлане, а на четвертый день попала наша героиня в самое пекло. У Котельникова сын вернулся из армии, и он взял отгул, чтобы отпраздновать это событие. «Ты сама справишься, не робей!» — сказал он и оставил Свету на хозяйстве одну.

— У меня аж в висках загудело от тревоги и напряжения: как я справлюсь? А Тася Захарова, списчица, говорит: «Света, не волнуйся! Все сделаем». Я и взялась. Первым делом подключила вагонников, потом всех из отдыхающей, осмотрщиков. Провела планерку, говорю: «Если вы мне не поможете, если «зарубите» мою смену, будете виноваты все вместе со мной…» И что вы думаете?! Мы сделали все как надо, — говорит Светлана Алексеевна четко, с расстановкой, словно и сейчас на планерке. Потом, улыбнувшись, добавляет, — Вот только домой я утром шла и за изгородь держалась — боялась упасть. Ощущение было, будто все силы на работе оставила…

Жила Света в комнате на подселении. Когда ее разбудила соседка по комнате, оказалось, что настал уже следующий день. То есть она проспала, не шелохнувшись, ровно сутки…

— Встала со страшной головной болью! Но поскольку впереди было новое дежурство, дневное, потихоньку-помаленьку расходилась. А как пришла на рабочее место, окунулась в заботы, то вовсе позабыла о недомогании, — с улыбкой говорит наша героиня.

Это ощущение знакомо каждому, для кого дело — в радость и словосочетание «гореть на работе» имеет почти буквальный смысл. Светлана любила свою работу. Ей нравилось быть среди людей и в гуще событий, постоянно иметь отношение к тому, что происходит вокруг.

Она проводила планерки, всегда вникая во все мелочи, потому что искренне была убеждена, что в настоящем деле мелочей не бывает. Работала с коллективом, каждому растолковывая, какая перед ним стоит задача…

После того памятного дежурства Усову поставили в смену, в которой один из работников вскоре должен был выйти на пенсию — руководство видело в ней потенциальную смену.

Вера в лучшее
Стоит сказать отдельно, что статная красавица вышла замуж еще в семнадцать лет. На тот момент, о котором мы рассказывали чуть выше, Светлана Алексеевна была не только мамой маленького ребенка — дочки Верочки, но и, увы, вдовой.

Александр, молодой муж Светланы, погиб во время службы в армии. Что там случилось и как, так и осталось тайной. Да только молоденькая девчонка, еще не успевшая по-настоящему прочувствовать семейную жизнь, осталась с дитем на руках. Как раз в то время она стала работать на железной дороге, а затем учиться в техникуме. Заботы о малышке пока взяли на себя бабушка с дедушкой.

Свою судьбу в лице машиниста Виктора Павловича Макарова она встретила несколько позже. Произошло это на работе и, как говорится, с легкой руки неожиданного «свата»...

— Помощник у него был Иван Войтенко. Мы с ним как-то разговорились. Иван спросил: «Ты одна?» — «Одна», — говорю. А он: «А у меня для тебя жених есть. Вот только он… с «приданым». — «С каким?» — «Детей у него двое…» — отвечает. У меня у самой была дочка, так что этот момент меня не пугал. Главное — какой он человек. Посмотрела: мужчина как мужчина. Серьезный, — рассказывает Светлана Алексеевна.

Оба они рано стали вдовцами. Однажды, в самый канун нового учебного года, Виктор Павлович с женой, купив одежду и школьные принадлежности для девчонок, возвращались из Академгородка на мотоцикле. Произошла авария. Виктор Павлович выжил, а его жена Ариадна погибла.

Схожая ли судьба, общая ли работа или сразу возникшая симпатия их сблизили, но, как бы то ни было, вскоре Светлана Алексеевна приехала в Новосибирск. Она думала: поговорим, познакомимся получше, а там — посмотрим. Но в это время у младшей из дочерей Виктора Марины случилось тяжелое воспаление легких. Ухаживая за девочкой, Светлана полтора месяца провела в больнице. А когда они выписались домой, уже как-то незаметно сроднились. И, несмотря на четырнадцать лет разницы в возрасте, зажили с Виктором Павловичем Макаровым одним домом.

