Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

18 -я. Как поживаешь, зона?

08.09.2001
Да нормально. Во всяком случае то, что удалось увидеть и услышать в колонии общего режима под номером «18», внушает некоторые сомнения: не слишком ли славно живется в застенках?

Как поживаешь, зона? Да нормально. Во всяком случае то, что удалось увидеть и услышать в колонии общего режима под номером «18», внушает некоторые сомнения: не слишком ли славно живется в застенках?

Хозяин и его «вводная»

 Александр Перевертов - начальник ИТУ-18. Он только два года как занял эту должность, но знает зону досконально. До этого был замом по оперативной работе. Перед началом экскурсии подполковник любезно пригласил к себе в кабинет. Но говорил скупо, сухо, по-деловому, словно читал очередной отчетный доклад:

- Сейчас в колонии около 1200 человек. Это самая малочисленная колония в области. Несколько отрядов разбиты на тех, кто уже осужден по приговору суда, и тех, кто еще находится под следствием. Здесь представлен абсолютно весь спектр уголовного кодекса - сидят и ждут своей участи по самым разным статьям. У некоторых срок наказания всего полгода, а есть осужденные и на 15 лет. Все отряды локально изолированы, поэтому общение находится под постоянным контролем, и общение это ограничено. В отличие от других колоний, 18-я никогда не имела своей промзоны. В ИТУ-3, например, около трех тысяч осужденных и огромная промышленная зона, примыкающая к жилой. Их не так сильно задели реформы. А наша колония до перестройки была почти полностью привязана к договору с «Сибакадемстроем». На объектах Новосибирска работало более 90 процентов осужденных. Их руками были построены здание издательства «Советская Сибирь», гостиницы «Новосибирск», дома на Вокзальной магистрали, почти весь поселок Кольцово, вообще - сотни объектов. С реформами пришли и новые отношения. «Сибакадемстрой» отказался от услуг заключенных, и нам пришлось выживать самим. Поворот к лучшему стал происходить со второй половины 90-х, когда кооператоры начали вкладывать деньги в размещение и развитие производства. Сейчас на территории колонии около двадцати мелких производств, самых разных: изготовление мебели (мягкой и кухонных гарнитуров), полиграфия, швейные мастерские, производство видеокассет и аудиозаписей, шлакоблоки, пилорама. Бизнесменам выгодно сотрудничать с нами. Им нет необходимости затрачивать деньги на «социалку»: детские сады, транспорт с места и до места работы, лечение и прочее. Они платят лишь за аренду помещений и коммунальные услуги. Плюс зарплату осужденным - в день у них выходит где-то около 50-ти рублей. Наличного хождения денег в колонии нет. Деньги поступают на личный расчетный счет, и человек может распоряжаться ими на свое усмотрение: либо отовариваться по карточке в нашем магазине (что большинство и делает), либо посылать домой, а также принимать через счет переводы. Цены в магазине чуть выше оптовых.

- А проблемы? Какие сложности в работе?

- Главная проблема - маленькая, просто мизерная зарплата контрактников, которые стоят на вышках и работают в зоне. Сколько бы, вы думали, они получают? Одну тысячу шестьсот рублей - по первому году службы. Текучка поэтому постоянная.

- В зоне есть агентура?

- ?!

- Ну, среди заключенных?

- Сразу видно, что вы не частый гость в администрации ИУ. Скажу так: оперативная работа проводилась во все времена и разными методами. Мы по службе обязаны знать буквально все, что делается в колонии.

Достраивается церковь. Фото Андрея ИВАНОВА.
 Первые шаги по «местам не столь отдаленным». После такой вводной мы с приданным в сопровождающие капитаном направились в зону. Как водится, выписали пропуск. Круглолицая дежурная на КПП спросила строго: что имеется в моем дипломате? Для верности поднял руки вверх, хохотнула и пропустила. А портфельчик пришлось оставить.

