Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Лабиринты белой зависти

11.12.2013
Татьяна Шипилова
Лабиринты белой зависти
Рождественский фестиваль искусств приближается к своему экватору: впечатлений у зрителей-путешественников — море, впереди — не меньше. Каждое мероприятие: концерт, спектакль, встреча — без преувеличения уникальны. Поэтому их трудно сравнивать по шкале «лучше, интересней».
Рождественский фестиваль искусств представил новосибирской публике один из самых популярных спектаклей мира

Рождественский фестиваль искусств приближается к своему экватору: впечатлений у зрителей-путешественников — море, впереди — не меньше. Каждое мероприятие: концерт, спектакль, встреча — без преувеличения уникальны. Поэтому их трудно сравнивать по шкале «лучше, интересней». Но бесспорной изюминкой драматической программы (а перед этим был великолепный «Вечер с Достоевским» Константина Райкина!) стал спектакль Нового Рижского театра «Соня».

Притом что в афише фестиваля все сплошь постановки «с репутацией», если не сказать, шедевры, «Соню» ждали особо. Во-первых, молва о ней идет с давней «Золотой маски», где она стала лучшей среди зарубежных спектаклей. Во-вторых, работу режиссера Алвиса Херманиса «Рассказы Шукшина» с Чулпан Хаматовой и Евгением Мироновым в финале VIII Рождественского фестиваля новосибирцы приняли с восторгом. Постановщик из Латвии так глубоко «копнул» русскую самобытную прозу и так ярко воплотил ее на сцене, что мы снова влюбились в писателя, в перестройку немного подзабытого, а восхитившись шукшинскими чудиками, вспомнили, как вкус холодной воды в знойный день, и его корневую формулу «Нравственность есть правда».

Солнечная пыль
И вот снова современная русская проза. Пятистраничный рассказ Татьяны Толстой. Рассказ-воспоминание, где повествование ведется в третьем лице, а вся история изрядно припорошена пылью времени, хотя писательница мастерски выхватывает из сундука прошлого детали: вот, например, эмалевая брошка-голубок, которую героиня как талисман перекалывает с платья на платье, а потом в романтическом порыве отправляет по почте своему, как бы сейчас сказали, виртуальному возлюбленному…

О чем рассказ? В общем-то, о вещах призрачных — времени, памяти, душе: «Жил человек — и нет его. Только имя осталось — Соня» — вот первые строки этой истории. А героиня-то кто? Нелепая старая дева «с головой как у лошади Пржевальского», «под челюстью огромный бант блузки», что и одевается смешно, и высказывается невпопад до бестактности, а к чужим подковыркам глуха, ибо не подозревает, что люди могут говорить одно, а думать другое. Правда, домовита и за чужими детьми присмотрит не хуже родной… Но какая же это героиня?!

Спектакль Херманиса тоже вначале производит впечатление незатейливости. А прием-отмычка, с которым мы проникаем в Сонину давнюю (конец 30-х — начало 40-х годов прошлого века) жизнь, кажется даже монотонным. Но по прошествии полутора часов (спектакль идет без антракта) ты понимаешь, что именно «Соня» — одна из тех немногих постановок, которые являют собой чудо театра: она оставляет в душе пронзительный даже не отклик — послевкусие, какое-то несинхронное с действием, как бы отложенное на потом (для тебя лично) сопереживание, а в памяти — будто впечатанную, объемную и полную глубокого смысла картинку.

Сквозь замочную скважину
Впрочем, мы не зря употребили здесь слово «отмычка»: ход режиссером выбран такой — в бедную, довоенного образца питерскую Сонину квартирку вламываются два вора и начинают бесцеремонно перетряхивать шкафы, одежду, белье, ящики кухонного стола, а не найдя ничего ценного, даже листать пухлые фотоальбомы. Потом один из них облачается в Сонино платье, надевает чулки, парик с вечными бигуди и начинает жить «в предлагаемых обстоятельствах», в том числе растапливая настоящую печку, стряпая и обмазывая настоящим шоколадом и кремом настоящий торт. Второй (кстати, уплетая этот самый торт) пересказывает рассказ Толстой так, как он написан, — в третьем лице, прекрасным языком оригинала. Время от времени, смеясь по сюжету над Соней (поверила, что письма ей пишет не веселая компания знакомых насмешников, а некий влюбленный Николай!) или тыча пальцем то в ее реальное на сцене шитье, то в саму Соню, которая на эти тычки из «другого мира» не реагирует. То есть эти два плана, два пласта — Соня и рассказчик — никак впрямую не пересекаются, не взаимодействуют. Зрители сами должны соединить их в своем воображении, слушая рассказчика и наблюдая за Соней, которая в окружении подлинных вещей (мебель, посуда, безделушки подобраны скрупулезно) проживает будничные и особые, возвышенные для нее мгновенья, из которых и складывается любая человеческая жизнь.

Причем Соня не произносит на протяжении всего действия ни слова, с угловатой грациозностью «лошади Пржевальского» она перемещается по квартире, занятая хозяйственными делами, прихорашивается, пишет письма возлюбленному, в дни начавшейся блокады варит на примусе бульон из обоев, а потом уходит спасать умирающего Николая и больше не возвращается. История жизни заветного героя русской классической литературы — «маленького», никем не любимого человека — обрывается на самой высокой и светлой ноте.

…Вместе со взломщиками мы, зрители, подсмотрели чужую жизнь, которая, несмотря на внешнюю обыкновенность, оказывается, была прожита с достоинством, толком, расстановкой и даже завершилась подвигом во имя большой любви. Красиво? Остается только позавидовать…

СПРАВКА
Спектакль «Соня» по рассказу Татьяны Толстой (режиссер — Алвис Херманис, художник — Кристине Юрьяне, в ролях: Гундарс Аболиньш (Соня), Евгений Исаев (рассказчик). Был показан в Москве в апреле 2007 года в рамках специальной программы фестиваля «Золотая маска». Объехал с гастролями более 20 стран мира, стал участником множества фестивалей, среди которых фестивали «Евросцена» в Лейпциге (Германия), Transameriques в Монреале (Канада), «Осенний фестиваль» в Мадриде (Испания), Международный театральный фестиваль La Viedei Festival в Риме (Италия) и другие.
Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Четыре человека погибли на водоемах региона на минувшей неделе, в том числе двое детей. Риск происшествий на водоемах области чрезвычайно высок. Несмотря на рекомендации МЧС, в ряде районов спасательные посты так и не выставлены.

Льготная ипотека с господдержкой породила ажиотажный спрос на новостройки. Однако некоторые банки уже заявили о приостановке приема заявок на такое кредитование – лимиты финансирования уже исчерпаны. Насколько льготные ипотечные программы востребованы в Новосибирской области и что ожидает строительный рынок региона в ближайшее время?

Новые заболевшие и новые жертвы COVID-19 в Новосибирской области – последние данные по состоянию на утро 14 июля опубликовал оперативный штаб.
Струнное трио Silenzium из Новосибирска представило новый клип, в котором обыграна тема охватившей мир пандемии коронавирусной инфекции. Музыка выбрана соответствующая – «Пляски смерти» французского композитора Сен-Санса.
Пособия на всех детей, которые Владимир Путин решил выплатить родителям в условиях эпидемии коронавируса, в сумме обошлись бюджету примерно в 500 миллиардов рублей. Всего же на борьбу с COVID-19 уже потрачено 4 триллиона рублей.
Водительские права, срок действия которых истекает до 15 июля, можно будет обменять до конца года. Нововведение касается в том числе жителей Новосибирской области.

x^