Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

«Русская душа не загадочная, а малопредсказуемая»

11.07.2018
Анжелина Дерябина, "Советская Сибирь"
«Русская душа не загадочная, а малопредсказуемая»
Дмитрий Никоненко, учитель истории школы № 85, кандидат исторических наук. Фото Аркадия Уварова
Дмитрий Никоненко, учитель истории школы № 85, кандидат исторических наук, 50 лет, Новосибирск, рассказывает:

«Я родился в Новосибирске, жил в районе площади Маркса. Все воспоминания о детстве светлые. Расцвет советских времен, всплеск благополучия. Наш район был довольно хулиганистым. Там, где стоят торговые центры, был пустырь, на нем происходили массовые столкновения старших ребят. Мы им завидовали: они взрослые, дерутся, курят, у них девушки. Я вот сильно переживал, что между передними зубами у меня щели нет: тогда было модно сплевывать сквозь зубы. Расшатать, что ли, думал, себе зубы?


Мы знали, что где-то, в неопределенности, существуют наркотики. Единственное место, где с этим как-то столкнулся, — армия. Мой друг был санинструктором, у него оказалось несколько ампул неучтенных. «Хочешь?» — говорит. Я отказался. «И я не хочу». Вот, собственно, и все.

Помню первую поездку в метро. Мы с друзьями ухитрились проехать до официального открытия, узнав, что начали ходить тестовые поезда. Спустились на «Студенческой» — турникеты стоят открытые, никакой платы не берут. Кстати, тогда были не жетоны, а пятаки — проезд в метро по всей стране стоил 5 копеек. В вестибюле нас спросили: «Вас пригласили, ребята?» Мы утвердительно закивали. Пропустили. Зашли в вагон вместе с группками таких же возбужденно-радостных людей — почетных строителей и прочих уважаемых горожан, которых пригласили на первые поездки. Поехали, но до выезда на мост вдруг остановились в тоннеле. Начали отпускать черные шутки: мол, на этом жизнь наша и закончилась. Но тут поезд снова тронулся, домчал нас до Красного проспекта. Ощущения были непередаваемые.

Я шел в армию в 1986 году, когда впервые начали призывать людей, имевших судимость. В моей части из Новосибирска служили 44 человека, из них только двое не имели проблем с правоохранительными органами. Поэтому у меня было два опыта — армейский и зоны. Это хорошо. Я понял, что есть поступки, которые совершать нельзя. Лучше пусть убьют, но этого не делай. Гораздо страшнее бытовая среда. В армии все на контрасте, а на гражданке — полутона: не поймешь, это друг или не друг. Там одного поступка достаточно, чтобы понять, можешь этому человеку доверять или нет.

Я считаю, армия меня человеком сделала. До того момента я главное еще не уяснил — как жизнь устроена, что можно, что нельзя, какова цена поступка. Мамочки, которые боятся сыновей в армию отправлять, они правы, что может что-то плохое с ребенком случиться. Но у юноши, который не оказывался в ситуации, когда один неосторожный шаг приведет к катастрофическим, абсолютно необратимым последствиям, неважно, реальна опасность или нет, откуда тогда будут мужественность и ответственные позиции? Если ты эту школу прошел, дальше намного легче жить.

Человек от животного отличается культурой, а культура хранится через историю. Исторической памяти нет — и человека нет.Сейчас государство гораздо сильнее определяет взгляды на историю, чем это было, допустим, в годы перестройки. Если человек просто потребитель, через федеральные каналы ему вкладывают в голову то, что нужно тем, кто их контролирует. Но возможности для исследования не закрываются. Наряду с полной ахинеей публикуют и очень хорошие вещи. Но это всегда так.


У нас много сложностей, которых были лишены народы, живущие в более мягких природных условиях. Но зато у них нет целого ряда преимуществ, которые имеем мы. Душа может разворачиваться в любую сторону.

У нас не загадочная русская душа, а малопредсказуемая. Степень спонтанности нашей реакции гораздо выше, чем у представителей других европейских народов. Мы-то себя понимаем, знаем, где взорвемся, заплачем, возрадуемся. Но это не совпадает с типичными реакциями европейцев.
Главное слово нашего времени — «успех». А мерило — деньги. Это точно не в традициях нашей культуры.Меня удивило, что уровень социальности государства в европейских странах намного выше, чем это представлялось снаружи. Там люди живут и создают условия жизни для других. Прибыль — это вопрос, как устроить свою жизнь, а не самоценность. А у нас прибыль есть — больше ничего не надо.

