Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Когда деревья стали большими

07.08.2001
...Аура затулинских базаров - напряженная и наэлектризованная, как предгрозовые облака. Искрами по шерсти Василия пробегает. В эти рядочки киосков и воришка-форточник может зарулить: «Теть, купи фотоаппарат по дешевке!» Сюда и ухарь-налетчик, вчера только откинувшийся с зоны, рванувший в лифте цепочку из драгметалла с лебединой шеи модницы-огородницы, имеет вероятность наведаться... Все-все видит Василий.В котовой разведке, он как сам Рихард Зорге...

Ясновидящий кот Василий

Хорошо летом на бульваре улицы Петухова

 Кот возлежал на прогретой солнышком базарной лавке. Усы торчали. Глаз щурился. Вегетарианский бум чеснока, малины, смородины, морковки и грибов Василия мало волновал. Антенны его усов экстрасенсорно осязали, ноздревые локаторы улавливали запахи, доносящиеся с другого конца базара. Там пропахшая, как русалка, рыбным духом торговала минтаем и мойвой Валентина. Васька знал, что к Вале можно будет подвалить вечерком и, потеревшись о ее ногу, вымурлыкать себе рыбину. Да и Машенька, торгующая куриными яйцами, всегда даст боя полакать. В те сладостные мгновения, когда она сортирует в руках дензнаки, среди которых случаются не только сотенные, но и пятисотки, добреет Маша. И пока Васька лакомится пищей оперных теноров, базарчик сворачивается мало-помалу. У Людмилы, к примеру, тряпья на пару сумок. Муженек ейный, выше ватерлинии накачанный пивком, грузит эти баулы на себя и тащит их на свой восьмой этаж с видом на огороды и васхниловские поля. В этот вечерний час лифты кряхтят от перегрузки; обитатели затулинских базарчиков стаскивают мелкую розницу по квартирам-сотам. А среди этой розницы и арбузы-тяжеловесы, и ящики абрикосового скоропорта, и шмотки, шмотки, шмотки. Можно, конечно, и в гаражик. У кого он есть. У кого «жигуленок» побитый в поездках по грибы-ягоды еще живехонек. Но жалуется покупатель, что приванивает товар бензинчиком-автольчиком. На ином, обустроившемся мало-мало базарчике и склады имеются. Охрана. Но не на всех базарах так...

Пересортица прямо-таки уму непостижимая! Башмаки - рядом с картошкой. Колготки - по соседству с сосисками. В «предбаннике» экс-плодоовощторговского магазина «ОВОЩИ» разместился аптечный киоск. Так что если животик прихватит - тут же таблетками заесть можно. Фатима и Али бережно грузят на тележку ящики с виноградом и персиками... Даром что ли у подъездов среди бахромы объявлений то там, то здесь красуется: «Куплю квартиру», «Сниму комнату»... Кто снимает, кто покупает. Бывает, на одно койко-место по три таджика приходится... Сдает бывший пиввинкомбинатовский биндюжник, взгрустнувший по утраченной молодости и временах работы в цехе розлива, одному квартиранту, а следом тянутся нескончаемой вереницей «гости». И превращается квартира в сущий караван-сарай... От Хилокского рынка до Затулинки на «девятке» - совсем рядом. Сюда и прибиваются среднеазиатские. Здесь расквартировываются...

Кот Василий жирует, вгрызаясь в минтаевый хребет. Валя не в убыток себе ему эту хвостяру отвалила. А не то она подслеповатую интеллигентку на одну минтаину не обвесит?! Людмилин мужик «антиполицаем» заел принятый в «Кулинарии», не согласованный с женою, стакан водки. А все равно водярой разит так, что, того гляди, мент в «трезвяк» загребет. Говорят, в здешних краях одного и того же «клиента» три раза подряд обслужить могут.

Аура затулинских базаров - напряженная и наэлектризованная, как предгрозовые облака. Искрами по шерсти Василия пробегает. В эти рядочки киосков и воришка-форточник может зарулить: «Теть, купи фотоаппарат по дешевке!» Сюда и ухарь-налетчик, вчера только откинувшийся с зоны, рванувший в лифте цепочку из драгметалла с лебединой шеи модницы-огородницы, имеет вероятность наведаться... Все-все видит Василий.

