Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Они не останутся одни

27.07.2002
Наблюдая по телевидению кадры бесчинств футбольных фанов, обыватель думает, что мир сошел с ума, и дикие подростки скоро перевернут города. Однако эта история длится уже не один десяток лет. Футбольный фанатизм берет свое начало в старых добрых 60-х. После того, как советские клубы получили возможность играть в европейских турнирах, страну стали посещать зарубежные фаны, что не могло не сказаться на самосознании советских граждан. Многим советский стандарт «боления» стал казаться убогим, и 1972-й стал годом рождения советского фанатизма.

Футбольные фаны возникли не сегодня,
но завтра может принадлежать им

Наблюдая по телевидению кадры бесчинств футбольных фанов, обыватель думает, что мир сошел с ума, и дикие подростки скоро перевернут города. Однако эта история длится уже не один десяток лет. Как и многое другое в современном мире, футбольный фанатизм берет свое начало в старых добрых шестидесятых. Именно тогда поколение «бэби-бума» на Западе начало формировать те стандарты поведения, которые определили облик футбольных болельщиков на многие годы вперед. После того, как советские клубы получили возможность играть в европейских турнирах, страну стали посещать зарубежные фаны, что не могло не сказаться на самосознании советских граждан. Многим советский стандарт «боления» стал казаться убогим, и 1972-й стал годом рождения советского фанатизма.

Как это было раньше

 Зарождение фанатизма в СССР, по преданию, связано с первыми хиппарями, в подтверждение этого тезиса передается такая речевка: «Раз, два, три. Все спартаковцы - битлы». То, что первые фанаты появились именно у «Спартака», неудивительно. За «Спартаком» в стране издавна закрепилась репутация «народной команды». Произошло это потому, что «Спартак» не принадлежал определенному ведомству, как «Динамо», «ЦСКА» или «Локомотив», заводу, как «Торпедо», и тем более не являлся сборной целой республики, как киевляне. За «Спартак» мог болеть любой, независимо от отношения к правоохранительным органам, армии, МПС или УССР.

Рассматривая фотографии фанатов семидесятых - восьмидесятых, даже не заставшие то время испытывают чувство, похожее на умиление. Как же все было просто и естественно. Простые хлопчатобумажные майки, вязанные мамой полосатые шарфы клубной расцветки, лохматые головы и смешные кепки. Фанатом мог считаться любой, кто орал: «В Союзе нет еще пока команды лучше «Спартака» и носил длинные шарфы-«розетки», остальные «болелы» считались «левыми». Некоторое умиление вызывают и «подвиги» фанатов тех лет. Так, группа «спартачей» в Калуге после матча забралась на крышу пятиэтажки и обзывала местных жителей. После непродолжительных переговоров с милицией им пришлось сдаться и оказаться в изоляторе, откуда они сбежали ночью, похитив ключи у спящего охранника. На память на столе начальника отделения остался безымённый экскремент. Весьма по-детски по сравнению с нынешними погромами.

В целом «боление» в СССР сталкивалось со значительными проблемами. Согласно милицейской инструкции, на стадионах должен был соблюдаться порядок, что означало запрет на бурные проявления эмоций. Любые организованные помимо государства группы населения воспринимались властью как угроза, поэтому «винтили» фанов нещадно, «поливали» в советской прессе тоже предостаточно. Несмотря на это, советский фанатизм рос и развивался и достиг своего апогея в начале 80-х. В сентябре 1980 года состоялась самая массовая в нашей истории битва фанатов. Около тысячи «спартаковцев» схлестнулись с немного уступавшими им в силах «динамовцами».

Взлеты и падения

 Но если вам говорят, что с фанатами невозможно справиться, не верьте, история это опровергает. Советская милиция ответила репрессиями, и они имели результат. Так, после бурного для фанов 1981 года наступил тяжелый 1982 год, когда милиция добилась спада фан-движения. Сыграла свою роль и трагедия с давкой болельщиков на «Лужниках» после матча «Спартак» - «Харлем». Правоохранительные органы так яростно взялись за наведение порядка, что массово арестовывали фанатские группировки на вокзалах, со стадиона выгоняли даже за ношение значка с клубной символикой, который совершенно легально можно было приобрести за 15 копеек.

С новой силой возродилось фан-движение в 1986 году. Почувствовав свободу, советские фаны стали разворачивать на трибунах огромные полотнища под восторг телекомментаторов, организовывать массовые выезды. После крупного сражения на вокзале в Киеве, когда 300 «спартачей» погнали тысячу местных, проблему фанатизма уже не смогли замалчивать ни СМИ, ни власти, ни клубы, занявшиеся организацией своих болельщиков. Но киевская битва была лишь эпизодом в той войне, локальные сражения проходили повсеместно. Наиболее ожесточенные - в Вильнюсе, где на противостоянии сказывалась национальная вражда русских с прибалтами.