Образование теперь — это рынок. Об этом прямо говорят государственные чиновники. Нынешняя система образования способствует социальному разделению и не способствует выдвижения таланта наверх. Школа работает не на открытие социальных возможностей человека, а на то, чтобы создать ряд сложностей и препятствий к развитию. В зеленом возрасте ребенок вынужден встать на определенную колею — выбрать профильный класс, — из которой выскочить очень сложно. Допустим, учился как гуманитарий, а после школы — бах! — понял, что он технарь, в НГТУ потянуло. Если образование, которое я получил в школе, позволяло быстро отреагировать на изменение желаний, то у современного ребенка на это понадобится больше усилий, времени и денег.
Дети всегда находятся в опасности. Просто характер опасности меняется.Мужчины — больше охотники, а женщины — собиратели. Мужчине важнее догнать. Иногда даже результат этой погони не очень важен и интересен.

Мужчина живет с ощущением, что каждый его шаг неизменен. То, что ты сделал, это на века. И тогда возникают и ответственность, и мужественность, потому что ты понимаешь, что просто так не можешь это переделать. Но мужчины стали менее мужчинистые. Социальное равенство, которое возникло в XX веке, породило это автоматически. Как только женщинам дали возможность взять все в свои руки, они, исходя из своей склонности собирать, взяли и мужчин.
Чтобы черному распространяться, помощь не нужна. Оно само заполняет пространство. А белое надо постоянно, как воздушный шарик, подкачивать.Любовь — состояние, в котором ты чувствуешь себя идеально. Лучшего быть не может, ты хочешь, чтобы это длилось. Когда речь идет об измене — этого точно нет. Как можно уйти от того, чем человек доволен, ради чего он многим жертвует? Отношение к семье специфическое — как к месту работы. Сегодня в одном месте поработал, нашел лучше условия — перешел на другое.

Новосибирск — город, который пронизан безрелигиозной атмосферой. Я бы не сказал, что атеистической, но в жизни нашего города религия и то, что с ней связано, никак не влияет на городскую атмосферу. Это плохо, потому что нет определенной системы ценностей. В этом смысле атеизм лучше безрелигиозности».

Опубликовано в газете «Советская Сибирь» №28 от 11 июля 2018 года

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Похожие новости

Библиотекарь и мама четырехлетнего сына Екатерина Форш из Татарска создает свадебные аксессуары, шкатулки, оформляет альбомы фотографий, читательские дневники, делает открытки в технике скрапбукинга. Цвета любит использовать сдержанные и нежные, акварельно-пастельные, использует для декора хлопок и кружево.

Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
Вакцинацию препаратом от коронавирусной инфекции «ЭпиВакКорона» прошли первые пять добровольцев в возрасте 60 лет и старше, сообщили в пресс-службе Роспотребнадзора.
Добровольцы начали доставлять льготные лекарства пациентам из группы риска в Новосибирске - пожилым людям и тем, кто по состоянию здоровья не может прийти в поликлинику.
Фуд-корты, детские площадки и кинотеатры в торговых центрах попали под ограничительные меры с 16 ноября. Общепиту две недели можно работать лишь навынос. Новосибирцы стараются обхитрить систему и едят гамбургеры по углам, отворачиваясь от охранников. На самом большом фуд-корте в «Меге» посетители продолжают обедать за столиками некоторых ресторанов.
Наряду с обеспечением населения медикаментами в центре внимания и продовольственная безопасность. В правительстве региона обсудили, как помочь оптовым и розничным продуктовым рынкам в Новосибирске - они оказались в трудной ситуации из-за пандемии.
На дистанционное обучение с понедельника, 16 ноября, перешли 40% школьников региона или 140 тысяч учащихся. У многих из них возникают проблемы организационного и технического плана, а кто-то за три дня дистанционки успел получить двойку - за неподключение. Министр образования региона заявил, что так оценивать успеваемость сейчас недопустимо.
Пимокатный двор появился в Новосибирске. Открыл его умелец, который больше десятка лет делает обувь из шерсти, без каких-либо механизмов. Корреспонденты ОТС узнали, сколько времени мастер тратит на одну пару и почему носит повязку на голове.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год