Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Мой герой - интеллигентная авантюристка»

17.10.2002
Имя Татьяны Поляковой - автора иронических детективов - наверняка знакомо многим жителям, а особенно жительницам Новосибирска. Перу Татьяны Поляковой принадлежат такие вещи, как «Тонкая штучка», «Ставка на слабость», «Деньги для киллера», в общей сложности 32 повести, опубликованные московским издательством «ЭКСМО». Во время своего приезда в наш город Татьяна Полякова побывала в гостях у журналистов «ВН».

Писательница Татьяна Полякова не любит москвичей и не читает литературных критиков. А свой первый роман написала в детском саду.

Татьяна Полякова абсолютно убеждена, что сейчас в писательство можно «прийти с улицы». Фото Сергея ПЕРМИНА

 Имя Татьяны Поляковой - автора иронических детективов - наверняка знакомо многим жителям, а особенно жительницам Новосибирска. Перу Татьяны Поляковой принадлежат такие вещи, как «Тонкая штучка», «Ставка на слабость», «Деньги для киллера», в общей сложности 32 повести, опубликованные московским издательством «ЭКСМО». Во время своего приезда в наш город Татьяна Полякова побывала в гостях у журналистов «Вечернего Новосибирска».

Первый вопрос получился банальным. Вернее, мы даже не успели его задать.

- У меня колоссальный интерес к Сибири. Ни разу здесь не была. Увидеть толком ничего не успела. Но люди доброжелательные. Это - главное.

Самое интересное во время путешествий для Поляковой - сравнивать, как она говорит, «людские типы»:

- Все-таки существует разница между людьми, живущими в разных местах. В Ростове, например, ужасно хлебосольный народ.

Зато про москвичей уроженка Владимира Татьяна Полякова говорит, что в их городе жителей столицы не слишком жалуют. Впрочем, как и везде в провинции. Себя Полякова причисляет к провинциальным писательницам, несмотря на то, что от Владимира до Москвы два с половиной часа езды на машине. И провинциальностью своей в определенной степени гордится. На вопрос «Не собираетесь ли перебраться в Москву?» отвечает:

- Боже избавь! Это очень тяжелый город в смысле энергетики. Там существовать невозможно, особенно человеку из провинции. Знаете, я как-то заметила, что по Москве нельзя гулять. По ней можно передвигаться только бегом.

Разговор о географии, как выяснилось чуть позже, возник не случайно. В последнее время вдохновителями Татьяны Поляковой на создание закрученных криминальных сюжетов стали питерские коммуналки:

- У нас сын учится в одном из питерских юридических вузов. Мы с мужем очень долго искали ему там жилье. Весь центр Санкт-Петербурга - коммуналки. Квартиры по 11-14 комнат в домах постройки XIX века. Это не квартиры, а настоящие лабиринты. Причем довольно мрачные и очень располагающие для совершения различных темных дел. Вот где простор для фантазии. А вообще, придумать сюжет можно абсолютно на пустом месте. Для этого даже необязательно читать криминальную хронику. Например, сижу я в машине. Вижу, стоит девушка, разговаривает по мобильному. Лицо у нее напуганное. Я начинаю воображать, о чем она говорит. Что могло у нее случиться. Очень скоро эта девушка превращается в героиню какой-нибудь загадочной истории. А дальше мысль начинает разматываться, как нитка из клубка.

До начала писательской карьеры Татьяна Полякова работала по профессии, весьма далекой от детективного жанра. Она была... методистом в детском саду.

- Я всю жизнь любила читать. А тогда, пять лет назад, как раз начался книжный, и в особенности детективный, бум. Я скупала детективы пачками, читала и разочаровывалась: лучший друг обязательно предает, любимая девушка бросает, прокурор города оказывается первым взяточником. Одним словом, концовки в духе Достоевского «и все они умерли» мне решительно не нравились. Я захотела написать детектив для себя как для читательницы. Мне хотелось, чтобы все было с юмором, весело, полный хеппи-энд, и читалось это не «весомо, грубо, зримо», а забавно и легко.

- То есть, свой первый роман вы написали в детском саду?

- Да. Получается так (смеется).

- А как вы его издали?

- Это была даже не я. Я давала почитать рукопись друзьям. Писательство расценивала как хобби и не более того: кто-то вышивает крестиком, а я вот детективы пишу. Как-то один мой друг втайне от меня отправил мою рукопись в издательство «ЭКСМО». Это была повесть «Ставка на слабость». Когда у меня зазвонил телефон и говоривший представился заместителем редактора этого издательства, я решила, что меня разыгрывают. Потом сама перезвонила и убедилась, что это не шутка. В Москве меня спросили: «А вы можете еще написать?» Я говорю: «Легко». Со мной заключили договор на издание. Был такой смешной момент. Редактор меня спрашивает: «Таня, а тебе обязательно работать в детском саду?» Вот так я стала профессиональной писательницей.

