Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Изъяты из списков. А из памяти?

18.04.2001
5 ноября 1935 года дал ток первый турбоагрегат Левобережной ГРЭС (нынешняя ТЭЦ-2).И теперь, 66 лет спустя, ТЭЦ-2 исправно служит городу, обеспечивая теплом половину левобережья и значительную часть жилых кварталов на правом берегу. Свою долю вносит она и в выработку электроэнергии. Выходит, не напрасен был самоотверженный труд строителей, за три года построивших ТЭЦ.

 Пятого ноября 1935 года дал ток первый турбоагрегат Левобережной ГРЭС (нынешняя ТЭЦ-2). Пуск станции был большим событием для Новосибирска: город задыхался из-за нехватки электроэнергии, потребление которой жестко лимитировалось вплоть до отключения в часы пик освещения улиц и жилых районов. С вводом новой станции - одной из мощных в ту пору за Уралом - проблема энергоснабжения города снималась.

И теперь, 66 лет спустя, ТЭЦ-2 исправно служит городу, обеспечивая теплом половину левобережья и значительную часть жилых кварталов на правом берегу. Свою долю вносит она и в выработку электроэнергии. Выходит, не напрасен был самоотверженный труд строителей, за три года построивших ТЭЦ.

...Люди измотались. Не спали несколько суток. Экономя силы, старались не говорить.

Кабинет начальника строительства Бруно Ивановича Гартмана превращен в штаб-квартиру. Телефон трещит беспрерывно. Звонят и жены, волнуются - где же мужья: пятые сутки не появляются домой.

- Не волнуйтесь, все живы. Скоро закончим, ночью будем пускать турбину, - успокаивает встревоженных женщин Гартман.

К вечеру все готово. Монтажники предлагают сразу «крутнуть». Энергично настаивают и шеф-монтер Решетняк, представитель Ленинградского металлического завода, и инженеры: «Столько ждали, волновались, теперь, когда все собрано, долго ли крутнуть?»

- Люди извелись, надо дать им отдохнуть, тогда больше толку будет, - не поддается на уговоры Гартман.

Утром следующего дня все собираются в монтажном зале.

- Начнем?

Взвизгнули, завыли насосы. Дали пар на прогрев турбины. Волнение нарастало.

Внизу заклубился пар - вырвало прокладку. Дефект устранили, но пошла вода из конденсаторного насоса - опять задержка.

Снова команда прибавить пар. Манометр показывает 16 атмосфер. Давление увеличивают, но вал турбины мертв.

- Вот она, болячка пуска, - вздыхает в сердцах главный инженер.

За окном уже спустилась осенняя ночь, когда на турбину снова дали пар. Зашипело... и, плавно повернувшись, вал завертелся - быстрее, быстрее.

- Пошла!

Гартман, Тоблер, другие инженеры, вооружась трубками, как доктора, внимательно слушают турбину. Остальные напряженно вглядываются в выражение их лиц. Похоже, все идет нормально. Вот и Гартман показывает большой палец - порядок.

Напряжение последних дней, бессонные ночи, тревога - все позади. Турбина гудит. Мерно работает под ее чугунной одежкой мотор. Но прораб машинного зала Тоблер не отходит от турбины, прислушивается к голосу каждого подшипника: не трется ли, не беспокоит что красавицу. Гартман ставит на подшипник монету ребром. Та не шелохнется. Тахометр показывает уже тысячу оборотов.

Идет, милая!

Начальник снабжения Принцметалл, кажется, готов заплакать. Неужели все позади? Подготовка котлована, когда землекопам приходилось работать по колено, а то и по пояс в воде, плывуны, из-за которых приходилось укладывать бетонные подушки вслед за землекопами, спасение насосной, которую грозило раздавить льдами при весеннем паводке, аврал, когда пошли вагоны с железом, цементом и приходилось сутками работать на их разгрузке... В ночь-полночь поднимали строителей в бараках, и через несколько минут те были на площадке. Как-то баржа с кирпичом подошла во время собрания. Вскоре все его участники были на причале. Конвейер мелькающих рук перебросал полмиллиона штук кирпича с баржи на берег.

А взять историю с гвоздями. Поставки материалов срывались, а для одной только градирни надо было 14 тонн гвоздей. Где взять столько? Выручил стройку умелец Шемелинин, смастеривший станок и наладивший их производство из отходов. Сетку, необходимую при укладке кровли, нашел начальник отдела снабжения в одном из совхозов.

Немало средств было сэкономлено и за счет обработки на месте металла, который поступал от производителей «полуфабрикатом».

Впрочем, гвозди и все прочее - мелочи по сравнению с монтажом турбины без специального мостового крана, который не успели к сроку изготовить на одном из уральских заводов. Многотонный ротор поднимали на фундамент на высоту восьми метров на тросах обычными лебедками. Статор весом 64 тонны втаскивали по брусьям, установленным на клети из шпал. Остальное передвигали на специально изготовленных санях, двигавшихся по каткам.