После бурного 87-го властям и клубам опять удалось взять обстановку под контроль, а в 1992 году советский фанатизм тихо скончался. Чемпионат России уже не вызывал такого интереса у болельщиков, привыкших к глобальным битвам союзного чемпионата. Однако на смену старым фанам пришли новые. В 1994 году на матче «Спартак» - «Барселона» объявила о своем существовании группировка «Flint's Crew» («Команда Флинта»), позже появились ее аппендиксы «Mad Butchers» («Безумные мясники») и «Gladiators». Армейские фанаты объединились в «Red Blue Warriors» («Красно-синие воины»), динамовские «Blue White Dinamits». Этим группировкам принадлежит слава возрождения футбольного фанатизма. Чуть позже возникли питерские «Jolly Nevskiy» и «Коалиция», а также многочисленные провинциальные группы типа ярославской «East-Side».

Этим же группам и принадлежат самые крупные столкновения. Осенью 1998 года в Сокольниках 600-700 спартаковцев были биты 300-400 армейцами. Заслуживает упоминания также битва на Щелковском шоссе, по которому спартаковские фаны погнали зенитовских. Следует отметить, что все фанатские драки, как правило, длятся считанные мгновения, а после того, как выясняется, на чьей стороне «правда», другая сторона обращается в бегство, а кто убежать не успел, позже обращаются в травмопункты. Недавний погром на Манежной площади в историю фанатизма записывать рано, так как он носил весьма странный характер, но отдельные футбольные «бойцы» были в нем замечены.

Несмотря на жестокость сегодняшней молодежи, убийств футбольными болельщиками друг друга не было никогда. Все трупы, которые правоохранительные органы пытались в последнее время приписать фанам, оказывались из другой истории. А вот милиция действует порой слишком жестоко, не разбирая ни правых, ни виноватых. Нижний Новгород получил от болельщиков неофициальное наименование «Омоновск-Сити», после недавнего побоища дурная слава закрепилась за Ярославлем, где спартаковские фаны были не только нещадно биты, но и продержаны четыре часа после матча на солнцепеке. Волна насилия на стадионах поддерживается обеими сторонами.

Три стандарта

 В мире существуют три основных стандарта «боления» - английский, итальянский и латиноамериканский. Английский подразумевает стоящих на протяжении матча фанатов, исполняющих хоровые песни, дружно выбрасывающих руки вперед и растягивающих «розы» (фанатские шарфы). Любят выбегать на поле, срывая матч. Для британцев нехарактерна одежда цвета «хаки» и другой милитаризм. Ведя себя довольно прилично дома, англичане бедокурят на выездах. Трагедия на бельгийском стадионе «Эйзель» в 1985 году, произошедшая по вине болельщиков «Ливерпуля», привела к многолетнему отлучению английских клубов от европейских турниров.

Итальянцы отличаются, прежде всего, огромными знаменами на длинных шестах, барабанами и фейерверком на трибунах. Не имеют ничего против «военщины», однако дебилизма на их стадионах гораздо больше, чем на островах. Так, в прошлом футбольном сезоне фанаты «Интера» из Милана умудрились протащить на стадион мопед (!) и сбросить его на головы конкурентов. Также с незавидной регулярностью на Апеннинах происходят убийства болельщиков и драки между ними на аренах, чего в Англии не бывает в принципе.

Латиноамериканцы у всех ассоциируются с барабанами, трещотками и танцами на трибунах. Любят разворачивать огромные полотнища на трибунах. Правда, безопасности на ветхих стадионах Южной Америки никто не гарантирует. Нередки случаи обрушения отдельных ярусов под беснующимися мачо. Помимо этих стран и континентов, весьма колоритны фаны из южных стран Европы, Турции, Греции, Испании.

Во что они одеваются?

 Если вы думаете, что настоящий фанат с головы до ног обернут в атрибутику любимого клуба, вы, скорее всего, ничего не смыслите в фанатизме. Конечно, у каждого фаната есть майка любимого клуба, однако надевает он ее в основном дома или гоняя мяч с детьми на пустыре. Людей в клубных майках и шарфах, а тем более в кепках, ультрас открыто презирают. Мода ходить на футбол «без цветов» диктует свои правила. Их стиль куда менее вызывающий, но куда более модный.

