Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Эпоха большой нелюбви

Эпоха большой нелюбви
Как всякое чуждое и не до конца познанное явление, трудовая миграция пугает многих россиян: некоторые даже считают ее главной национальной угрозой. Но так ли уж серьезна проблема и в ком она кроется: в приезжающих в нашу страну гастарбайтерах или в нас самих?
Трудовая миграция становится основой мировой экономики

Как всякое чуждое и не до конца познанное явление, трудовая миграция пугает многих россиян: некоторые даже считают ее главной национальной угрозой. Но так ли уж серьезна проблема и в ком она кроется: в приезжающих в нашу страну гастарбайтерах или в нас самих?

Практически в любом населенном пункте нашего региона можно встретить их — трудовых мигрантов из азиатских республик бывшего Союза. Они асфальтируют наши улицы и их же подметают, управляют общественным транспортом и строят, в том числе православные храмы, выполняют большую часть тяжелой малооплачиваемой работы, а мы их все равно не любим. И чем дальше, тем сильнее… Любое совершенное ими преступление или спровоцированный уличный конфликт долго и подробно смакуются, сопровождаясь криками: «Вон из России!» По сути мигранты стали тем пугалом, которое очень удобно доставать, когда у самих что-то не ладится.

Сами мы… ленивые
На днях в Новосибирске с рабочим визитом побывала одна из ведущих финансовых аналитиков России Наталия Орлова, которая сообщила упрямые факты: темпы роста российской экономики возрастают, а просрочка по потребительским кредитам, о чем «Советская Сибирь» писала в прошлом месяце, продолжает расти. Перспективы если не туманные, то уж точно не радужные. Одной из причин аналитик назвала дорогую рабочую силу, которая делает российское производство более затратным и менее конкурентоспособным.

Наша рабочая сила мало того что оплаты требует не «по факту», а как при коммунизме — по потребностям, так еще и малопроизводительна, ленива и, что уж там греха таить, склонна к излишествам. В одном из районов области есть крупное промышленное предприятие, о котором я периодически пишу не менее пяти лет. И стал замечать, что с каждым годом в штате из 200 человек все больше мигрантов — официально устроенных, обеспеченных крышей над головой, зарабатывающих приличные для области деньги. На вопрос о местных рабочих директор ответил с пролетарской прямотой: «Большинству из них, когда они устраиваются на работу, можно смело вписывать в трудовую книжку дату увольнения — это следующий день после первой зарплаты. Так что я бы и рад без мигрантов обойтись, да не могу».

Путь, по которому мы сейчас идем, широк и проторен: дешевая рабочая сила из бедных стран является реальным хребтом многих развитых экономик мира. Это воспринимается как данность, хотя и не скажешь, что в тех же Франции или Германии нет проблем с приезжими — есть, и еще какие. Но там хотя бы осознают проблемы и как могут их решают. У нас же зачастую мигрантов окутывают плотной завесой из мифов, за которой правды уже и не разглядишь.

Мифы о миграции
Даже не в правде дело, она, как известно, у каждого своя, а хотя бы в фактах, которые хоть и основаны на такой сомнительной «субстанции», как статистика, но все же лучше, чем ничего.

Одно из самых частых обвинений в адрес трудовых мигрантов — они занимают наши рабочие места. Так ли это? Сильно сомневаюсь, да и как можно считать своим то, что тебе не нужно. Исследования, проводившиеся в России в 2011 — 2012 годах, показали, что лишь около 10 % приезжих рабочих окружены в основном коллегами из местного населения. В полностью мигрантской среде работают около 60 % гастарбайтеров, около 30 % — в смешанной, с преобладанием мигрантов. Так что получается — не с нами они конкурируют, а преимущественно друг с другом.

Мигранты криминализуют Россию — тоже более чем спорное утверждение. Так, по словам начальника управления организации общественного порядка ГУ МВД по Новосибирской области Владимира Макарова, за первые семь месяцев 2013 года иностранные граждане совершили в нашем регионе 392 преступления, что составляет всего 1,4 % от общего количества. При этом только 31 преступление было направлено против жизни, здоровья и личности — разбои, грабежи, убийства и изнасилования. Согласно статистике УФМС по НСО, у нас с начала года только на официальный миграционный учет встали более 162 тысяч иностранных граждан, и понятно, что совсем избежать преступности в их среде невозможно. Но сказать, что именно мигранты делают обстановку предельно криминальной, — погрешить против истины. И своих хватает, порой в избытке. Многие этнические диаспоры, например, стараются сами регулировать поведение своих соплеменников.

По словам наиб-имама Новосибирской мусульманской общины Абдульхамида Шакирзянова, большинство мигрантов приезжают из обществ, построенных на традициях, являющихся для многих естественным и общепризнанным регулятором и ограничителем.

— Мигранты, живущие компактно, раздражают многих коренных жителей, — объясняет Абдульхамид Накипович, — но на самом деле они стараются избегать конфликтов и не слишком активно вступать в контакт с местным населением. А селятся вместе просто по причине знакомства и родства. Подавляющее большинство мигрантов, первый раз приезжающих в Новосибирск на заработки, приезжает к кому-то. Просто так, наобум, едут единицы. Естественно, что они держатся друг за друга, нередко обращаются за помощью и в мечеть.

