Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Николай Лесков: «Я с народом был свой человек»

16.02.2001
Богат нынешний февраль на юбилеи. Разумеется, нельзя не отметить и еще один - сегодня 170 лет со дня рождения Николая Семеновича Лескова.

Богат нынешний февраль на юбилеи. Разумеется, нельзя не отметить и еще один - сегодня 170 лет со дня рождения Николая Семеновича Лескова.

 ***

«Граф призвал Аркадия и говорит:

- Ступай к моему брату в его дом и остриги у него его пуделя.

Аркадий спрашивает:

- Только ли будет всего приказания?

- Ничего больше, - говорит граф, - но поскорей возвращайся актрис убирать. Люба нынче в трех положенияъ должна быть убрана, а после театра представь мне ее святой Цецилией.

Аркадий Ильич пошатнулся.

Граф говорит:

- Что это с тобой?

А Аркадий отвечает:

- Виноват, на ковре оступился.

Граф намекнул:

- Смотри, к добру ли это?

А у Аркадия на душе такое сделалось, что ему все равно, быть добру или худу.

...Приходит к графову брату, а у того уже у зеркала свечи зажжены и опять два пистолета рядом, да тут же уже не два золотых, а десять, и пистолеты набиты не пустым выстрелом, а черкесскими пулями.

Графов брат говорит:

- Пуделя у меня никакого нет, а вот мне что нужно: сделай мне туалет в самой отважной мине и получай десять золотых, а если обрежешь - убью.

Аркадий посмотрел, посмотрел и вдруг - Господь его знает, что с им сделалось - стал графова брата и стричь, и брить. В одну минуту сделал все в лучшем виде, золото в карман ссыпал и говорит:

- Прощайте.

Тот отвечает:

- Иди, но только я хотел бы знать: отчего такая отчаянная твоя голова, что ты на это решился?

А Аркадий говорит:

- Отчего я решился - это знает только моя грудь да подоплека.

- Или, может быть, ты от пули заговорен, что и пистолетов не боишься?

- Пистолеты - это пустяки, - отвечает Аркадий, - об них я не думал.

- Как же так? Неужели ты смел думать, что твоего графа слово тверже моего и я в тебя за порез не выстрелю? Если на тебе заговора нет, ты бы жизнь кончил.

Аркадий, как ему графа напомянули, опять вздрогнул и точно в полуснях проговорил:

- Заговора на мне нет, а есть во мне смысл от Бога: пока бы ты руку с пистолетом стал поднимать, чтобы в меня выстрелить, я бы прежде тебе бритвой все горло порезал.

И с тем бросился вон и пришел в театр как раз в свое время и стал меня убирать, а сам весь трясется. И как завьет мне один локон и пригнется, чтобы губами отдувать, так все одно шепчет:

- Не бойся, увезу».

***

Конечно же, это отрывок не из современного триллера, а из рассказа Николая Семеновича «Тупейный художник». Но какова атрибутика: пистолеты, заряженные черкесскими пулями, бритва... И какова страсть: «... все горло порезал». Нет, ничто не изменилось за полтора века в отношениях между мужчинами, если дело касается чести и страстной любви. Разве что лексика стала иной.

Как-то так получилось, что имя замечательного русского писателя Николая Семеновича Лескова не столь популярно среди многих и многих русских писателей, считающихся классиками. Тем не менее у всех на слуху и его «Левша», и «Соборяне», и «Очарованный странник», и «Леди Макбет Мценского уезда», произведения, в которых представлен настоящий, вернее натуральный, русский мужик. Покладистый, мастеровитый, стойкий, терпеливый и способный на самый отчаянный поступок. Это только так считается, что Левша известен стал тем лишь, что подковал иноземную стальную блоху. А если вспомнить, с чем он умер? А умер он с единственной мыслью, чтобы запретили в русской армии чистить стволы ружей битым кирпичом. Ни один генерал до него, неграмотного мужчины, не додумался до простой истины, что от частых притирок кирпичом, как наждаком, канал ствола расширяется и пуля в нем болтается, от того прицельная стрельба невозможна. Говорят, впоследствии смекнули, что из-за этого во многом была проиграна Крымская война. У неприятеля к тому времени уже появились на вооружении винтовки - ружья нарезные, стрелявшие далеко и метко. А русским воинам, чтобы поразить неприятельского солдата, нужно было подойти к нему поближе, рискуя получить пулю в грудь.