Сразу за КПП - церковь: скромная, белая, симпатичная. Зашли внутрь - идет ремонт. Два паренька копошатся со стройматериалами. Поздоровались и на вопрос о старшем показали наверх. Там, под куполом, на двух поперечных балках, с мастерком в руках только на пятой точке держался Сергей Сидоров - парень лет тридцати, автор проекта и главный реставратор церкви.

- Спускайся, поговорить надо, - позвали мы.

Тот ловко перевернулся, лег поудобнее:

- Не-а, не хочу. Потом подниматься долго. Че говорить-то?

- Как родилась идея постройки церкви, например? Строил раньше?..

- Особого проекта не было. Идея давно бродила в зоне. Было и много противников. Помогли священники из епархии. Раньше я подобного не строил. Как-то само получилось, по интуиции. А возводили церковь все, сообща, всего за полгода. Некоторые приходили, просто клали по одному кирпичу и уходили. Тут один, когда крыли крышу, свалился сверху и ни царапины не получил. Есть, значит, аура... А вообще-то, я по образованию... не помню кто (смеется). Давно это было, в ТОЙ жизни. Что-то связано с энергоустановками.

- Сергей, другие зарабатывают конкретные деньги в зоне: мебель делают, лес пилят, а ты?..

- Я? Я наверху, поближе к Богу. Не люблю говорить про это. Дело ведь личное. И какая разница, где строить церковь: на воле или в зоне?

- На самом деле разницы нет. Но на воле у тебя вряд ли был шанс отличиться в таком деле?

- Вы думаете? Я не согласен. Просто не успел... И не для отличия я работаю.

На том и распрощались. На улице уже поджидал приглашенный по нашей просьбе «человек со стажем», один из тех, кого называют «авторитетом».

Строгий режим - не для слабых

Снится воля?
 У Григория С. за плечами два срока, идет третий. В эту ходку отсидел тринадцать с половиной, остался год с небольшим. Мы отошли чуть в сторонку от капитана. От предложенной сигареты Григорий отказался: «Свои есть», - потом, мол, закурю. Так во время всего разговора ни разу и не закурил.

- Как сейчас с «воровскими законами», это понятие не отошло в историю? - спросил я.

- Наоборот, понятие возрождается. А законы сейчас хуже, но соблюдаются. Молодые - дурные, лезут на рожон.

- Но у ВАС есть «рычаги влияния»?

- Конечно. Те, кто посмышленей, понимают и успокаиваются.

- Но ведь все отряды изолированы? Ваш 11-й отряд, где особо опасные вообще под особым контролем...

- Ну и что? Тюремная связь была всегда и будет. И традиции тоже.

- А какие, например?

- (Усмехается). Уважение к старшим, например. Не пререкаться, уступать, не якать.

Производство мебели
 - Тебе осталось совсем немного. Планы на будущее есть?

- Не знаю. Мысли, конечно, есть... Но я ведь пришел еще при коммунизме, в 88-м. Телевизор смотрим постоянно, и ребята рассказывают - как на воле, но для меня все это - неизвестность. Вот выйду, осмотрюсь...

- У тебя есть профессия?

- Да, и не одна, с десяток наберется: автослесарь, авто- и электроремонтник, прочее.

- К тебе кто-нибудь приезжает?

- Брат постоянно бывает, живет на Юго-Западном. Дочь тоже была как-то. Живет в Кочках, ей девятнадцать лет скоро исполнится. А с женой развелся, давно.

- Мы стоим рядом с церковью. Ты веришь в Бога или считаешь, что человек сам себе выбирает дорогу?

- Конечно, многое зависит от случая, но человек - сам себе хозяин и только сам решает, куда идти.

- Так в свободе ведь и есть Бог?

- Может быть. Кто знает?..

Показалось, тяготит его эта беседа. Будто бы выполняет он какую-то обязанность или несет повинность, что ли. Неспроста же он поинтересовался еще до начала нашей беседы про съемку на камеру...

