Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Пусть дворы трещат от скота

04.06.2008 00:00:00
Зоя Тюрина
Пусть дворы трещат от скота
На усадьбу Евгения Луценко нас привез глава МО «Ереминский сельсовет» Алексей Мизгирев. По дороге он рассказывал: такие семьи, как Луценко, — спасение для села. Акционерное общество, а потом и сельхозкооператив «Ереминский» приказали долго жить. Да и пока существовало «большое производство», достатка своим рабочим оно не обеспечивало. Зарплата мизерная, единственное, за что работали люди, — корма для своего скота. Так что ереминцы давно уже живут за счет подворья.



Много скота держат Окишевы, Шумские, Бородины и, конечно, Луценко. Молоко сдают предпринимателю из Усманки, мясо — в частный приемный пункт в Кыштовке или увозят на рынки Новосибирска, Омска.

По делам и достатокДом у семьи Луценко — один из самых видных в Еремино. Его для них, тогда молодоженов, построил совхоз. Евгений, совхозный шофер, только пришел из армии, а Светлана закончила педучилище и приехала сюда по распределению.

На их свадьбе был еще один весомый подарок: мать подарила молодой семье «на обзаведение» корову и двух свиней. Получается, без скота они не жили ни дня. Да и время наступало такое, что без подворья никуда. Шел 1991 год, в хозяйстве уже начинались перебои с зарплатой.

— А с 1992 года мы вообще забыли, для чего существует совхозная касса, — рассказывает сейчас Евгений Викторович. — Зарплату выдавали сеном, зерном, спецодеждой, мукой, молоком...

— А молоко-то зачем брали? У каждого же свое есть.

— Ну, можно поросят поить, переработать на масло и продать. Все лучше, чем совсем бесплатно работать.

Светлана Михайловна тоже зарплату получала с задержкой. И, чтобы не бедствовать, семья завела вторую корову, еще свиней, птицу. И муж, и жена оказались, что называется, под пару. Оба трудолюбивые, лишнего часа не просидят, на диване не проваляются.

По делам приходил и достаток. Семья могла себе позволить все, что считала необходимым для нормальной жизни.

А когда было объявлено о реализации национального проекта «Развитие АПК», Евгений Луценко первым в районе решился взять кредит и начать собственное дело. На 300 тысяч рублей, что получил в банке, купил 16 бычков и две лошади. Потом еще добавлял. Начал разводить, например, коров красной степной породы. И сейчас у него самое крупное поголовье скота на территории сельсовета.

Но начинать было тяжело. Во-первых, сразу такая прибавка поголовья, а значит, и работы. В шесть часов утра он уже выходил во двор, а заходил домой только вечером. Держался, можно сказать, на одном самолюбии: раз начал, завернул дело, надо его вытягивать. Потом все-таки втянулся, смирился с тем, что крестьянину, если он хочет иметь ощутимый доход, надо работать 14 часов в сутки. Принял это как должное.

Тяжелее было принять другое: доход с личной фермы никак не оправдывал надежд. Первый год его ЛПХ сработало практически по нулям. Выручка составила сто тысяч рублей, и вся она ушла на дальнейшее развитие подворья. К тому же подорожало горючее, а молоко принимали по три с половиной рубля за литр. Но уже нынче хозяин уверен, что будет с прибылью.

Оптимизма прибавили выросшие цены на молоко. Теперь пять его коров полностью «обрабатывают» все поголовье: с молока приобретаются комбикорма, горючее и т.д. Наконец-то стали поступать деньги по кредитным субсидиям. В апреле Луценко получил первые 30 тысяч рублей.

И в голове зашевелились мысли о дальнейших перспективах своего хозяйства и о том, что он сделал правильный выбор. По крайней мере, хозяин ЛПХ решительно отказался вернуться в общественное производство. С таким предложением к нему обращался глава МО Алексей Мизгирев, который на обломках СПК создавал сельскохозяйственный МУП. Луценко он сватал в бригадиры. Но тот не соблазнился: свое хозяйство дороже.

Думай, считай, действуй
Планы у Луценко большие. Основная задача тут — сделать хозяйство высокоэффективным. И нынешней весной он уже сделал решительный шаг в этом направлении: будет выращивать зерно на фураж.

