Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

1500 миль свободы прошли сибирские кадеты, чтобы понять: лучше дома места нет

08.09.2001
- Мы вышли в Японское море - и обалдели сразу. Море - это... свобода.В море - только море и ничего вокруг! Сво-бо-да! Не в том смысле, что делай что хочешь, а какая-то первозданная, изначальная свобода. Простор и мощь, и ты - частица всего этого...

Окончание. Начало в «ВН» за 7 сентября

Мореходка - тот же кадетский корпус: дисциплина, порядок, учеба

Это - не фотошутка, это - качка.
 - Сначала мы две недели провели в военно-морском училище им. Фрунзе. Хотя я не совсем понимаю, какое отношение морское училище имеет к Фрунзе.

- Неважно. Училище очень похоже на наш корпус своими порядками. Та же дисциплина, та же учеба, тот же порядок. Мы были зачислены руководством практики в самое лучшее отделение, наверное, в пропагандистских целях. Чтобы посмотрели, как должны жить и учиться будущие моряки. Нам понравилось.

- Одна из дисциплин в программе обучения называлась «Борьба за живучесть корабля». Поместили десятерых юнг в комнату, представляющую собой судовое помещение, и вдруг пустили воду - вроде как пробоина. И надо было быстро пробоину заделать.

- А ее заделаешь - на тебя вода с другой пробоины. И холоднючая к тому же! Но мы быстро справились с заданием.

- Но ничего трудного во «Фрунзенке» не было. Потому что все было интересно. Гидрокостюм, например, испытывали. В нем, оказывается, можно без особого ущерба для здоровья продержаться 48 часов в ледяной воде. И никакого риска захлебнуться, потому что действует он как ванька-встанька - всегда переворачивает человека лицом вверх. И от солнца не ослепнешь благодаря светоотражателям. Мы прыгали в нем в глубокий бассейн с полуметра, а погружались всего на полколена.

- Когда посчитали, что мы уже готовы к плаванию, отправили во Владик.

Владивосток - это ожидание

 - Мы там продолжили обучение, конечно, а потом стали готовиться к походу. И вдруг оказалось, что план практики пересмотрен: рейс должен был быть каботажным - без захода в Японию, а тут обозначили два порта, в которые нам предстояло заходить на нашей «Надежде».

- А заграница - это, сами понимаете, оформление дополнительных документов, утряски всякие. Но мы почему-то были уверены, что все уладится. Хотя мандраж был - вдруг сорвется? Представляете наше нетерпение: вместо почти трехнедельной болтанки в Японском море - до Сахалина и обратно - заход в Страну восходящего солнца!

- Да, мы три дня жили этим ожиданием. Но для себя решили: если с Японией ничего не выгорит, то упросим капитана пройти хотя бы до Сахалина, а потом своим ходом вернулись бы в Новосибирск.

- Капитан молодец. Как они там умудрились за три дня оформить все документы?! Обычно на это уходит чуть ли не месяц. А потом наш боцман - тоже, кстати, новосибирец - подошел к нам и сказал: «Не дрейфь, ребята, все уладилось»! Без преувеличения - прыгали от радости.

Море - это свобода

Море - это свобода.

 - Мы вышли в Японское море - и обалдели сразу. Море - это...

- Это стихия!

- Это свобода. Вот все кадеты прыгают с парашютом. Когда купол над головой - испытываешь что-то похожее, но не то. Там, в воздухе, такое состояние испытываешь считанные минуты - и земля. А в море - только море и ничего вокруг! Сво-бо-да! Не в том смысле, что делай что хочешь, а какая-то первозданная, изначальная свобода. Простор и мощь, и ты - частица всего этого.

- На Обском море были? Качку испытывали? Так это - не качка. Мы в Японское море при полном штиле вышли, а вода нас - то вверх, то вниз. И несколько мгновений, когда судно осаживается, состояние невесомости - непередаваемое. У нас есть снимок, на котором мы двое вроде под углом чуть ли не в 45 градусов стоим. Это не фотошутка, и мы в нормальном состоянии. Это «Надежда» так накренилась при штиле.

- Правда, нам не долго пришлось всем этим наслаждаться, потому что поход есть поход. Отдыхать было некогда.

Драить палубу - сплошное удовольствие

 - Это раньше драить палубу доставалось, наверное, только разгильдяям, как наказание. И швабры никакой нет - щетка. Боцман, правда, следит, чтобы делали все на совесть, но мы и так старались.

- И то он глаза закрывал, когда мы себе чего позволяли. Ну, например, из шланга обливались. И там такой напор, что если на полную мощность - на ногах не устоишь. А лицо, губы - все в соли.

- Но вахту стояли по-настоящему. И в кубрике, и у штурвала.

- Ага, и про картошку не забудь, которой всегда почему-то было немерено. Но сейчас даже ее вспоминаешь с удовольствием.

- Короче, ничего сверхсложного или сверхтрудного в походе не было. Если что не получалось - помогали все, начиная от капитана и боцмана и кончая всем экипажем. А о какой-то «дедовщине», «землячестве» речи вообще не было. Команда - одно слово.