В котовой разведке, он как сам Рихард Зорге, который сообщал товарищу Сталину точную дату начала войны. Он бы и рад сообщить по беспроволочному телепатографу какому-нибудь вышестоящему из хвостато-усатых, что, мол, крысы оборзели, учинили беспредел, прорыв ходы в хранилище Володи - местного картофельно-морковного короля - и уничтожают почем зря его доходы. А они-то с Олей-блондинкой колотятся! Летом от загара морда трескается! Зимой в ватных штанах...

Народ пошел - не лучше тех крыс! Выметают с огородов не ими выращенное. Глядь - с ведерком ягоды вчерашний электропечник сидит... Кого Василий не любит - так это собаководов! Ох уж эти хозяева ротвейлеров, овчарок и спаниелей! Прутся на базар - без поводков, без намордников... Вот тогда Василию - кранты... Приходится ему бросать своего недосмакованного минтая и давать деру от мощных челюстей на ближайший дубоватый корою клен зеленый. Там-то сидя, даже без хождений по златой цепи-веревке, он прорезавшимся от бесконечного поедания подтухших сырых яиц тенором и начинает распевать свои затулинские саги.

Братан-бич

 Кому лет пятнадцать-двадцать назад доводилось подрабатывать на «пивнушке», сегодняшнем «ВИНАПе», тот с ходу узнает эту публику. В те достославные времена затулинские «бичи» (да и не только затулинские) поутру собирались у проходной-вертушки в ожидании, когда явится тетка в белом халате, чтобы набрать бригаду. Среди «везунчиков», попадавших в цех реализации или шампанский, приходилось бывать и автору этих строк. Как сейчас помню - и затулинского Валеру, с успехом проносившего через проходную в плоской фляжке из нержавейки поллитра водки, и теть Веру, которая не советовала пить на производстве шампанское, не дождавшись, когда выйдут пузырьки, потому как одна тут дегустировала, дегустировала - и заработала цирроз. А походы грузчиков на «чешскую линию» за свежим пивком! А тоска пустых бутылок в посудо-тарном, куда все же кой-чо умудрялись передавать из других цехов! А мужик с ломом, который вправлял соскальзывающую с рольганга ленту транспортера! Памятно всякому вламывавшему здесь смену за 9-10 рублей - и выходящее потом пиво, струящееся по взмокшей спине. И колотун-почкоотстегайчик на остановке зимой, после второй смены... Это потом уж эта остановка стала чем-то вроде революционного форпоста. Это уж позже стали «проступать» на ее стенах огненные письмена листовок и оппозиционных газет, предупреждающих о геноциде, спаивании народа и т. д. Это только недавно бойцы «рабочей партии» устроили здесь, невдалеке от магазина «Чарка», кафе «Остап» и чертогов проходной «ВИНАПа», «акцию протеста»... А тогда, помнится, радость была - дефицитного шампанского в канун Нового года отведать. Или, перепахав руками весь сугроб, отыскать-таки переброшенную через забор бутылку любимого напитка гусаров и русских купцов, бутылку совершенно «лысую» - без этикетки и фольговой обертки...

И вот те же самые типажи, какие можно было увидеть когда-то у конвейера посудо-тарного, - здесь, в «тупике» улицы Зорге. Конвейер - лента тротуара, по которому движется затулинский люд. Обитатели этого «цеха» торгуют - кто сверлами и шурупами, кто укропом. И то, и другое - в пучках, увязанных резиночками.

- Братан! Не знаешь почем малина? - спрашивает мужик, похожий на сибирского казака с рекламного плакатика в магазине «Родник». Только шашки, коня, фуражки, штанов с лампасами нет. Зато есть склонность к произнесению «казачьих тостов». Выйдя на этот «майдан», не для себя мужичок цену узнает - для дружка, который, как парубок на плетень облокотился на металлическое ограждение, отделяющее тротуар от газона и проезжей части. У ног дружка ведро с нахватанной в спешке сладкой ягодой. Тут же, «демпенгнув», подельники-огородники сбагривают малину по дешевке. И когда тротуар-конвейер выбрасывает меня от кольца конечной в сторону базарчика, я вижу их, уже жадно припадающими к пластиковым стаканам с пивом.