Покупной фураж, комбикорма крепко трясут семейный кошелек. Только за прошедшую зимовку пришлось купить 10 тонн комбикормов для свиней и 5 тонн для коров. Это очень большие деньги. Чтоб их сохранить в семейном бюджете, Евгений Викторович и открыл полевой сезон. Трактор, плуг, бороны есть, сеялку и комбайн берет в аренду. Поле собрал из земельных паев своих родственников, получилось около пятидесяти гектаров. Нынче засевает сорок, а там видно будет.

Самое затратное в полеводстве — покупка горючего. Если считать по условиям прошлого года, на эти цели пришлось бы колоть четырех бычков. Но сейчас уже у Луценко репутация надежного партнера, так что солярку дали в долг до осени. Возможно, рассчитываться будет полученным зерном.

Разговор у нас заходит о суровом прогнозе синоптиков на нынешнее лето. Выходит, что рекордных урожаев ждать не приходится: то холод, то дожди. Евгений на это отвечает коротко:

— У меня обычно все получается, за что берусь.

Главный дефицит у него летом — время. И так уже все по дням просчитано. 17 — 18 дней занимает покос. По-доброму надо было сразу покупать пресс-подборщик. Тогда время покоса можно было ужать до 4 — 5 дней.

— Да я так и хотел. Когда оформлял кредит, сделал заявку на трактор МТЗ-80 и пресс-подборщик. Но в документах нацпроекта значилось ограничение: технику можно покупать мощностью до 25 лошадиных сил. А куда годится такая при моем поголовье?

Сена хозяйству Луценко требуется, как минимум, 700 центнеров. На маломощном тракторе покос растянется на два лета. Вот и пришлось кредитные деньги кинуть на животноводство. Но желание приобрести пресс-подборщик не перегорело, и хозяин большого ЛПХ ищет доступный вариант покупки.

Достаточно времени отнимают обработка картофельного поля (оно немалое — 60 соток), уборка картофеля. Дальше — пастьба скота. Пытался найти пастуха — не получилось. Пришлось отправлять скот в общественное стадо, а там тоже с пастухами проблема, пасут владельцы коров по очереди и в зависимости от количества КРС: сколько голов скота — столько дней пастьбы. Тогда у Луценко было 12 голов, он 12 дней и пас. А нынче сорок выгонит, что ж, половину лета на это отряжать?

Из-за нехватки времени он никогда сам не торгует мясом на рынке.

— Нынче 12 голов готовлю на продажу, это ж полмесяца за прилавком стоять надо. А подворье на кого оставишь?

Но и отдавать мясо перекупщикам, которые регулярно наведываются в село, крайне невыгодно.

— На новосибирских рынках вырезка — 300 рублей за килограмм, цена за косточки — за сотню перевалила. Это если самому торговать. А оптом берут по 110 — 120 рублей килограмм. В селе же коммерсанты дают 80 рублей. Если тонну увезти, добавка потянет на 30 тысяч рублей. Цена горючего чуть не на весь полевой сезон.

Семья — не только бригада
Утром глава семейства встает раньше всех. Дает поспать жене и сыну — им в школу. Дочь Настя учится в Большереченской школе (в Еремино школа до девятого класса), живет там в интернате. Домой приезжает только на выходные.

После обеда, конечно, впрягаются в работу всей «бригадой».

— Подгонять помощников не приходится?

— Я не подгоняю, я их стимулирую. Алексею, например, хороший компьютер купил. Заслужил парень: на нем вода для коров, чистка сараев, на двоих с матерью «свинство». В свои 12 лет — уже настоящий крестьянин. Дамам не отказываю, если какие наряды понадобились.

Когда Евгений Викторович работал в СПК, он с весны до осени, считай, дома не жил: на бригадире полеводческой бригады лежала ответственность и за урожай, и за корма. А собственное хозяйство на это время ложилось на плечи Светланы Михайловны. Какие там ей каникулы, поездки на экскурсии! Доить, кормить, поить, чистить — и так изо дня в день, из месяца в месяц. Муж об этом помнит, благодарен жене и сейчас старается не превращать ее в рабыню Изауру. Конечно, коров они доят вместе, и еще многое что значится в трудодне учительницы Луценко. Но есть время и для подготовки к урокам, для дома и кухни.