Ее даже соседи называли Ветерок. За подвижность, за легкость и живой, общительный характер. За то, что она постоянно в делах и заботах, но со всем успешно справляется. Вот и новые заботы о большом семействе оказались ей по плечу. С девчушками общий язык нашла и искренне к ним привязалась, обе стали звать ее мамой.

В счастливом браке родились еще две девчонки, так что на двоих получилось пять дочерей. Светлана Алексеевна смеется: «Вышло так, что я двадцать пять лет была членом школьного родительского комитета!»

Девочки все выросли, выбрали профессии, реализовались в них, создали свои семьи. Марина пошла по стопам своей мамы, стала математиком. Вера закончила юридический, Ада — медицинское училище. Младшая Кристина — филолог. Отрада бабушки сегодня ее трое внуков Алёша, Аня и Полина, а также новорожденный правнучек.

На новом месте
С прежней работы Светлане пришлось уволиться и искать новое место здесь, в Новосибирске.

— Начальником станции Новосибирск-Главный был в то время Пётр Филиппович Мысик. Взглянул он на меня и говорит: «Ну что, работать будем?» — «Будем!» — отвечаю. И он взял меня в техконтору ситуатором, — вспоминает Светлана Алексеевна.

Некоторое время спустя она перешла работать на вокзал. Но стать снова дежурной по вокзалу получилось не сразу. Совсем немного она числилась сотрудницей справочного бюро. А потом получилось так…

— Это было, кажется, на третий или четвертый день моей работы, — рассказывает Светлана Алексеевна. — Некому стало работать в дикторской. У одной ребенок приболел, другая девушка тоже по какой-то причине не пришла. Начальник касс упрашивала всех: «Девочки, ну пойдите кто-нибудь!» Желающих не нашлось. А я сама вызвалась: «Давайте я попробую!»

Когда некоторое время спустя Макарову перевели в кассы, работники вокзала очень жалели и даже просили руководство: «Верните нам нашего «Левитана!» — так полюбились им четкая дикция и низкий, мягкий тембр голоса нового диктора.

Но и в кассах наша героиня пробыла недолго. Галина Ивановна Оленькова, заведующая кассами, ценя ее исполнительность, точность и ответственное отношение к делу, предложила Макаровой перейти на работу в инкассаторскую.

Прошло еще немного времени. Работала, говорит, как все, — старалась держать дела в полном порядке. «Я никогда не была в передовиках, особых наград не имею, но руководство всегда было уверено в качестве моей работы. А благодарностей за добросовестный труд у меня воз и маленькая тележка», — смеется она. В инкассаторской вместе со Светланой работала Галина Станиславских, муж которой тоже был машинистом. А вскоре Макарову вызвал к себе Андрей Лукьянович Ватулко, начальник вокзала.

Из «Левитанов» — в дежурные
— Он ничего особо не объяснял, просто сказал: «Ты, девочка, иди сейчас отдыхай, а в ночь выйдешь на работу!» Я переспросила: «На какую работу?» Ответ был: «Дежурной по вокзалу».

На планерке Ватулко представил Светлану Алексеевну всему коллективу и добавил: «В мое отсутствие ее слово все равно, что мое слово…» Так она вновь занялась своим любимым делом. И по сей день добром вспоминает своего начальника. «Я ему очень благодарна! Работать с Андреем Лукьяновичем было здорово. Умница, очень грамотный, уважительный ко всем работникам. Спросить надо — строго спросит, но никогда зря не поругает», — рассказывает она.

— Конечно, у меня была опора и среди работников вокзала. Отличный администратор Эльвира Михайловна Брюшина, прекрасный кассир Екатерина Морозова, диктор наш замечательный Людмила Горячуха — это те люди, которые всегда могли подсказать, посоветовать. А какая певунья была Маша Земелько! Мы с ней всегда наших профсоюзных делегатов встречали… — говорит Светлана Алексеевна.

Наша героиня постоянно была в гуще дел: пассажиры, пути, билеты, гостиница… Все у нее получалось творчески, с новыми идеями, а главное — надежно и спокойно. Жалоб на Макарову за всю ее многолетнюю работу никогда не поступало, а благодарностей от пассажиров — сколько хочешь.