Экзотический базарный эпос гласит, что здесь некий бывший интеллигентный человек («бич») спер курицу. Да так ловко, что никто не заметил. О том - сколько клещей впивается в не страшащихся энцефалита продавцов боровичков и груздей, сколько ушибов, переломов, рассеченных губ и бровей гипсовать и зашивать приходится, знает хирург-ортопед высшей категории Валерий Шмуклер и его ушедшая в себя, несловоохотливая ассистентка. До сорока раз в сутки случается помогать жаждущим гаммаглобулинчика, страждущим от ран, переломов «криминального» профиля, нуждающимся в уколах против бешенства в связи с укусами «другом человека»... Не бережет народ здоровье! Прямо-таки наплевательски к нему относится. Но и к народу отношение... Дядя, прихромавший в травмопункт на перевязку, рассказал историю о том, как накололи его насчет отпускных, которых за четыре года беспробудной работы на ниве деревообработки набежало 8 тыщ. А другому мужику чуть напрочь ноги не отдавило на стройплощадке...

Похожая на Бриджит Бардо после заката ее звездной славы Галина метет между базарными рядами. Человек с высшим инженерным образованием. Инженерила на «турбинке» и «печке». Теперь на двух работах. Дворником в ЖЭУ и на базаре. В ЖЭУ зарплату задерживают, здесь - нет. Сын есть. «Муж - объелся груш...»

Конспиративно не назвавшийся паренек из охранного предприятия «Титул» проинформировал о том, что краж по эту сторону забора не бывает, и пошел навешивать на ворота амбарный замок. О себе рассказал: в четыре года его родители переехали сюда из «бандитской» Закаменки. Принаряженная в форменный фартучек продавщица пешочком поспешала домой, довольная собой и работой. Иномарки толпились у заводоуправления «ВИНАПа», как в былые времена вечно жаждущие похмелья профи-грузчики.

- Теперь на «ВИНАП» только по большому блату устроиться можно! - ностальгически произнес пивоман с носом, отливающим всеми цветами радуги. С грустью сказал, хотя ведь почти что воплотилась в реальность затулинская греза-легенда о том, что стараниями сантехников, прорывших подкоп под забор «пивнушки», пиво в один прекрасный день потечет по водопроводу. Хлебай на кухне, купайся в ванне, сдергивай пенное из сливного бачка в унитаз...

«Рассвет» капитализма

Закат «Рассвета»? Фото Сергея ПЕРМИНА

 Кинотеатр «Рассвет», входивший некогда в пятерку наицивильнейших кинотеатров из 20 имевшихся в городе, теперь явно сдал. И хотя мрамор отделки в фойе и старенькое расстроенное пианино, вполне пригодное для отбивания рэгтаймов в стиле «барэлхауза», по-прежнему выглядят вполне богемно-театрально, сдал театр, по сути перестав быть таковым... Разбрелись кинотеатралы, не желая более походить на вечно женственных Гурченко и Фрейндлих, на обаятельно-интеллигентных Мягкова и Басилашвили. Где те службы, на которых можно было крутить служебные романы? Куда угромыхали те поезда, на коих можно было прибыть на заветный вокзал для двоих? Словно оторвавшийся от того поезда, катящийся под откос вагончик тира на задах муниципального культурно-досугового центра (МКДЦ) - прибыл ли он на «конечную»? Или это только промежуточная станция? Паренек, по-киллерски прицельно палящий из воздушки по пустым банкам, мельницам и спичкам, вскидывается:

- Журналист? А удостоверение покажи!

Ковбой явно под хмельком, щуря глаз, характеризует затулинских как «пацанов задиристых», стреляя и стреляя...

Вынужденный сменить профессию выпускник кинотехникума Вячеслав Медведев помнит и звездный час кинотеатра, когда вечерами в кино устремлялись такими же напористым потоком, как и в заводские проходные утром. Помнит и тогдашнего директора Петра Алексеевича Синенко, и то, каким дружным был коллектив киносети, устраивавший встречи со знаменитыми актерами. А вот грустный кассир Валентина Павловна Денисова ничего такого уже не помнит... Не так давно она здесь. Из торговли в культуру перекочевала. Затулинские дети танцуют в «Крепком орешке». Ветераны, закатав в банки выращенное на огородах, спешат выйти на «Орбиту хорошего настроения». «Дни знаний» и «Вечера пожилого человека» сменяют друг друга вместо кадров на экране большого зала, который «стал похож на грязный склад».

