Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Моя душа была дома»

13.04.2013
Галина Проскурникова
«Моя душа была дома»
До сих одно местечко пашни под Трактором, исчезнувшей уже деревней в Кочковском районе, именуют Герасимов бугор. Рядом живут прямые потомки человека, память о котором сохранилась в названии. Это внуки Герасима Беленькова — Егор Павлович Беленьков и Раиса Павловна Исаева.
В семье Беленьковых из Кочковского района свято хранят память о старшем брате, погибшем на войне

До сих одно местечко пашни под Трактором, исчезнувшей уже деревней в Кочковском районе, именуют Герасимов бугор. Рядом живут прямые потомки человека, память о котором сохранилась в названии. Это внуки Герасима Беленькова — Егор Павлович Беленьков и Раиса Павловна Исаева. Их предки, прибывшие из Курской области в XIX веке, осваивали бескрайние сибирские земли, получив от государства обширные наделы.
Одна ветвь потомков Герасима, по линии сына Павла, особенно многочисленна. Двенадцать детей воспитывали Павел и Варвара, сегодня в живых осталось пятеро. С особым чувством смотрят они на просторы вокруг Герасимова бугра, почитая память основателя рода.

Он старший был…
Есть еще одна пядь земли, совсем малая, но не менее важная, святая для постаревших братьев и сестер некогда огромного рода. В Украине, в селе Федюковка Черкасской области в братской могиле похоронен их брат Фёдор, погибший за Родину на 21-м году жизни.

— Он самый старший был, Федька наш, хорошо учился в школе. Шалун был первостатейный. Как ветер мчался по коридорам. Вырос рослым, статным, перед войной учительствовал в Жуланке, потом в голубевской школе, оттуда его и призвали на фронт, — вспоминает Раиса Павловна.
— Всей родней его провожали к военкомату в сорок втором. Нес Фёдор на руках крестницу, бравировал. А что на душе — крепко прятал. Несколько месяцев учился на сапера, стал командиром отделения. Получил в боях тяжелейшее ранение. Долго лечился в Прокопьевске. Там Фёдора застал отец, он во внутренних войсках служил. «Просись в тыл», — умолял сына. А он пошел в танкисты, — продолжает рассказ Егор Павлович.

Отправившись в Нижний Новгород постигать специальность стрелка-радиста, прислал Фёдор домой только одно письмо: «Ехал через Каргат. Моя душа была дома. Хотел увидеть свою родину, всех вас. Но я же военный человек, буду танкистом. Сюда не пишите. Пришлю новый адрес».

Теперь его адрес далеко. Семья дождалась не писем — похоронки. Погиб Фёдор в январе 1944 года, отвоевав-то немного. А похоронка пришла в марте.

— Помню, мне пятнадцать лет было. «Ты что сидишь, у вас горе», — сообщил кто-то. Я сорвался домой. Там толпа рыдающих. Тогда это коллективная беда была. Уцелеть в танковом Корсунь-Шевченковском побоище было сложно. Сошлись два фронта, в этом кольце был ад...

Сибиряк не забыт в Украине
В 1957 году Егор Павлович поехал на место гибели брата. Спрямляя путь, долго шел по полю, вспоминал, как Федя относился к ним, младшим. Проняли слезы. К братской могиле подошел опустошенный, упал на колени. Дети это заметили, позвали учителей. Женщины рассказывали, как собирали на поле сражения погибших, составили список по медальонам, захоронили каждого в отдельности. А в 1948 году воинов собрали в братскую могилу, поставили памятник: на постаменте солдат с автоматом.

Раиса Павловна спустя некоторое время написала письмо пионерам: попросила уточнить, есть ли фамилия брата. Следом пригласили на 30-летие Победы отца, с ним ездил и Егор. Родные набрали земли в садике под черемухой, где любил отдыхать Фёдор.

— Отец сильно рыдал. Успокоился, поняв, как чтут сибиряка, навечно соединившегося с украинским народом. На митинг пришло все село. Я выступал с благодарностью к местным жителям и проклятиями фашизму. Нас чествовали как дорогих гостей, собрав поминальный стол. Много вспоминали о войне, тогда еще живы были очевидцы, — рассказывает об этой поездке Егор Павлович.

В селе Федюковка чтут традиции: 9 мая общий сбор у братской могилы, возложение цветов и венков, траурный митинг, солдатский караул, потом шествие к памятнику землякам и на кладбище. На родине, в Красной Сибири, имя Фёдора Беленькова тоже есть на памятнике. Запись о нем в Книге Памяти останется навечно.

— Федя погиб за нас, и нас греет чувство, что он не забыт, — говорят его брат и сестра.

ЦИФРА
В 2012 году в регионе 7 452 ветерана ВОВ улучшили свои жилищные условия
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Жителям Новосибирской области, которые планируют поехать в мегаполис на обследование в облбольницу или в гости к родственникам, теперь нужно брать с собой больше денег. С 8 декабря проезд в пассажирском транспорте Новосибирска подорожает. Правда, тем, кому положены льготы, беспокоиться не стоит. Материал опубликован в газете «Советская Сибирь» №49 от 4 декабря 2019 года.
На собеседовании есть «условия игры»: одни делают вид, что успешны и востребованы, другие, что выбирают из кучи достойных кандидатов. HR-специалистов называют гавчарками, HRюшами, «херками», их ненавидят так же сильно, как риелторов. «Псевдоработницы с повышенным ЧСВ и синдромом вершительниц судеб», - презрительно говорят кандидаты. «Меня ненавидят, но мне пофигу», - отвечают эйчары.
Инициативу приравнять Кыштовку к районам Крайнего Севера поддержали депутаты на 38-й сессии районного совета. В случае, если эту меру поддержит Правительство РФ, кыштовчане получат северные надбавки и ранний выход на пенсию. Но это еще не точно.
Разработчики инвалидной коляски-вездехода испытали свое изобретение на одном из самых опасных пандусов города - у здания аптеки на улице Немировича-Данченко. Идея родилась во время безобидного спора в интернете.
Мэр Новосибирска Анатолий Локоть заявил о том, что Бургинский мост не будут украшать новогодней иллюминацией. Так он ответил на предложение общественников развесить гирлянды и установить звезду на арке моста через Обь.
Срыв шапок стал самым распространенным видом преступления в 90-е годы. Методы «дергачей» поражают – меховые головные уборы снимали прямо в кабинках туалетов, когда жертва наиболее беззащитна, использовали собак, нагло обчищали в трамваях и не гнушались бить по голове. Милиция в ответ использовала «живцов».
x^