Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Там уже колосится пшеница

2006-11-15
Виктория Беленко



Ими подняты и захоронены останки 486 бойцов Красной армии, найдены 24 солдатских медальона, 3 из них прочитаны.

Все на этой встрече: человеческая честь, сыновний долг, уважение к истории своей страны. Стихи, песни, военная хроника. И слезы ветеранов, незаметно утирающих их платочками. Даже у самых стойких зреет внутри комок, когда Сергей Зверев, командир поискового отряда города Бердска (ВПК «Кондор»), читает наизусть письмо, найденное ребятами под городом Белым (побратим Бердска) Тверской области и доставленное дочери спустя 64 года после его написания:

«Прощайте, мои родные. Видимо, это мой последний бой. Мы в окружении: фриц прет со всех сторон. Дорогая женка, скажи детям, что я геройски погиб, защищая нашу социалистическую Родину. А Афанасию скажи, пусть гонит проклятого фашиста с нашей Родины. Ваш отец и муж Батенев Василий Павлович».

Письмо было написано 15 марта 1942 года. И, как сказал Сергей Иванович, каждый из ребят его поискового отряда так же, как и он сам, на всю жизнь запомнил его наизусть.

Сергей Бондаренко, руководитель поискового отряда «Десант», был подчеркнуто сдержан. Он сразу сказал, что пришел отчитаться перед сидящими в зале ветеранами, которые своим вниманием и своим подвигом вдохновляют поисковое движение.

— Этот год не стал особенным, — сказал он,— мы нашли и перезахоронили 258 человек. И до сих пор находится еще много без вести пропавших на полях сражений. Трудность именно этого года в том, что приходилось поднимать солдат с уже засеянных полей. Там уже колосится пшеница...

Важно не только поднять и перезахоронить, важно установить имя, найти родственников, рассказать им об их отцах. Руководитель поисковой экспедиции Сибирского кадетского корпуса Наталья Некрасова обращается к кому-то в полном зале:

— Хочу в пояс поклониться доченькам Михаила Ивановича Волосатова, похороненного далеко от дома. Каждый год, возвращаясь из экспедиции, в их глазах читаю вопрос... Все там в порядке, на его могилке все прибрано, все по-человечески.

Те, кто из года в год уезжает на вахту из Новосибирска, отправляются за сотни километров в места бывших боев. Живут в палатках, проползают свои участки буквально на коленях, своими руками перебирают землю, стараясь найти материализованную память истории. Не оставить на участке работы ни одного павшего, пропавшего без вести солдата — так звучит их задача.

Наталья Некрасова призналась, что семнадцать лет назад, когда они с Сибирским кадетским корпусом начинали поисковое движение, она думала, что уж к двухтысячному-то году вся работа будет завершена. Сейчас она говорит об этом с иронией. Потому что работы оказалось так много, что только силами поисковых отрядов и не справиться. 22 января 2006 года был издан указ президента о создании поискового военного батальона. Первый военный поисковый батальон работал в этом году в Ленинградской области и 19 сентября провел свое первое захоронение.

Седьмой год поисковики из Сибирского кадетского корпуса находят и поднимают экипажи самолетов, не вернувшихся из боевых вылетов. В этом году их было три. На один из них пришлось затратить несколько недель, так глубоко он ушел в ленинградское болото. Четверо погибших обрели свои имена.

Все руководители отрядов отмечали большую помощь и поддержку областной администрации. На торжественном приеме не обошлось без подарков. Наталья Некрасова хлопала в ладоши, когда прочитала сертификат: «Ребята, вы не поверите: помпа! Это помпа и две джипиэски!»

Когда официальная часть закончилась, мы поинтересовались у нее о причинах такой радости. Вот что она рассказала:

— Мы работаем в болотах. Весной и осенью после дождей воронка от упавшего самолета 10—20 метров. Она наполнена водой. Ее глубина 2,5 — 3 метра, и все это надо вычерпать. Все надо перебрать пальчиками. Если мы вычерпываем вручную, то сорок человек работают ведрами на протяжении 6 — 7 часов. После этого воронка готова к выносу останков. Чтобы ускорить процесс и не нагружать ребят лишней работой, мы попросили помпу. А джипиэс — это навигатор. Он нам необходим, потому что питерский лес отличается от сибирского и очень сложно поймать направление, а навигатор позволяет не просто это сделать, а вернуться к определенной точке. К машине ли, к электричке ли. Даже если приходится обходить болото, то он в любом случае прочертит дорогу домой. Поскольку на раскопы у нас ходят 5 — 6 групп, то два навигатора — минимум, который просто спасает наши жизни.

По всему чувствовалось, что для Виктора Толоконского тема войны и поисковых отрядов не посторонняя. И заканчивая торжество, он напутствовал ребят такими словами:

— Чем больше лет проходит, тем острее становится чувство памяти, понимание того подвига, который совершили фронтовики. Я благодарен людям, создавшим поисковое движение, поисковое братство. Мне кажется, что у тех людей, которые этой памятью живут, особая — нравственная жизнь. И когда вы будете слышать что-то плохое про фронтовиков и ветеранов — давайте отпор. Так, как будто это говорят плохо о ваших близких людях.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Похожие новости
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год