Не так ли мы и до сих пор воюем?

Но сейчас речь не об этом. Просто ради памяти, по словам Юрия Нагибина, «одного из самых замечательных и самобытных писателей России, а коли России, так и всего мира» процитируем отрывки, хоть в какой-то мере воспроизводящие личность юбиляра.

***

«Мое детство прошло в Орле. Мы жили в доме Немчинова, где-то неподалеку от «маленького собора». За обрывом расстилался большой выгон, на котором стояли казенные магазины, а возле них летом всегда учились солдаты. Я всякий день смотрел, как их учили и как били. Тогда это было в употреблении, но я никак не мог к этому привыкнуть и всегда о них плакал. Чтобы это не часто повторялось, моя няня, престарелая московская солдатка - Марина Борисовна, уводила меня гулять в городской сад. Здесь мы садились над мелководной Окой и глядели, как в ней купались и играли маленькие дети, свободе которых я тогда очень завидовал». (Н.С. Лесков. Рассказ «Пугало»).

***

«В деревне у меня сразу же завелись обширные и любопытные знакомства с крестьянами. Пока отец и мать были усиленно заняты устройством своего хозяйства, я не терял времени, чтобы самым тесным образом сблизиться с взрослыми парнями и с ребятишками, которые пасли лошадей «на кулигах». Сильнее всех моими привязанностями овладел, впрочем, старый мельник, дедушка Илья.

По должности мельника дедушка Илья имел довольно близкое отношение к водяному, который заведовал нашими прудами, верхним и нижним, и двумя болотами». («Пугало»).

***

«Сельские забавы кончились, когда маленького Николая отвезли в Орловскую гимназию.

***

Время, проведенное им в Орле, значительно не теми скудными знаниями, какие вдалбливала в головы учеников гимназия, а запасом новых пестрых жизненных наблюдений. Каким разнообразием типов провинциальной жизни наградил будущего писателя Орел! Младой Лесков, конечно, еще не ведал своей сути, но его великолепный воспринимающий аппарат бессознательно работал на будущего художника, засыпая кладовую памяти множеством наблюдений, колоритными образами губернских насельников: от безумного губернатора князя Трубецкого до наглых орловских «подлетов» - ночных воров. Драгоценной россыпью неповторимых русских характеров одарил Орел Лескова: дворян и мещан, чиновников и священнослужителей, праведников и мошенников, юродивых и хитрецов, буянов и тихих созерцателей, доморощенных талантов и придурков, злодеев и народных печальников. Как цельно, крепко и подробно запомнил их всех Лесков, сам еще не зная, для чего ему эта память, запомнил со всеми их словечками, ухватками, ужимками и вывертами, с их смехом и слезами, радостью и отчаянием, высотой и низостью». (Ю. Нагибин).

***

«В 1861 году в «Отечественных записках» появилась публицистика Лескова, посвященная «питейным бунтам». Конечно, никому в голову не могло прийти, что с умной и тщательно аргументированной статьей в русскую и мировую литературу шагнул один из самых затейливых и живописных прозаиков.

Появление статьи решило судьбу Лескова: он бросил все дела, кинулся в Петербург и с головой окунулся в журналистику. Пишет он много и ненасытно, на самые разные темы. Его статьи, очерки, даже репортерская хроника - он не брезговал и черным хлебом журналистики - уже несут отпечаток того страстного волевого напора, что отличает все вышедшее из-под раскаленного лесковского пера.

***

Да, хорошее начало было у Лескова, но он сам надолго испортил свое литературное положение: тремя большими, художественно несовершенными романами, в которых крайне отрицательно изобразил передовых людей шестидесятых годов. Что касается самого злобного из трех романов, «На ножах», то в конце жизни Лесков будет горько жалеть, что написал его.