Виктор Александрович Холодов, в ту пору начальник вокзала, а ныне — начальник дирекции, говорил: «Как так получается: я вроде и работы их не вижу, а все всегда в порядке и вовремя?! Благодарности от людей идут потоком…» Когда пришло время Макаровой выходить на заслуженный отдых, он ее не сразу отпустил, попросил поработать еще пару лет. И все же в ноябре 2001 года наша героиня вышла на пенсию. Но «скучать на даче» ей долго не дали.

Светлана Алексеевна сменила Надежду Фёдоровну Арапову на посту председателя совета ветеранов. В новую должность она вступила в марте 2002 года. «Вот с тех пор и трудимся здесь с Ниной Фёдоровной Горячевой», — с улыбкой говорит она.

Домашний уют — залог оптимизма
Это при ней у совета ветеранов вокзала появилось свое помещение. Конечно, при огромной поддержке, и моральной и материальной, со стороны руководства. Отмыли, отчистили, привели в идеальный порядок, принесли столы, освободившиеся, когда в кассы ставили новую мебель. Заказали стенды и сделали все честь по чести, отметив и фронтовиков, и лучших тружеников, и самых первых работников вокзала. Картины — настоящие сибирские пейзажи — отыскали и кропотливым трудом привели в божеский вид. Развесили по стенам маленькие шедевры декоративно-прикладного искусства, созданные самими ветеранами…

А нынче руководство дирекции помогло даже уютную кухоньку в совете ветеранов организовать — теперь здесь совсем по-домашнему. Если раньше тут собирались по сто пятьдесят — двести человек и всем было не только тепло душевно, но и уютно, то теперь и подавно. И техника современная есть — телевизор, компьютер, чтобы быть в курсе всех новостей и постоянно общаться с коллегами на других вокзалах: в Кемерове, Томске, Новокузнецке, Барнауле, Барабинском подотделе, Омске. Сегодня в списках совета ветеранов 1 402 человека.

— Я бы смогла стать еще разве что хирургом. Люблю чистить, приводить в порядок, зашивать, — говорит без шуток наша героиня. — Но, честно говоря, не мыслю себя в другой профессии. Железная дорога — моя родная. И праздники главные в году для меня — это День железнодорожника и дни рождения всех моих детей, а теперь еще и внуков, и правнука.
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
11.07.2020 Видео
Зубастые и крылатые, мутанты и переростки - какие только диковинные создания не ловятся в Оби и ее притоках. Ко Дню рыбака – 12 июля 2020 - самые необычные трофеи, попадавшиеся на крючок новосибирским любителям рыбалки, вспоминает VN.ru. Ведь сегодня фото и видео выловленных чудищ в социальных сетях сменили знаменитые своей «достоверностью» рыбацкие байки у костра.
Минздрав региона опубликовал на своем сайте информацию о доходах главных врачей больниц Новосибирска и Бердска по итогам 2019 года. Из десяти врачей-богачей сегодня трое возглавляют инфекционные госпитали по работе с COVID-положительными пациентами. Однако за административную работу они дополнительных «путинских» выплат не получат.
Похолодание носит краткосрочный характер – после прохладной пятницы синоптики прогнозируют вполне теплое воскресенье в Новосибирской области. В связи с этим становится актуальной информация о температуре воды в Оби и Обском водохранилище 11 и 12 июля.
10.07.2020
Жителей города Бердска волнуют планы строительства полигона бытовых отходов неподалеку от городского кладбища и аэродрома. Земля – искитимская, но находится поблизости от Бердска. Горожане выходят в одиночные пикеты, подписывают петиции и даже грозят устроить голодовку. Власти города создали рабочую группу, заседание которой проходит в закрытом от СМИ режиме. Проекту предстоят государственные экспертизы.
Порядок открытия летних веранд у предприятий общепита упростили в Новосибирске. Процедура стала носить уведомительный характер, а платить за использование муниципальной земли не нужно до осени.
Владимир и Валентина Романченко из села Метелево Купинского района вместе уже 43 года. Вырастили троих детей, а сейчас, на пенсии, ведут свое фермерское хозяйство. Как говорит глава семьи, с супругой привыкли с детства трудиться, и пока силы есть, будут работать не только для своей семьи, но и для жителей, для которых фермер Романченко единственный работодатель.

x^