Семья у них — не только дружная бригада. Это просто семья, которой присущи все обычные заботы и хлопоты. Например, о старых родителях. В горячем летнем графике Евгения Викторовича отведено время и для них. Зять заготавливает и вывозит им дрова, помогает убирать картошку.

— Свою корову они уже не держат и каждый день берут у нас по три литра молока. Оплату назначили сами: 500 рублей в месяц. Мы не раз принимались убеждать, что денег их нам не надо. Нет, ни в какую, говорят: тебе это молоко с неба не падает.

Семья думает о будущем детей и считается с их собственными планами на это будущее. Вот Настя решила стать библиотекарем. Это значит, что скоро уедет учиться, и одной помощницей на подворье станет меньше. Но родители не зацикливаются на хозяйстве. Судьба детей — это уже ценности другого порядка, куда более высокого.

Что день грядущий готовит?
Со стороны может показаться, что семейная ферма Луценко абсолютно автономна. Сам вырастил скот, продал, деньги пустил в дело. Ни от кого не зависит. Но есть существенный ограничитель его «автономности». Чтобы все им задуманное сбылось, нужно, как минимум, чтобы жило и развивалось его родное село.

А Еремино за последние двадцать лет изменилось сильно. Хозяйство долго влачило жалкое существование, потом совсем рассыпалось. Люди потеряли работу, а потом и желание работать. Евгений Викторович рассказывает, как искал работника на свое подворье. На два часа в день. Посчитал, что при такой нагрузке будет нормально платить тысячу рублей в месяц. Но желающих не нашлось. Наверное, по их расчетам, мало, лучше совсем без работы сидеть, баклуши бить. Или, возможно, так проявляется обычная человеческая зависть: у него, кулака, и так всего полно, еще за счет нашего труда хочет разбогатеть.

Сейчас в селе 104 человека трудоспособного возраста, из них не имеют работы — 58. Катастрофа не за горами. Разве что спасет созданный Алексеем Мизгиревым МУП, который будет заниматься зернопроизводством. Как там дело пойдет, пока неизвестно, но всем хочется, чтобы получилось. Тогда хотя бы проблема заготовки кормов для личных подворий отпадет. МУП вырастит зерно, наготовит сена, будет продавать его односельчанам. Многие смогут увеличить поголовье скота и тоже начать нормальную «кулацкую» жизнь.

Второй оплот хоть какой-то стабильности в Еремино — школа. Пока здесь 32 ученика, но угроза закрытия существует: вроде как должны возить учеников в базовую школу. С автобусом проблем нет, есть проблема с дальнейшим существованием села. По железной российской традиции, как только закрывается школа и детей начинают возить в другое село, очень быстро выясняется, что возить-то уже некого. Молодые семьи, педагоги, оставшиеся без работы, уезжают. А остаются старики и работники сомнительного качества — ленивые, пьющие. В отсутствие интеллигенции их и пристыдить, оказывается, некому.

Семья Луценко такого будущего для своего села не хочет. Им желателен другой вариант: пусть достаток будет в каждом ереминском доме. И школа пусть работает, и дворы трещат от скота, и производство встает на ноги.

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
  1. Ради чего вы готовы поставить прививку от коронавируса и получить QR код
  2. Ваш пол?


Новости
29.09.2021
Ежемесячная денежная выплата и единовременная денежная выплата положена некоторым категориям пенсионеров в октябре-2021. В Министерстве труда и социального развития Новосибирской области рассказали о мерах поддержки граждан пенсионного возраста.

30.09.2021 ДОМфото
Новосибирские дачники завершают сезон в срочном порядке. Последние фрукты и овощи на минувших выходных убирали из-под снега. В октябре погода, возможно, даст последний шанс подготовить участок к зиме и сделать все необходимое для будущих урожаев. VN.ru расспросил экспертов, как успешно завершить сезон и не беспокоиться до весны.


29.09.2021 Видео
Звезда российского рэпа рассказал Юрию Дудю о жизни в родном городе.