Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

На бутерброд с маслом дает заработать Улан-Батор

15.08.2001
Четверг. Местное время - 18 часов. На переходном мосту через железнодорожные пути на вокзале Новосибирск-Главный так-же, как в переполненном трамвае.Большая часть граждан ждет пассажирский поезд «Улан-Батор - Москва». Они никого не встречают и не провожают.
Сейчас эти люди ничего не замечают. Даже человека с камерой

 Четверг. Местное время - 18 часов. На переходном мосту через железнодорожные пути на вокзале Новосибирск-Главный так-же, как в переполненном трамвае.

Большая часть граждан ждет вовсе не электрички. Они ждут 18 часов 26 минут и приходящий в это время по четвергам пассажирский поезд «Улан-Батор - Москва». Они никого не встречают и не провожают. Они ждут товар.

- Нет, ты понял? - в сотый раз обращается к совсем молодому пареньку намакияженная женщина в спортивном костюме. - Мне нужно больше размеров, понял?

- Да понял, мам, понял.

Парень, похоже, впервые участвует в этом мероприятии. Ему мешают две пока еще пустые клеенчатые клетчатые сумки.

- Ветровки брать не будем, пока те не продадим, - совещаются между собой две пенсионерки.

- А почем брать? - Это уже беседует другая парочка. - Возьму чего-нибудь не то...

- Бери, как себе, - наставляет «подельщицу» более опытная подруга. - Ну, поторгуйся... Только все равно дешевле нигде нет.

Поезд задерживается на час. Толпа не расходится.

- День сегодня нетипичный, - говорит сержант милиции Александр Овчинников, исполняющий обязанности начальника отделения ЛОВД на станции Новосибирск. - Дождь, и запаздывает. Обычно, народу больше.

- На второй прибывает, - сообщила Сашина рация, и туда же побурлила - откуда только узнала? - толпа.

Рядом с нами еще три милиционера. Овчинников определил: двое - в голову, один - в хвост. Мы остались где-то посередке.

Перед нарядом две задачи: пресекать попытки торговать на перроне (если из окон поезда, то закон этого вроде бы не запрещает). Вторая задача - следить, чтобы никто не попал под колеса.

Продавцы-монголы еще при движении поезда уже повывешивали в окнах товар, вполне вразумительно выкрикивая цену.

- Куртка двухсторннен! - Разве не понятно? - Мужикая! - Тоже все ясно. - Джин-цы! Джин-цы! Трусы! Плавки! Майки! Костюмы всех!

Из вагонов монголы не выходят - успели выучить закон. Поначалу прецеденты были, и даже к ответственности их привлекали, когда задерживали на перроне. А потом, утверждает молва, милиционерам дали отбой: мол, пока все документы на задержанных оформишь - поезд-то уйдет. А на фига нам в городе лишние бомжи?

Поезд еще не остановился, а народ уже двинулся за теми вагонами, в окнах которых мелькнуло что-то приглянувшееся.

- Да осторожнее вы - под колеса попадете! - пытается остановить Овчинников.

Куда там... Пронеслась мимо мамаша и ее сын с двумя баулами. Какая-то старушенция тоже было бросилась вдогонку за чем-то, да рукой махнула - не с ее силенками. Придется довольствоваться тем, что останется... Спортивного вида парень на ходу успел одной рукой сунуть деньги в окно, а другой сграбастать что-то матерчатое. Толпа покупателей пополнилась пассажирами и проводниками подошедшего следом фирменного поезда «Томич».

Мимо нас шустро промчался монгольский подросток с криком: «Спортивны костюм!». Милиция не будет бегать за пацаном, справедливо рассуждают монголы, шума много, а толку мало. Да и вряд ли он что-то продаст при такой-то прыти.

- Голова от всего этого - кругом, - признается проводница поезда Наталья Сибир. - Как станция, так ор, гвалт! Да и без этого от них шума много.

- Было время, когда потише торговля шла, - говорит Саша с внутренним, подозреваю, злорадством. - Когда деньги у нас меняли. Монголы тогда не все сориентировались, что ли, ну, им повсучивали старые купюры. Было даже, что прямо из Новосибирска обратно уезжали.

- А как эту монгольскую проблему сейчас решить - прямо не знаю, - вспоминаю разговор с начальником отдела охраны общественного порядка ЛОВД майором милиции Игорем Суздальцевым. - Я даже проект обращения в посольство Монголии подготовил. Ну, не выходят они на перрон, но ведь и так создают нам кучу неудобств и криминогенную обстановку усложняют. Три баула с собой везут - ясно же, что не для личной носки. Куда таможенники смотрят?