— Есть устойчивое мнение, что национальные диаспоры саморегулируемы и своих членов наказывают сами. Так ли это?

— Могу ответить конкретным примером, о чем мало кто знает. К представителям таджикской диаспоры, которая, наряду с киргизской, является, пожалуй, самой многочисленной, довольно часто приезжают с родины влиятельные религиозные деятели, ученые, встречи с которыми проходят в нашей главной мечети. Так вот, они всегда внушают своим землякам мысль, что они здесь в гостях, что нужно уважать обычаи и традиции той страны, которая дала тебе работу. Я не могу сказать за всех, но для очень многих мусульман слова этих людей значимы даже по той простой причине, что они старше и мудрее.

Если говорить о фактических руководителях диаспор, то в каждой крупной их по 5 — 6 человек, единовластия нет. И могу сказать, что практически все они сотрудничают с полицией, помогают урегулировать те или иные спорные вопросы и проблемы, возникающие внутри диаспор или касающиеся их непосредственно.

И чего же мы боимся?
Любовь и нелюбовь — настолько сложные и запутанные материи, что не разберешься. Собственно говоря, мигрантам никто не обещал, что их будут тут любить, да им это и не нужно, откровенно говоря — не мешали бы! А вот если более трети населения считают трудовых мигрантов «главной национальной угрозой», то это уже повод задуматься.

Очередной опрос Всероссийского центра исследований общественного мнения, проведенный в июле нынешнего года, показал удивительные результаты: в рейтинге национальных угроз миграция, а точнее — заселение страны гражданами других национальностей, расположилась на первом месте (35 %), обойдя страхи за уровень культуры, науки и образования (33 %), а также экологические катастрофы и теракты (по 28 %).

Политологи, комментирующие данные этого опроса, считают, что тут свое влияние оказали действия властей, которые, когда нужно уйти от обсуждения насущных экономических проблем, используют безотказный прием перенаправленной агрессии, в объекты которой часто «назначаются» те, на ком удобно спекулировать: Америка, чиновники и мигранты. Америки, несмотря на массовую к ней нелюбовь, хватает ненадолго в силу ограниченных возможностей непосредственного взаимодействия россиян с представителями этой страны. С чиновниками разных уровней мы взаимодействуем достаточно часто и поэтому не любим чаще всего за дело и бездействие. А мигранты — самый беспроигрышный вариант. Бытовая ксенофобия в нашей стране прогрессирует: люди не любят, когда рядом с ними говорят на чужом языке, не нравится уровень взаимопомощи между приезжими, не присущий нам. Это другая культура, и российское общество ее не принимает, отсюда и «социальный заказ» на борьбу с миграцией, которую государству вести невыгодно по экономическим показателям. Да, как свидетельствует статистика УФМС, все больше мигрантов перестают быть нелегалами, потому что самое суровое наказание за это — трехлетний запрет на въезд в Россию. Привести по максимуму трудовую миграцию в рамки правого поля — задача осуществимая, но нам нужно приучить себя к мысли, что жить и уживаться с этими людьми придется.

С другой стороны, тот же опрос показывает некую сомнительность нашей массовой нелюбви или боязни мигрантов. Например, 49 % населения в Москве и 53 % Санкт-Петербурга указали наплыв мигрантов в качестве главной «угрозы» для России, в то время как в других российских городах, включая города-миллионники, явно другие беды: здесь лишь 16 % населения назвали мигрантов в качестве основной проблемы. Но вместе с тем около 65 % опрошенных за пределами Москвы и Санкт-Петербурга высказались за жесткие меры по ограничению приезда мигрантов в Россию. Таким образом получается, что большинство россиян боятся мигрантов заочно? Выходит, что представители других национальностей для нас такая же абстракция, как и культура, упадка которой мы так опасаемся?
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Певец Егор Крид обратился к второкласснице из Новосибирска, которую выгнали с чаепития и тем самым довели до слез. Неравнодушные люди скинулись и устроили для девочки праздник.
Задорный певец поразил покупателей Ленинского рынка в Новосибирске. Молодой человек с мощной колонкой-усилителем устроил импровизированное шоу на тротуаре рядом со входом в торговые ряды. Концерт на свежем воздухе расколол новосибирцев – одни одобряют уличного артиста, другие возмущены самодеятельностью.
Жительница деревни Юрки Чановского района Новосибирской области Елена Шпис работает в школе уборщицей и в то же время содержит на своем подворье шесть молочных коров. Женщина делает домашнюю сметану, масло, творог и сыр. Часть остается для своей семьи, остальное идет на продажу. А семья у нее большая – муж и шестеро детей, самому младшему из которых всего три года.
Один человек госпитализирован в ЦГБ Бердска Новосибирской области с переломом. Несмотря на антигололедные меры, дороги и тротуары остаются очень скользкими.
Бывший глава администрации поселка Колывань Владимир Тайлаков стал фигурантом уголовного дела, связанного с незаконной передачей земли. Ущерб от действий чиновника прокуратура оценила в 61 миллион рублей.
Строительство стратегической автодороги, которая свяжет Мошковский и Тогучинский районы, начали новосибирские дорожники. Стоимость автотрассы – около 2 млрд рублей, закончить работы планируют через пять лет.
x^