- Это безумие, дикая затея. Угробите людей и машину, - возражали противники идеи монтировать турбину, не дожидаясь крана.

Жутко было, признавались потом участники этой операции. Висит ротор на талях, кажется, вот рухнет. Стали осторожно опускать, и вдруг одна из талей резко скользнула... Но обошлось. Трое суток не выходили из цеха.

А когда станцию сдали, ее строители остались работать на ГРЭС, пройдя хорошую школу под руководством таких грамотных специалистов, какими были Бруно Иванович Гартман, главный инженер Александр Александрович Витман, другие инженеры.

Расставаться с окончанием строительства станции не хотелось никому. Вместе работали три года, сроднились, сдружились. Тогда-то и родилась идея написать книжку, в которой рассказать, как работали, жили, учились.

Начальник строительства внимательно выслушал идею ввалившейся к нему делегации и коротко произнес свое обычное «гут». Все привыкли, что если Бруно Иванович сказал «гут», значит так и будет. И вот все, кто хоть как-то мог помочь делу, сели за стол. Скрипели, царапали перья, мысли туго, нескладно ложились на бумагу. Люди кряхтели, рвали написанное, вздыхали:

- Лучше б еще одну ГРЭС построить, чем мучить себя на этом деле.

Но книга родилась. «Новосибирская ГРЭС. Статьи и очерки» - такое немудреное у нее название на красной обложке переплета. Только напрасно, думаю, искать ее в библиотеке. И иначе как чудом не объяснить, что уцелел экземпляр, который довелось мне подержать в руках, - спасибо директору ТЭЦ-2 Ивану Ивановичу Барсукову, хранящему, возможно, единственный оставшийся экземпляр.

Незатейливо, без претензий на словесную изящность рассказывается в книге о том, как строилась станция. И хотя нет в ней фотографий, легко по словесным портретам представить тех, о ком рассказывают авторы: тех же Гартмана, Витмана, Звирбуля, Иванова, Шеинова, Принцметалла.

Кроме того, что много в книге неизвестных фактов, несмотря на незамысловатость стиля, удалось авторам передать настроение. С удивительным оптимизмом переживали строители станции немыслимо тяжелую работу, бытовые неудобства, живя мечтой о светлом будущем, самоотверженно работая на эту мечту.

Светлая книга. О светлых людях. Может быть, потому особенно больно читать ее. Зная, в отличие от авторов, ее эпилог. А он трагичен.

«Перечень изъятых органами врагов народа показывает пораженность энергосистемы, где орудовала вредительская организация, развалившая станции и электросети» - в списки по этому беспощадному приговору попали и Гартман, и Витман, и Принцметалл, и другие герои книги. В 1937-1938 годах в Новосибирской энергосистеме полностью был заменен руководящий состав - не только управляющий и директора станций, но и начальники цехов.

Такое чувство, признаться, словно оказался за заколдованной калиткой из известной сказки...

Резонанс
Новости
«Когда мне в лицо плеснут кислотой», - полмиллиона россиян прочитали отчаянный пост Валерии Сухановой, которую преследует бывший ухажер. Парень, обливший девушку мочой, спустя неделю продолжает хвалиться своей безнаказанностью, а закон не позволяет даже назвать его фамилию в СМИ. История девушки из Новосибирска вызвала громкий общественный резонанс, но правоохранительные органы даже теперь не возбуждают уголовное дело.    
16.07.2018 Семья. ДОМ
Комбинацию из повторяющихся красивых цифр в документах мечтают заполучить новобрачные. Даты 08.08.2018 и 18.08.2018 с тремя «символами вечности» жители Новосибирска расхватали еще в феврале. Свадебные агентства взвинтили цены втрое, а астрологи пугают молодоженов.
План реконструкции школы № 51, где учатся 1169 детей вместо 575, обсуждался на совещании с участием врио губернатора Новосибирской области 16 июля. Руководитель области Андрей Травников проконтролировал исполнение поручения, которое дал в ходе визита в «Стрижи». Школа получит две большие пристройки к 1 сентября 2019.
Сезон дорожных работ в самом разгаре. А значит, есть надежда, что к концу лета новосибирцы будут ездить по новым дорогам без ям и трещин. Вот только долго ли продлится это удовольствие?
Прошедший чемпионат мира в России резко увеличил выручку продавцов сувениров. Самыми популярными товарами стала продукция с символикой первенства, матрешки и кокошники.
Топор и гармошку поженили в Ордынском районе Новосибирской области. Так необычно организаторы фестиваля «Играй, гармонь!», что проходил в «Заволокинской деревне», решили отметить Праздник топора.
x^