Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Игорь Зенин:«Искусство — разговор с душой»

2007-11-15
Татьяна Шипилова



Дело в том, что предыдущий наш с ним разговор о жизни прославленного коллектива пришелся на достаточно сложный период некоего безвременья: хор остался без художественного руководителя. И Игорь Михайлович, как человек с обостренным чувством ответственности за дело, которому служит, не унывал («У нас все структуры — и хор, и оркестр, и балет — функционируют в нормальном творческом режиме»), однако ощущалось, был встревожен: что и как сложится дальше? Ведь в Сибирском хоре он прослужил более четверти века...

Но возвращусь к тому, не столь давнему разговору: он, признаться, оставил в памяти очень доброе впечатление. Подумалось: коллективу, где есть такие «коренники», как Зенин, по большому счету никакие кризисы не страшны — выстоят, вытянут...

...Оказалось, он вообще любит слово «служение» — «служить в хоре», «служить в театре»:

— Когда ты служишь чему-то, это предполагает самый высокий уровень ответственности...

Ответственности перед чем? Игорь Михайлович, кроме вот этого самого «служения», избегает высоких слов и не отвечает прямо, но я понимаю: перед искусством.

В профессию он пришел очень рано, десятилетним мальчишкой, в 1970-м. Вячеслава Мочалова, впоследствии ставшего многолетним художественным руководителем Сибирского хора, пригласили в ту пору в Новосибирск из Томска для организации взрослой хоровой капеллы. Но, как говорят, что-то в этой затее не срослось, и он набрал полсотни голосистых ребят и создал хоровую капеллу мальчиков.

Занимались они три раза в неделю вечерами, с семи до десяти вечера в консерватории. Наряду с хоровым исполнительством проходили полный курс предметов музыкальной школы. Кстати, студенты консерватории, с которыми капеллане активно общались — в первую очередь по творческим вопросам, — были их преподавателями по некоторым дисциплинам — сольфеджио, общему фортепиано и так далее.

Петь в мальчишечьем хоре под руководством такого талантливого хормейстера, как Мочалов, было наслаждением! Развивался вкус, росло умение и... душа. У нее вырастали — крылья не крылья — но что-то, несомненно, предназначенное для полета...

— Замечательный репертуар был, что ни песня, то шедевр! — вспоминает Зенин. — Патриотические: «С чего начинается Родина», «Мой отец был солдатом», «У мавзолея часовые», русские народные, авторские песни русских композиторов XIX века — Бортнянского, Березовского. Прекрасные мелодии, прекрасные слова...

И чувства, что переполняли их, певших, Игорь Михайлович тоже помнит: в их числе — гордость за страну, предощущение чего-то высокого и прекрасного впереди, в себе самих, в окружающих людях...

Этот высокий настрой с годами не снижался. Потому что музыкальная жизнь Новосибирска в 70 — 80-е годы буквально бурлила, вовлекая в свой водоворот молодые таланты.

— Когда я учился в музыкальном училище, то сводный хор консерватории и училища возил в Москву хоровую программу из произведений наших сибирских композиторов — Шибанова, Мурова, Юкечева. В московском Союзе композиторов нас встречал сам Свиридов. В 1979 году хором Минина, камерным хором филармонии и студентов музучилища был записан знаменитый «Пушкинский венок»...

У Зенина до сих пор есть настоящие друзья среди московских музыкантов, с которыми при случае можно ночь напролет проговорить о вещах сугубо профессиональных, тонких, не всякому другому понятных и интересных. А знаменитые сегодня руководители новосибирских хоров — филармонического камерного и оперного театра — Игорь Юдин и Вячеслав Подъельский в пору его студенчества были только что поступившими в консерваторию «старшими братьями» по творчеству.

В Сибирский хор он пришел после службы (служения?) в ансамбле песни и пляски СибВО, коллективе прославленном и, безусловно, высокопрофессиональном. Пришел к Мочалову, который был тогда, что называется, на подъеме. И, конечно же, как большую школу и творческое счастье вспоминает сегодня работу с композитором Николаем Михайловичем Кудриным.

— Во-первых, потому что песни у него прекрасные, масштабные. Половину из них — «Сапожки русские», «Балалайку» и многие-многие другие — слушатели, особенно вдалеке от Сибири, искренне считают народными. Это же наивысшая оценка! Во-вторых, он был замечательной души человек! Простой, а душа — огромная. Даже юмор у него был народный, но мягкий, любовный, безо всякой язвительности. Ведь с каждым из нас как бывает: вроде пошутишь удачно, в тему, а потом подумаешь, наверное, все-таки обидел, кольнул человека... У Николая Михайловича такого в принципе быть не могло. Но главное — он изумительно работал с исполнителями, делал замечания, что-то уточнял, разъяснял свой замысел. Вот это работа, вот это кайф!

Творческий кайф репетиционного периода Зенин ценит в своей профессии превыше всего. Причем свое видение произведения, свое мнение высказывал всегда. Случалось, и крышкой рояля хлопал, в свою очередь художественный руководитель перед самым концертом грозил вообще песню снять...

— Но верх всегда брали не амбиции, верх брало творчество. Верх брал музыкант. Каким образом это будет лучше донесено до слушателя... Вообще вопрос творчества и сотворчества очень непростой, иногда приходится брать волю в кулак... Ведь искусство — это не то, что мне хочется прокричать со сцены, как-то самовыразиться. Это прежде всего разговор с душой...