Он не предположил, куда смотрят таможенники, а я не стал вслух предполагать, как это удается пассажирам улан-баторского поезда провести с собой столько вещей. И так ясно, куда и как.

Такой вот бизнес - оконно-вагонный... Фото Сергея ПЕРМИНА
 Объявили отправление. Наташа Сибир вздохнула с облегчением. Деньги, вещи замелькали еще быстрее. С российской территории брали, уже особо не всматриваясь в то, что берут. Пихали в сумки и опять тянулись к окнам.

- Сейчас тоже надо внимательным быть, - говорит Саша. - И поскользнуться кто может, а то рванут из рук тряпку - и привет!

Такие случаи тоже были. Едва поезд трогается, мальчишки - хвать что-нибудь и под вагон. Попробуй - догони!

На перроне в это время пришло уже не три, а пять милиционеров: Овчинников по рации вызвал подкрепление. Они занимают позиции поближе к вагонам, чтобы в самом деле никто не угодил под поезд.

- Смотри: отстали! - я показал Саше на двух торгующих монголок.

- Ну-ну, - усмехнулся он. - Пойдем, посмотрим, что это за монголки...

«Отставшими» оказались киргизки. «Косят» под монголов, - нынче пытались продавать белье.

В дежурной части уже людно. Скамеечка для задержанных слишком мала, кое-кому приходится присесть на корточки у стенки.

- Спасибо тебе, Саша, - ворчит дежурный. - Это нам на полночи работы.

Досмотр багажа, прием объяснительных, личный досмотр...

- И так два раза в неделю, - подытоживает Овчинников. - Потом купленные тряпки попадают в городские палатки или киоски, но уже по другой цене, более высокой. А качество товара - ниже худшего.

А на перроне и переходном мосту покупатели рассматривают трофей. Мамаша с расплывшейся по лицу косметикой распекает нерадивого сына:

- Я же говорила - больше размеров, а не больших размеров!

Бабулька растерянно вглядывается в только что купленные туфли:

- Вот беда-то - на одну ногу, - качает головой.

- А почем брала? - поинтересовался стоящий рядом парень.

- За 220.

- Ну, за 220 можно и такие поносить, - философски замечает парень.

Поезд ушел. Уже подсчитали навар, должно быть, плацкартные монголы и проводница Наташа Сибир перевела дух. Но на следующей станции начнется то же самое.

Жизнь такая. Здесь купи подешевле, там продай подороже. Виллу на Гавайях не купишь, но на бутерброд с маслом «наваришь». И потому особой неприязни ни к потерявшей привлекательный вид мамаше, ни к облапошенной старушке, ни к киргизкам нет. Горечь есть - это точно. От того, что вся наша жизнь такая - от поезда до поезда, от одного не лишнего «лишнего» заработка до другого. И он, поезд, этим людям - еще одна возможность пополнить не самый высокий семейный бюджет. Вот еще бы забыть эти выкрики, руки с деньгами и тряпками, искаженные в азарте лица - и можно было бы спокойно пофилософствовать о формах и методах ведения мелкого бизнеса. Но пока не получается...

Резонанс
Новости
Жителям Ленинского района Новосибирска стали массово поступать странные опросные листы о деятельности управляющих компаний. Среди вопросов есть и очень странные - от количества собственников квартиры до готовности стать инициатором смены УК.
«Это какой-то трехнедельный ад», «Полный беспредел» и «Доколе?» - новосибирцы разгневаны долгим отсутствием горячей воды. Почему муниципальный портал неверно отображает информацию об отключениях горячей воды и когда жители правого берега наконец-то уберут тазики?
Дождливой ночью 9 мая во двор геймера забрел мужчина в медицинской маске. Игрок от испуга выстрелил в незнакомца, после чего снова погрузился в игру, сообщает прокуратура Кировского района Новосибирска.
Соседи одной из самых старых улиц Сузунского района Новосибирской области устроили себе праздник. Они так долго живут вместе, что посторонние люди отмечают даже внешнее сходство. Все как в семье – тайн не бывает, все достижения на виду.
Жители стран третьего мира пытаются остаться в России после Чемпионата мира по футболу 2018 или перебраться дальше в Европу. Футбольные беженцы ищут возможность спастись от бедности и безработицы в своих странах, используя Fan ID – паспорт болельщика. Грозит ли нам волна «постчемпионатной» миграции?
«Я невиновен, это произвол и беспредел», — заявил 35-летний хоккеист из Куйбышева Новосибирской области Роман Л., которого обвиняют в расстреле наряда полиции. Это случилось в марте 2013 года после переименования милиции в полицию. Младший сержант Виктор Кабак стал первым в России погибшим полицейским после реформы МВД.  
x^