Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Помогите найти сына

22.01.2008
Помогите найти сына
Иркутяне готовы заплатить деньги любому, кто поможет отыскать пропавшего без вести сына 8 июня 2004 года Антон ушел из дома в микрорайоне Ново-Ленино в Иркутске. Его рост примерно 172 — 175 см, волосы темно-русые. Нос прямой, глаза большие, карие, может носить очки, так как страдает близорукостью. На правой щеке на уровне мочки уха имеется крупная (4 — 5 мм) темная родинка. Такая же родинка на груди, в районе солнечного сплетения.


«Нам все равно — где, с кем он живет, лишь бы только знать, что он жив, увидеть его, потрогать, объяснить, что мы не держим на него обид, любим его».

«В церкви говорят, надо верить, молиться, к гадалкам не ходить. Я молю Бога постоянно, верю, что Антон жив, надеюсь, что он откликнется».

Три года назад семья Тихоньких из Иркутска потеряла покой — неожиданно исчез сын Антон. География поисков пропавшего родственника расширилась от столицы Приангарья до Сочи. Разуверившиеся в силе правоохранительных органов родители стали обращаться к гадалкам, колдунам, ездили на передачу «Жди меня» — все бесполезно. Сейчас они готовы заплатить деньги любому, кто подскажет местонахождение сына.

— Мы собирались в отпуск, — рассказывает Светлана Владимировна Тихоньких. — В тот день были куплены билеты, все жили в предвкушении поездки на юг. Ничто не предвещало беды. 8 июня 2004 года наш восемнадцатилетний сын Антон, пока нас не было дома, ушел в неизвестном для нас направлении, взяв с собой кое-что из личных вещей, деньги, отложенные на отпуск, и две пары домашних тапочек. С этого дня для нас начался ад.

К гадалкам и детективам не ходите
— Как только мы поняли, что Антона нет, сделали все, что от нас зависело: написали заявление в милицию, напечатали объявление с фотографией сына, развешали на остановках и возле магазинов в нашем районе (семья Тихоньких живет в Ново-Ленино. — Ред.), обзвонили знакомых, приятелей сына, больницы и морги — ни одной ниточки, зацепочки не появилось. Если вы только на минутку представите, что могут чувствовать родители в такой ситуации, вы поймете, что самое страшное — ничего не делать. Поэтому мы кинулись к гадалкам, ведуньям, колдунам, экстрасенсам, шаманам. У кого мы только не были! Платили любые деньги, выполняли все их предписания.

Одна гадалка сказала, что Антоша живет в поселке Горном, недалеко от Сочи. Мы вылетели в Адлер. Приехали в Сочи — оказалось, что поселка с таким названием нет. Но мы все равно объехали близлежащие населенные пункты, развешали объявления с фотографией. Сейчас, спустя три года, я понимаю, что все походы по экстрасенсам ни к чему не привели и были пустой тратой времени, сил, денег. Но сидеть сложа руки невозможно, спать невозможно, жить невозможно! И мы обращались к гадалкам вновь и вновь, узнавали их адреса, телефоны, слушали, что они говорят, и снова мчались искать своего сыночка. На машине исколесили всю область, везде распространяли его фотографии, объявления, обращались в сельские Советы, в милицию.

Кто-то говорил, что он живет рядом с лесом, ходит в чистой одежде, живет в строгости, — и мы искали следы сект и других организаций. Однажды, не помню, в какой деревне, спросили местных жителей, живут ли где подростки, организованные в общину. Оказалось, живут. Мы подъехали к дому, заскочили в него. Первое, что я увидела, это ряд домашних тапочек у одной из дверей. Сердце у меня застучало бешено — вспомнила, что из дома Антон забрал две пары тапок. Кинулась к дверям, в комнату влетела, а там на полу сидят мальчишки лет 17 — 20, колени под подбородком, на них тетрадочки; поодаль — девочки, человек пять, у всех взгляды такие затравленные. А перед ними на стуле какая-то молодая женщина сидит, нога на ногу, читает какую-то книгу. Сыночка моего среди них не оказалось, но ведь и они чьи-то дети! На шум вышел мужчина с бородой — молодой, высокий, внешне такой благообразный. Сначала поинтересовался, что мы здесь делаем, а потом прогнал нас. А ведь в сельсовете про этот дом и про то, что там живут подростки, ничего нам не сказали! Неужели не знали?!