Работа - дело тонкое и не для всех

Современная типография в зоне
 Между двумя корпусами, за решеткой-забором - пилорама. Предыдущий начальник постарался, делал все, чтобы обеспечить работой как можно больше осужденных.

Даже отряд рецидивистов «при деле» - клеят конверты для фотографий и пленок фирмы КОДАК. (Те самые конверты, что мы не раз держали в руках). Но работы все равно на всех не хватает. Работают лишь чуть больше половины осужденных. 120 человек учатся: кто получает среднее образование, кто профессию в ПТУ. Но есть и такие, кто ни при каких обстоятельствах работать не будет. Это и есть «законники».

Заходим в полиграфический цех. Станок, на котором штампуют красочные обложки для видео- и аудиокассет, буклеты, календари, коробки для конфет, стоит... 138 тысяч долларов. Впрочем, чему удивляться - везде охрана, а осужденные не заинтересованы ломать технику - работа творческая, интересная, непыльная.

В этом же здании - мебельное производство. Здесь делают диваны и кресла. Обивка яркая, сделано на вид добротно. На нас, вошедших, только оглянулись и продолжали работу.

- Вон тот парень с дрелью через три дня досрочно освобождается после комиссии, - показывает сопровождающий. - Ему наполовину сократили срок как поощрение за примерное поведение и труд.

- Здесь есть свои передовики производства?

- А как же. Кто нормально себя ведет и хорошо работает, получают не только зарплату, но и комфортный отдых.

- Вы о каком комфорте - в зоне?

- Два года назад мы открыли на территории самый настоящий профилакторий. Хотите, покажу?

Курорт - в натуре, только с ванной вместо моря

 Профилакторий в ИТУ-18 называется «Стимул» и по-другому, наверное, в зоне называться не может. Чистота - это первое, что бросается в глаза. Везде и во всем. (Служба в армии кое-чему учит и, грешным делом, глянул на носки обитателей заведения и на их руки. Похоже - не показуха). «Стимул» выполняет свою функцию для шести человек. Здесь две комнаты с мягкими кроватями: в одной - спят трое, в другой, совмещенной, еще трое смотрят телевизор. Антенна, говорят, стоит такая, что может ловить любой канал, в том числе и дециметровый (это, впрочем, касается всех телеприемников в зоне, в каждом отряде). На столике аккуратно расставлены потертые шахматы. Поверх покрывал лежат книги.

Капитан уточняет: в профилакторий попадают за прилежный труд, как поощрение, и по КЗОТу - те, кому положен отпуск после года работы. Отпуск - 12 календарных дней.

В столовой стоит электроплита на четыре диска, обычные кухонные принадлежности. Отдельный душ и ванна. Ни табачного дыма, ни запаха пота. Все побриты, аккуратно подстрижены.

Признаться, порядок во всем и везде начинает внушать подозрение: а не специально ли готовились к приходу корреспондента? Ведь чистят же плацы в армейских частях зубными щетками перед приездом проверяющих.

Только в общей столовой колонии и в жилых помещениях повеяло закрытым казенным учреждением. Хотя для отслуживших в ВС в обычной части стандартные столы на 12 человек и скамьи - картинка привычная. Как и двухъярусные кровати с синими шерстяными одеялами и ватными подушками.

В столовую заходят питаться поотрядно, по очереди, по 250-300 человек. Продукты поступают на кухню из своего подсобного хозяйства, в котором более 200 голов свиней. Колония по договору с хозяйством сама выращивает картошку на 50-ти гектарах. Разумеется, продукты идут и по централизованным лимитам из федерального бюджета. По внешнему виду заключенных не скажешь, что ребята недоедают. Отнюдь.