- Похожи ли ваши героини на вас? Чем вы руководствуетесь, выписывая их характеры?

- Я постоянно говорю: никакой правды жизни в том, что я делаю, нет. Мои героини носят разные имена, у них разные профессии, но характер один и тот же - интеллигентная авантюристка. Сама я считаю себя человеком, далеким от каких бы то ни было авантюр. Другое дело, такие дамы мне нравятся. Хотя, я не знаю, что имел в виду Флобер, говоря: «Госпожа Бовари - это я», но, наверное, я все равно присутствую в своих произведениях. Ведь мои герои говорят моими словами, рассуждают, как я, переживают, как я. А вообще, я не думаю, что мой драгоценный характер настолько интересен, чтобы его тиражировать.

Татьяна Полякова абсолютно убеждена, что сейчас в писательство можно «прийти с улицы». Написать детектив, тем более иронический, в принципе, может любая женщина, обладающая воображением и чувством юмора:

- Дама, работающая библиотекарем в сельской библиотеке, прислала в «ЭКСМО» детективную повесть. Текст был напечатан на раздолбанной машинке, листы разномастные. Она к своей рукописи приложила извинительное письмо: дескать, зарплата мизерная, трое детей, покупка пачки бумаги - проблема, вот и писала на том, что Бог пошлет. Ее издали! Сейчас у этой дамы уже вышло пять книг.

Несмотря на обилие новых имен и то, что прилавки буквально завалены книжной продукцией, при этом художественные достоинства многих произведений весьма спорны, Полякова считает: конкуренция писателям детективов ни сегодня, ни в будущем не грозит.

 - Я вам расскажу о «кухне» издательства «ЭКСМО». Это коммерческое издательство. На регалии и прочие подобные вещи там не смотрят. Главное - будет книга продаваться или не будет. Произведение читают два рецензента. Один оценивает коммерческие перспективы, другой - художественные достоинства. Если и тот, и другой ставят низкие оценки - да, у произведения нет будущего. Но если один ставит высокую оценку, а другой низкую, то есть еще шанс. Что касается конкуренции... Сейчас издательство испытывает недостаток в авторах, так как книги выходят сериями, а каждая серия предполагает примерно двести имен.

- Ну а что думают критики о современном детективе вообще и о Татьяне Поляковой в частности?

- Ничего хорошего. Тем не менее меня критики абсолютно не ущемляют, так как от того, что вышла разгромная статья, тиражи моих книг не падают. Я критических статей не читаю, за исключением тех, в которых могу что-то полезное для себя почерпнуть. И вы не читайте, если не хотите понапрасну обременять себя (смеется).

- Тем не менее, есть ли кто-то, к чьему мнению вы прислушиваетесь?

- У меня есть подруга. Она абсолютная фанатка детективов. Вот она и читает мои рукописи. По поводу последней моей повести «Любовь очень зла» у нас с ней был целый спектакль. Это произведение отличается от всех предыдущих, написанных в ироническом жанре. Оно очень жесткое. Там нет ничего смешного и концовка трагичная. И вот эта подруга звонит мне в два часа ночи и говорит: «Таня, так писать нельзя. Это очень плохо. Я закончила читать твою рукопись в двенадцать и вот уже два часа не могу успокоиться, пью валерьянку». А я ей ответила: «Нет, дорогая. Это очень хорошо, что ты не можешь успокоиться и пьешь валерьянку. Это значит, я написала хорошую книгу, которая задела тебя за живое».

В свободное от написания книг время Татьяна обожает возиться со своими любимцами - котами Пафнутием и Бронькой. Знакомые называют ее «чокнутая кошатница».


Резонанс
Новости
Первый построенный в Новосибирской области кирпичный храм объявили памятником культурного наследия. В Легостаево Искитимского района по этому поводу устроили массовое ликование. После закрытия церкви в храме были склад зерна, мельница, хотели даже сделать кинотеатр или вовсе разобрать на кирпичи.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
9 баллов: город стоит в пробках. Автомобилисты Новосибирска негодуют – пятничный вечер испорчен. Много аварий. Только на Большевистской улице произошло четыре ДТП. Красный проспект превратился в гигантскую пробку от площади Калинина до ул. Фабричной.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.