— Игорь Михайлович, а вообще артист хора, солист — профессия сложная? Большой труд? Ведь, казалось бы, дал Господь голос, талант — пой себе и пой...

— Все зависит от степени личной ответственности... На мой взгляд, прежде всего должна быть база, школа, классическое музыкальное образование. Потому что нельзя на воздушной подушке, без фундамента, строить дом. А потом, как в балете, каждый день — станок... И шлифуй, шлифуй.

— Ну что можно в песне испортить, если не сбиваешься, не фальшивишь, чтобы быть так уж сильно недовольным собой, всерьез переживать?

— Повторю: речь идет о степени ответственности... Ну вот одну ключевую фразу не донес, скомкал, и все — смысл теряется!

И тут я вспомнила: действительно, когда года два назад Сибирский хор давал абонементные концерты в филармонии, то исполнение Игорем Зениным русских романсов, шедевров жанра — «Я встретил вас», «Однозвучно звенит колокольчик», «Колокольчики мои» — было именно таким — филигранным в музыкальной нюансировке и тончайше прочувствованным эмоционально... И это было прекрасно, это была работа большого мастера!

Он считает: чтобы не стоять в творчестве на месте, артисту надо постоянно питать-пополнять свою личность. Он много читает, последний год, правда, в основном по программе: историю России, античную литературу, сегодня Зенин — студент-заочник Новосибирского театрального института.

— Захотелось как-то раздвинуть рамки своего амплуа, глубже узнать театр. А атмосфера здесь, в институте, замечательная — светлая, добрая, я бы даже сказал, возвышенная...

Теперь, задним числом, я понимаю, что, кроме всего прочего, Игорю Михайловичу (пусть и загруженному выше крыши в репертуаре артисту, бессменному в течение десяти лет председателю профсоюзного комитета и заботливому отцу двух маленьких дочурок) в тот непростой период после ухода Мочалова надо было вот таким шагом — освоением новой профессии — как-то переломить, хотя бы внутри себя, эту ситуацию творческой остановки. Двигаться вперед хотя бы самому...

О хоре он тогда сказал:

— Очень надеюсь, вскоре что-то изменится. Главное — коллективу как воздух нужны большие настоящие гастроли. И, конечно же, должна восстановиться, пусть в другой, какой-то новой форме, та схема нашей деятельности, когда мы ощущаем свою востребованность, возможность реально влиять своим искусством, ну не знаю, на преодоление кризиса в национальной музыкальной культуре. Полноценно исполнять свою роль хранителей этого светлого источника — русского народного хорового пения.

С начала сезона Сибирский государственный академический русский народный хор возглавил известный музыкант, знаменитый хормейстер Игорь Борисович Тюваев. И вот — двадцатидневные блистательные гастроли в рамках крупнейшего Международного фольклорного фестиваля.

— Это то, о чем вы мечтали, Игорь Михайлович?

— Таких больших гастролей у коллектива не было в течение шести лет. И это, без сомнения, в нашей жизни веха. Причем все проходило на самом высоком — государственном — уровне. И среди 30 прекрасных коллективов, представлявших искусство всех континентов планеты, мы отстаивали честь России, стали одним из четырех коллективов-лауреатов. Это поднимает настроение, творческий тонус, подтверждает статус коллектива.

— У вас были сольные номера?

— В зависимости от программы — две песни на китайском и одна на русском или, наоборот, — две русские и одна китайская...

— «Вдоль по улице метелица метет» пели?

— Да, конечно. Принимали не просто тепло — горячо!

Еще я узнала, что значительная часть показанного в Китае — это новая работа нового художественного руководителя.

— Многое в хоре меняется, меняется концепция, методика работы. Однозначно говорить, хорошо это или плохо, рано... Но идет работа, интенсивная работа! — голос Зенина в телефонной трубке был энергичным. — Окончательную оценку, как всегда, на концертах вынесет зритель...

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Похожие новости
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
23.11.2020
Вакцинацию препаратом от коронавирусной инфекции «ЭпиВакКорона» прошли первые пять добровольцев в возрасте 60 лет и старше, сообщили в пресс-службе Роспотребнадзора.
Добровольцы начали доставлять льготные лекарства пациентам из группы риска в Новосибирске - пожилым людям и тем, кто по состоянию здоровья не может прийти в поликлинику.
Фуд-корты, детские площадки и кинотеатры в торговых центрах попали под ограничительные меры с 16 ноября. Общепиту две недели можно работать лишь навынос. Новосибирцы стараются обхитрить систему и едят гамбургеры по углам, отворачиваясь от охранников. На самом большом фуд-корте в «Меге» посетители продолжают обедать за столиками некоторых ресторанов.
Наряду с обеспечением населения медикаментами в центре внимания и продовольственная безопасность. В правительстве региона обсудили, как помочь оптовым и розничным продуктовым рынкам в Новосибирске - они оказались в трудной ситуации из-за пандемии.
На дистанционное обучение с понедельника, 16 ноября, перешли 40% школьников региона или 140 тысяч учащихся. У многих из них возникают проблемы организационного и технического плана, а кто-то за три дня дистанционки успел получить двойку - за неподключение. Министр образования региона заявил, что так оценивать успеваемость сейчас недопустимо.
Пимокатный двор появился в Новосибирске. Открыл его умелец, который больше десятка лет делает обувь из шерсти, без каких-либо механизмов. Корреспонденты ОТС узнали, сколько времени мастер тратит на одну пару и почему носит повязку на голове.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год
x^