Исполняющий обязанности директора МКДЦ Валентина Ивановна Григорьева вспоминает о былом кинотеатровском величии как о безвозвратно ушедшем в прошлое. С тех пор как пошла «арендная полоса», к кому в объятия только не швыряло это дворцовой стати сооружение. Тут и мебельщики пытались торговать, и фирма, производящая пельмени, пыжилась чего-то лепить, и квартирные спекулянты, гордо называющие себя агентством по продаже недвижимости, ушли, повыдирав электрику так, что провода торчат. Остались работающий в режиме дискотеки для юных, ночного клуба и пивного бара для взрослых названный местным англоманом «по-ихнему» «FOREST» (вход с фасада) и секонд-хенд (ныряй в подземелье с тыльной стороны). Ныряю. Галстуки за 10 рублей штука. Затхлый запах ношеного тряпья в не ведающем кондиционирования помещении. Иномарка, подвезшая очередную партию, в багажнике которой - все мечты малоимущих - от хиппово-зашорканных шортов с бахромой по низу штанин до «цыганистой» кофты с фальшивыми каменьями на груди. Но есть и вещи очень даже ничего - с магазинными этикетками...

Надежда КДЦ - это забрезжившие на горизонте инвесторы. Кто такие - тайна, покрытая враками. Энергичный культорганизатор Наталья Волкова - вот на кого все упования учреждения, которое за зиму потребляет тепла на 60-70 тысяч рублей...

Лифт

 Зоя Михайловна Плотникова спокойна и рассудительна. В ее ведении 30 лифтов ЖЭУ и еще в «винаповском» доме подрабатывает. Словом - вся в трудах. Прежде работала в СМУ и «Промсвязи». Сыновья у нее... Лифты, конечно, ломаются. Застревают. Иной раз от одного к другому бегать приходится. Вызволять страдальцев из узилища. Застрять - это полбеды. Хуже, если противовес рассыплется. В Барнауле было... Гири грохнулись на кабину...

Наш социальный лифт кого-то вверх возносит, кого-то вниз опускает. Блажен, кто завис хотя бы где-то посрединке. Вот заскочившая по знакомству в лифтовую оборотистая Лена звонит кому-то. Просит занять три тысячи рублей. Не хватает, чтобы квартиру снять, стоимость проживания в которой 2,5 в месяц. По торговой части она. И днями, и ночами... А у бывшего учителя литературы Анастасии Васильевны Перцевой осталась в жизни одна радость - «охотничья» собака Рада.

- Ляжет мне на спину - и хондроз как рукой снимает, - говорит Анастасия Васильевна о своей вислоухой любимице, которая по доброте своей не даст сдачи даже соседской кошке Чипе.

Два богатыря-«братка» у входа в «Витязь» стоят, как памятник социальным минам и экономическим пожарам, взрывы и пламя которых не слышны - не видны. На бетонной дамбе как на пьедестале высятся. А понизу, у самых их ног, семенит затулинская пророчица Людмила Васильевна Морозова, в прошлом кладовщица «трансмаша»... С крестиком на шее, на шнурочке ходит она по жилмассиву, где переросшие тополя ломает бурею, а пни от спиленных деревьев используются для сооружения скамеек, и предупреждает... О том, что меченые штрихом напитки - отмечены, дескать, «числом зверя». И что, мол, в Писании сказано... Новоявленная пророчица очень не советует пить содержимое бутылок, на которые наклеены этикетки с этими самыми штрихами...

Резонанс
Новости
Новые банкноты номиналом две тысячи рублей появятся в обиходе новосибирцев уже до конца этого года. Центробанк начал поставлять в регионы купюры, выпущенные еще в начале октября.
Роман Бобров стал новым главой Барабинска Новосибирской области. За кандидатуру бывшего заместителя главы города 15 декабря проголосовали больше половины присутствующих депутатов на сессии городского совета.
15.12.2017 ТРАНСПОРТ
В начале недели в Бердске появился первый автобус, оборудованный для перевозки людей с ограниченными возможностями здоровья. Он снабжен специальным подъемником для инвалидов-колясочников.
Калорийность рациона новосибирцев стала рекордно высокой с 2003 года. Она достигла 2675 ккал по итогам прошлого года, подсчитал Росстат. Молодежь не может устоять перед колбасой и шоколадом, а старшее поколение балует себя бужениной и ягодами.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников подписал распоряжение об освобождении Юрия Прощалыкина от временно замещаемой должности заместителя губернатора по собственному желанию. Распоряжение подписано 15 декабря.
В больнице под Новосибирском мужчины распивали спиртное, внезапно между ними возник конфликт: один избил второго деревянным подлокотником от дивана по голове.