Другая гадалка сказала, что Антоша наш живет недалеко от Иркутска, в радиусе 30 км, с рыжеволосой женщиной, у нее есть ребенок. Вот мы с мужем искали рыжих женщин, ездили по населенным пунктам, их в этом радиусе оказалось немало. Выспрашивали, фотографию показывали. Пока не нашли...

Хуже всего, когда исчезает надежда: понимаешь умом, что все видения гадалок — иллюзия, но сердце отказывается быть рациональным, едешь, надеешься, вдруг он там.

Мы с отцом обращались в детективные агентства. Нашли в газете объявления, подали заявку. Практически сразу стало понятно, что это простое вытягивание денег, которые мы заплатили сразу. Но так и не поняли, за что. Ни одного отчета о проделанной работе детектива мы так и не получили.

В этом виновата я...
— Я и в Москву ездила, на передачу «Жди меня». Да вот только встретили меня там неласково. Им шоу нужно, интересные истории, а у меня простое материнское горе.

В голове все время всплывают его слова, фразы, поступки. В обычной жизни не обращаешь на это внимания, а сейчас все кажется значимым. Антон рос не очень разговорчивым, не очень общительным ребенком, но исполнительным, добрым, отзывчивым. Перед исчезновением он, видимо, с кем-то сильно подружился, подолгу разговаривал по телефону, закрываясь в комнате. Мы и не спрашивали — думали, девушка появилась...

Светлана Владимировна не может сдержать слез, вновь и вновь перебирая в памяти слова и поступки не только сына, но и свои. Казнит себя за то, что мало уделяла сыну внимания, за то, что проглядела, не удержала и т. д.

Недавно семья Тихоньких снова поместила объявление в средствах массовой информации. Снова начались звонки: кто-то видел похожего парня на бульваре Постышева, кто-то — в Ново-Ленино. Наверное, большинство звонивших искренне хотели помочь. Но были и такие, кто сообщал измученным родственникам заведомо ложную информацию.

Это письмо пришло в редакцию нашей газеты с просьбой опубликовать его. Просим всех, кто знает что-либо об Антоне Тихоньких, звонить в редакцию по телефону 314-39-51.
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Какова динамика распространения коронавирусной инфекции в регионе, насколько можно доверять результатам тестов, почему не каждый инфицированный попадает в больницу, как подсчитывают статистику смертей, сколько медиков и как заразилось, и сколько нам еще ходить в масках?
Минздрав региона опубликовал на своем сайте информацию о доходах главных врачей больниц Новосибирска и Бердска по итогам 2019 года. Из десяти врачей-богачей сегодня трое возглавляют инфекционные госпитали по работе с COVID-положительными пациентами. Однако за административную работу они дополнительных «путинских» выплат не получат.
Похолодание носит краткосрочный характер – после прохладной пятницы синоптики прогнозируют вполне теплое воскресенье в Новосибирской области. В связи с этим становится актуальной информация о температуре воды в Оби и Обском водохранилище 11 и 12 июля.
Жителей города Бердска волнуют планы строительства полигона бытовых отходов неподалеку от городского кладбища и аэродрома. Земля – искитимская, но находится поблизости от Бердска. Горожане выходят в одиночные пикеты, подписывают петиции и даже грозят устроить голодовку. Власти города создали рабочую группу, заседание которой проходит в закрытом от СМИ режиме. Проекту предстоят государственные экспертизы.
Порядок открытия летних веранд у предприятий общепита упростили в Новосибирске. Процедура стала носить уведомительный характер, а платить за использование муниципальной земли не нужно до осени.
Владимир и Валентина Романченко из села Метелево Купинского района вместе уже 43 года. Вырастили троих детей, а сейчас, на пенсии, ведут свое фермерское хозяйство. Как говорит глава семьи, с супругой привыкли с детства трудиться, и пока силы есть, будут работать не только для своей семьи, но и для жителей, для которых фермер Романченко единственный работодатель.

x^