Но то на исходе дней, когда Лесков многое пересмотрел в своих взглядах, в отношении к действительности и к самому себе, перестав верить в собственную непогрешимость. Иное было прежде, когда он не одолевал свой крутой нрав, а покорно служил ему. Это заметно и в его уже немолодых чертах - сколько в них жестокой силы, несокрушимости! Недаром же окружающие находили в облике Лескова сходство с васнецовским Иваном Грозным». (Ю. Нагибин).

***

«Он был первым в 60-х годах идеалистом христианского типа и первым писателем, указавшим недостаточность материального прогресса и опасность для свободы и идеалов от порочных людей. Он уже в то время отшатнулся от материалистических учений о благодеяниях государственного прогресса, если люди останутся злыми и развратными. В 60-х годах на очереди стояли государственные задачи, а моральный прогресс подразумевался сам собой. Один Лесков требовал его прежде всего и указывал на отсутствие начал в жизни даже лучших людей того времени». (Лев Толстой).

***

«Мне не приходилось пробиваться сквозь книги и готовые понятия к народу и его быту. Книги были добрыми мне помощниками, но коренником был я. Я знаю Русь не по писанному. Книги и сотой доли не дали мне того, что сказало столкновение с жизнью. Я не изучал народ по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе на Гостомельском выгоне. Я с народом был свой человек. Публицистических рацей о том, что народ надо изучать, я не понимал и не понимаю. Народ просто надо знать, как саму нашу жизнь, не штудируя ее, а живучи ею». (Лесков о себе).

***

«Характерной приметой художественного мира Лескова является анекдотизм, обилие неожиданных поворотов и казусов в движении жизни, в течении повествования. Анекдот - проявление энергии, он свидетельствует, что формы жизни еще не закаменели и не застыли, что в ней возможны перемены.» (Юрий Лебедев, доктор филологических наук).

***

«Анализ понятия «святочный рассказ», представленного Лесковым, одним из первых теоретиков этого жанра, в святочном же рассказе «Жемчужное ожерелье»: «От святочного рассказа непременно требуется, чтобы он был приурочен к событиям святочного вечера - от Рождества до Крещения, чтобы он был сколько-нибудь фантастичен, имел какую-нибудь мораль, хоть вроде опровержения вредного предрассудка, и наконец - чтобы он оканчивался непременно весело». То есть понятие «святочный рассказ» можно рассматривать как родовое по отношению к видовым - рассказам рождественскому, новогоднему, крещенскому, которые имеют свои отличительные признаки». (Алла Кретова, кандидат филологических наук).

Резонанс
Новости
Жителям Ленинского района Новосибирска стали массово поступать странные опросные листы о деятельности управляющих компаний. Среди вопросов есть и очень странные - от количества собственников квартиры до готовности стать инициатором смены УК.
«Это какой-то трехнедельный ад», «Полный беспредел» и «Доколе?» - новосибирцы разгневаны долгим отсутствием горячей воды. Почему муниципальный портал неверно отображает информацию об отключениях горячей воды и когда жители правого берега наконец-то уберут тазики?
Дождливой ночью 9 мая во двор геймера забрел мужчина в медицинской маске. Игрок от испуга выстрелил в незнакомца, после чего снова погрузился в игру, сообщает прокуратура Кировского района Новосибирска.
Соседи одной из самых старых улиц Сузунского района Новосибирской области устроили себе праздник. Они так долго живут вместе, что посторонние люди отмечают даже внешнее сходство. Все как в семье – тайн не бывает, все достижения на виду.
Жители стран третьего мира пытаются остаться в России после Чемпионата мира по футболу 2018 или перебраться дальше в Европу. Футбольные беженцы ищут возможность спастись от бедности и безработицы в своих странах, используя Fan ID – паспорт болельщика. Грозит ли нам волна «постчемпионатной» миграции?
«Я невиновен, это произвол и беспредел», — заявил 35-летний хоккеист из Куйбышева Новосибирской области Роман Л., которого обвиняют в расстреле наряда полиции. Это случилось в марте 2013 года после переименования милиции в полицию. Младший сержант Виктор Кабак стал первым в России погибшим полицейским после реформы МВД.  
x^