В довершение показали блок отдыха и комнаты для свиданий. По роду работы приходилось бывать в разных гостиницах. Но такой комфорт, как здесь, видел только в номерах «люкс» крутых отелей. Резные двухспальные кровати с красивыми пледами, гардины и яркие шторы, мягкие коврики, светильники, бра, люстры, мягкие огромные кресла.

- Откуда это все? - спрашиваю, озадаченный.

- Часть делали сами заключенные, мебель, например, - отвечает невозмутимо капитан. - Многое покупали спонсоры, родственники и друзья осужденных, остальное - гуманитарная помощь общественных организаций. За каждой комнатой закреплен отдельный шефствующий отряд. Мужики сбрасываются...

- Общак, получается?

- Можно и так называть. Суть от того не меняется, как ни назови. Родственники и заключенные имеют нормальные человеческие условия для общения - это главное. Свидания расписаны на месяцы вперед, так же, как и в профилакторий.

Эпилог

 Когда делал этот материал, появилось сообщение о пермской колонии, где сорок заключенных написали жалобы на рейд спецназа в колонию: били, издевались. До этого колония числилась в образцовых. Следом другая, более ужасная новость: в колонии для малолеток на нашей Гусинке пацаны вскрыли себе вены в знак протеста. По поводу притеснений или чего-то подобного в 18-й так и остается пока неясным.

В 18-й не раздолье для журналиста - не к чему прикопаться. Но, если честно, и не особенно хотелось. Пусть будет так, как есть. Главное, чтобы нам, законопослушным, поменьше разочароваться в действенности установленных исправительных режимов.

Примечание. В знак благодарности за предоставленную информацию публикуем объявление.

Приглашение к участию в конкурсе

 ГУИН Минюста РФ по Новосибирской области приглашает заинтересованных поставщиков представить конкурсные заявки на поставку сельскохозяйственной продукции 2001 года, каменного угля марок ДР, ГР и связанных с ними услуг.

Ознакомление с конкурсной документацией и получение дополнительных сведений производится по адресу: г. Новосибирск, ул. Промышленная, 1 А, кабинет 22.

Контактный телефон 77-15-85, факс 77-20-94.

Резонанс
Новости
Помещения специально под фермы для майнинга криптовалюты начали сдавать в аренду новосибирцы. Стоимость аренды этих помещений ниже средней цены по городу, сообщает портал по выбору недвижимости N1.RU.
В редакцию «Новостей ОТС» обратились жители многоквартирного дома на улице Котовского в Новосибирске. Доставщик питьевой воды своей машиной повредил козырек над подъездом и скрылся с места происшествия. При этом дорожные полицейские не проявляют активности в поисках нарушителя, несмотря на то, что известен номер машины.
На ретро-дискотеку 90-х в ЛДС «Сибирь» в Новосибирске пришли 2800 человек. Одной из самых ярких звезд стала Алиса Мон, чья песня «Алмаз» в 90-х годах прошлого века была очень популярна. Певица дала интервью корреспонденту VN.ru, в котором рассказала о том, как живет сейчас, как был написан хит, и поделилась секретами красоты.
Герой Советского Союза, ветеран войны в Афганистане - его часто сравнивают с Алексеем Маресьевым. Отец Киприан, в миру Валерий Бурков, посетил Новосибирск. Он побывал в школах, реабилитационных центрах и патриотических клубах. С человеком уникальной судьбы встретился корреспондент ОТС.
Главный городской каток передислоцировался с площади Ленина в Центральный парк, чтобы радовать горожан до самой весны. Сколько стоит прокат коньков, кофе и кабинки, и как оценили ледовое покрытие первые посетители, в материале VN.ru.
Временно исполняющий обязанности губернатора Новосибирской области Андрей Травников вышел к участникам пикета по вопросу расторжения концессионного соглашения в отношении создания и эксплуатации системы коммунальной инфраструктуры – объектов, используемых для обработки, обезвреживания и захоронения твердых коммунальных отходов. Активисты пришли 15 декабря к зданию Правительства Новосибирской области.