Во-первых, совсем незачем, встретив в темном переулке врага, давать ему понять, кто ты такой, ведь уже по твоему лицу можно понять, что ты совсем не прост, а свои определят тебя и по мелким деталям. Тем более, покупая клубную майку, ты оказываешься «раскрученным» руководством клуба на некую сумму, а клубных боссов фан просто обязан презирать. Поэтому высшей степенью преданности клубу может считаться татуировка на теле. Ее не смоешь, а фан должен болеть только за один клуб, и ни за какой другой больше. Такова логика футбольных модников.

Российские ультрас до недавнего времени все как один носили куртки-«бомберы» без воротников, тяжелые ботинки и брили черепа. В драке куртки выворачивались наизнанку оранжевой подкладкой, чтобы узнать своих. Однако те из наших фанов, кто имел возможность побывать за границей, быстро смекнули, что так там одеваются только гомосексуалисты.

Их идеология

 Помимо моды, у фанов есть идеология, для ее выработки и пропаганды в любой футбольной группировке существуют свои идеологи. В отличие от так называемых «бойцов», которые приходят и уходят, идеологи бессменны. Хотя выдумать что-либо оргинальное в современном мире сложно, поэтому идеология фанов представляет собой синтез идей «новых правых» и классических фашистов. Фан-движение в настоящий момент тесно связано с движением скинхедов, поэтому идеи национализма, сильного государства и тому подобная правая пропаганда в их среде находит живейший отклик. Наши фаны мечтают хорошо подраться с фанами из стран НАТО и показать им «русскую идею». При этом антизападные настроения не мешают нашим фанам копировать формы поведения тамошних.

Хотя с самим движением скинхедов все не так просто. Первоначально скины были против расизма, именно они ввели моду на ямайскую музыку «регги», да и сейчас существует движение «красных скинов» S.H.A.R.P. (Skinheads against rasist propaganda) - скинхеды против расистской пропаганды. За клуб «Санкт-Паули» из Гамбурга болеют, например, не правые, а анархисты и другие левые.

Зачем им это надо?

 Молодых людей, которых объединяют фанатские группировки, привлекает, прежде всего, футбол, несмотря на то, что пресса и политики склонны это отрицать. Именно таким образом великая игра действует на часть населения, в основном, конечно, на молодую часть. Громадную роль играет чувство сопричастности, которого так не хватает в современном «атомизированном» обществе. Недаром фаны всех мастей так любят повторять знаменитый лозунг болельщиков «Ливерпуля» - «You'll never walk alone» («Ты никогда не останешься один»). В современной фанатской группировке можно различить черты и тайного общества, и политической партии, и пресловутого «бойцовского клуба». И, конечно же, фан-движение направлено против системы, которую молодые люди воспринимают как враждебную. Фан стремится вырваться из тесных рамок обыденности в другую, бушующую реальность. Репрессии могут подавить их, как это случалось в СССР или Великобритании, но фаны будут воспроизводиться с новой силой, поскольку современное общество не может не воспроизводить их снова и снова.

Резонанс
Новости
На 58 тысяч километров скручивают пробег машин в Новосибирске. У машин 2017 года выпуска скручивают в среднем «всего» 21 547 километров, у «трехлеток» — почти 40 000 километров. Сайт бесплатных объявлений о купле-продаже автомобилей изучил информацию о скрученных пробегах машин, выставленных на продажу.
Юрий Петухов рекомендован кандидатом для назначения на должность первого заместителя губернатора Новосибирской области, Виталий Голубенко – министра финансов и налоговой политики, Ярослав Фролов – министра труда и социального развития регионального правительства. Им предстоит согласование на сессии Законодательного собрания области.

Сразу три маршрута исчезли утром 18 сентября с левобережья Новосибирска. Советский район частично остался без муниципальных маршруток №5, 6 и 7. Минтранс Новосибирской области взял под контроль ситуацию с общественным транспортом, напомнив мэрии о необходимости тщательней информировать горожан об изменениях в движении маршрутов.
Сто крутых призов за креативные фото в день выборов нашли своих законных владельцев. Итогом фотоконкурса от Издательского дома «Советская Сибирь» в Новосибирске стала церемония вручения подарков за творчество, обаяние и изобретательность. Победители раскрыли секреты, как им удалось покорить фотографиями сердца жюри.
20.09.2018
Количество вариантов квартир стоимостью от 0,9 до 1,1 миллиона рублей в Новосибирске за год выросло на 30%  – с 863 до 1119 объектов. Такие данные получили аналитики портала по выбору недвижимости N1.RU.
В зоне рискованного земледелия безродное зерно хорошего урожая не дает. Минсельхоз региона направляет миллионы рублей хозяйствам, приобретающим элитный семенной материал. В 2018 году на этот вид господдержки выделили почти на 20 миллионов рублей больше, чем в предыдущем. Доля площадей, засеянных элитными семенами, посто­янно увеличивается, но не так быстро, как хотелось бы.