- Боцман всегда находил минутку в нашу каюту заглянуть. Сам он, по-моему, знает больше ста видов морских узлов. И нас кое-чему научил. Да мы вообще очень многому научились в походе.

В Японии, как в деревне, здороваются даже с незнакомыми

 - «Надежда» стала на дрейф у берегов Японии на пару дней. И все это время нас учили, как себя вести за границей. Начиная с того, чего делать нельзя, и кончая тем, как надо поступать в различных ситуациях. За это время нам казалось, что Япония нас ничем уже не удивит, ко всему были готовы.

- И ошиблись. Сначала был город Аомори. Спускаемся на берег, и первый же японец - ладошки сложил, к груди поднял и, поклонившись, пошел дальше. Нас, наверное, забыли предупредить, что тут все со всеми здороваются, как у нас в деревнях. Мы даже обалдели. Ну а потом и самим понравилось, тоже здоровались то по-японски, то по-нашему.

- Это верно. Раньше в наших деревнях, говорят, двери в домах, уходя, на замок не запирали. А тут - стоит, например, у какого-нибудь дома велосипед с багажником-корзинкой, а в корзинке - лежат себе преспокойно кошелек и сотовый. Мимо люди проходят десятками и даже внимания не обращают.

- Будь мы адмиралами какими-то, а наш визит был бы каким-нибудь официальным, можно было бы подумать, что это показуха. Нет, просто мир другой или городок маленький.

- Что Аомори, что Хачинохн, правда, маленькие города. Судя по фильмам и газетам, преступность в Японии тоже будь здоров - а тут... Не докатилась, что ли? Или только в Токио и Саппоро она есть, а на периферии нет.

- И чистота кругом неимоверная. Мне бы рассказали - я бы не поверил. Перила на мосту чище, чем наши витрины в аптеках, наверное. С мылом их, что ли, моют?

- Движение в маленьком Аомори, как в Москве, но я ни одной пробки не видел. Дороги тоже в идеальном состоянии и тоже будто вымытые. В общем, другой мир.

Дорога домой: самая длинная неделя практики

 - Это, наверное, у всех так: побывали в загадочной стране, понабрали сувениров, подивились на их порядки - и все: пора домой. Тоска такая наваливается!

- Дорога назад - всего неделю, а показалось, что недели три тянулась. Хорошо, что в то же время еще одно учебное судно стояло - «Паллада». Оно еще должно было пробыть в Японии три дня, но тайфун ожидали, и «Паллада» вышла вместе с нами. И мы наперегонки шли какое-то время, а потом «Паллада» курс изменила. Это только и развлекало.

- Какое-то странное чувство было... Это не усталость, нет, хоть и полторы тысячи миль прошли и три недели в море находились... Нет, это какая-то переполненность внутренняя. Вот повидали много всего - Японию, китов, дельфинов, касаток, многому научились, многое узнали, и появилось непреодолимое желание поделиться всем этим с кем-нибудь.

- Да, казалось, что домой вернемся, и по квартире, по нашему кадетскому корпусу, по городу ходить будем без конца - отвыкли, соскучились. Но вот сколько времени прошло - дня четыре, да? - и опять в море хочется.

- Я же говорю: море - это свобода...

Резонанс
Новости
21 рубль за проезд на трамвае и троллейбусе, 22 рубля — на метро и автобусе. Новую стоимость проезда на общественном транспорте сообщил журналистам руководитель департамента по тарифам Новосибирской области Гарей Асмодьяров во время брифинга, посвященного новым тарифам на общественный транспорт. Новые тарифы вступают в силу с 1 декабря 2018 года.

В избиении учеников обвиняют директора сельской школы под Колыванью. Адвокат бывшего директора утверждает, что в деле есть обратная сторона: его подзащитный, назначенный «варягом» в сельскую школу, сам стал жертвой интриг в женском педагогическом коллективе. Бывшему директору, недавно награжденному медалью ГУФСИН, теперь грозит внушительный срок.
Показательный снос незаконных построек устроили в Новосибирске. Как показывает практика, автомойки и шиномонтажки в частном секторе организуют сами жильцы, возводят целые предприятия, только ни с кем не согласовывают.
Этот район можно назвать особенным: на карте области трудно найти другое такое место, которое бы привлекало столько туристов. Но, по словам главы Сузунского района Лилии Некрасовой, живут здесь не только туризмом, хотя эта отрасль весьма перспективна. В районе производят зерно и молоко, перерабатывают сельхозпродукцию, развивают социальную сферу и верят в будущее.
На 25% увеличат размер страховой пенсии неработающим гражданам, живущим в сельской местности и имеющим сельскохозяйственный стаж не менее 30 лет. Новый закон предусматривает перерасчет фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности неработающим пенсионерам. Об этом сообщает ОПФР по Новосибирской области.
Значительно вырастает количество аварий и травмированных на улицах новосибирцев во время сильного гололеда. В связи с этим МЧС рекомендует тщательно выбирать маршрут следования, брать с собой все необходимое на случай непредвиденной ситуации и выбирать правильную обувь.