Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Война после победы

2006-02-22
Борис Гаврилов



Солдаты отдыхали, занимались боевой подготовкой; награжденным вручали ордена и медали. 1-го мая части и подразделения прошли торжественным маршем по улицам и площадям Вены, одной из самых красивых столиц Европы.

Но война есть война, и вскоре мы получили новый приказ: двигаться на Прагу и уничтожить сопротивляющиеся части фашистов.

Весна была в полном разгаре. Земля покрылась зеленью, зацвели кустарники, деревья. Хотелось сбросить шинель и окунуться в эту природную красоту! Но приходилось вновь идти навстречу «мясорубке» — неизбежной спутнице войны.

Через пару дней остановились. Командир полка полковник Кудрявцев вызвал командиров батальонов на рекогносцировку. Я с капитаном Белоусовым направился к указанному месту. На ходу успел черкануть домой, что, видимо, идем в последний бой, и передал солдатский треугольник полковому почтальону.

На возвышенном месте остановились. Боже мой! В лощине догорали наши танки. Картина страшная. Видимо, бой был жестоким. Жаль было танкистов. А пробивать «дыру» в обороне противника придется нам, мы это понимали. И приказ был краток: полк на узком участке в три эшелона, батальон за батальоном должны прорвать оборону противника. Я, минометчик, поддерживаю огнем наступление всех трех батальонов.

Но, к нашему удивлению, противник начал отводить свои войска. Немного позднее мы узнали радостную весть: немецкое командование подписало акт о безоговорочной капитуляции. И теперь их главная мечта — уйти в зону американских войск, подальше от российских солдат. Командир дивизии Герой Советского Союза генерал Денисенко отдал приказ: преследовать и уничтожать огрызающиеся части противника. На каждом удобном рубеже фашисты оставляли заслоны, и ломать их сопротивление приходилось дорогой ценой. Я похоронил своего связного, товарища по войне, сибиряка Николая Сафронова. Рядом были свежие могилы наших гвардейцев.

Ночью были в первом чехословацком городе Зноймо. Нас встречало все население. Радость, дружелюбие сияли на их лицах, приглашали домой, за столы. Но мы стремительно продвигались на Прагу.

Наконец у реки остановились. Разнеслась грустная новость: наших парламентеров немцы расстреляли. Мне приказали занять оборону у паромной переправы. Большую часть солдат я не знал, подразделения перемещались на форсированном марше. И только опытные мои старые, проверенные в боях сержанты Анатолий Шац и Александр Ташланов помогли мне в этой сложной ситуации.

Ночь прошла тихо. Наступило утро 11 мая 1945 года. Сквозь густой речной туман я увидел немецкого офицера с белым платком в руке. Его расстегнутый плащ болтался на ветру. Не стрелять! Несколько раз я во всю силу легких крикнул по цепи и сам пошел навстречу офицеру. Оберст-полковник коротко объяснил, что наших парламентеров расстреляли не немцы, а власовцы, и просил сопроводить его в наш штаб. (Школьное знание немецкого языка мне очень пригодилось.)

Часа через два по цепи меня вызывают в штаб. Командир 2-го батальона москвич майор Крымов Николай Иванович и с ним мои товарищи, офицеры Александр Мещеряков из Ногинска, Вилен Чистяков из Киева, Иван Казанцев из Костромы и я должны переплыть реку и принять капитуляцию немецкой группировки.

Честно скажу: у меня язык онемел и во рту пересохло; радость была невелика. Но приказ есть приказ. Как дальше было? Все очень просто. Мне и Ванюшке Казанцеву досталась дорога между двух населенных пунктов — Стадлец и Опоржане; она была забита автомашинами, на которых сидели немцы, как на параде. Ванюшка, черноглазый, высокий, стройный лейтенант с вечной улыбкой на лице, сегодня был хмур, сосредоточен. Мы прошли метров пятьдесят вдоль колонны, увидели вплотную настороженного неприятеля, хмурые любопытные взгляды и вернулись к столу, где, приходя, солдаты складывали свое оружие, строились в колонны и шли в наш тыл. Душа у меня была неспокойна. Трудно было поверить, что таким образом кончится война, во сне бы такое не приснилось.

Но вот к столу подходит офицер в форме «СС». Я видел их в бою, но не в такой обстановке. Он медленно расстегивает кобуру и достает пистолет — парабеллум. Хороший пистолет, у меня в заднем кармане такой же был. Но вместо того, чтобы бросить его в кучу с оружием, он левой рукой ставит его на боевой взвод. Зачем? Кто будет первой мишенью — я или Ванюшка? Доставать свое оружие поздно, не успею. Немецкие солдаты притихли, наблюдая за нами. Неужели так глупо кончится для меня война, начало которой я помню с далекого октября 41-го года в народном ополчении? И зачем матери написал о последнем бое? Дальше мысль оборвалась...

Немецкий офицер выстрелил себе в сердце, решив смертью заменить плен. Солдаты оттащили труп в сторону, продолжая бросать оружие, и под командой своих сержантов, офицеров с педантичной для немцев четкостью маршировали в тыл.

Так 11 мая закончился для меня последний день войны. В это время подошел русский эмигрант (еще с Первой мировой), профессор Кайзерман, и попросил познакомиться с «комендантом» этого района. Майор Крымов повертел головой и пальцем указал на меня. Так я стал новоиспеченным «комендантом», ездил в старинный город Табор, чтобы оформить передачу трофейного оружия генералу Свободе, будущему министру Чехословакии. А после вторично встречался с маршалом Ворошиловым и Василием Сталиным. Но это уже другая тема. А пока выбрал пенек, удобно сел на него и написал письмо в свой родной город Кольчугино Владимирской области. В газету. С просьбой: пишите нам, девушки! Мы победили и скоро приедем к вам! Подписался сам и написал фамилии своих товарищей. Город и девушки откликнулись. Спасибо вам, бабушки и прабабушки!

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год