Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Хозяева бывают разные

2009-10-27
Наталья Бурмистрова
Хозяева бывают разные
Наступление на деревню крупного частного капитала для хозяйства «Знаменcкое» закончилось плачевно. «Денежные мешки», набивавшиеся помочь селу, в первую очередь имели свой интерес (в основном к земле как к товару) и хотели быстрых денег. Ничего не соображая в крестьянском деле и особо не вникая в него, они пытались с Красного проспекта учить уму-разуму тех, кто родился и вырос на этой земле. Как перчатки менялись хозяева и вывески сельхозпредприятия (каждый хотел начать с чистого листа).

Постепенно урезались засеваемые площади, усыхало общественное стадо, которое в конце концов прощально «мукнуло» и исчезло совсем. Не стало производства — народ остался без работы.

Между хозяевами, предъявлявшими свои права на то, что ещё осталось (техника, здания), начался делёж. Но бывших акционеров он не касался: им уже ничего не принадлежало. Время от времени споры перерастали в откровенные противостояния с привлечением блюстителей порядка. Происходило это на центральной усадьбе — Суминской ферме, жители которой были невольными свидетелями всех сцен.

Судебные тяжбы продолжаются до сих пор, хотя хозяйства «Суминское» как такового в списке сельхозпредприятий Каргатского района уже нет. Сейчас оно значится под вывеской «Первомайское».

Жители москвинской фермы — одного из подразделений бывшего «Знаменского», были избавлены от участи свидетелей склок и дрязг. Здесь тихо-мирно забрали всех коров да телят — и производство приказало долго жить.

Пашню перестали обрабатывать и она зарастала бурьяном. В первые годы забытья на некоторых брошенных участках уродилась одуренная земляника. Вёдрами таскали все кому не лень. Да только сладкая жизнь быстро закончилась. А на ферме — ни заработать, ни украсть. Одна палочка-выручалочка — домашнее хозяйство.

В это самое время начал появляться интерес к земельным паям. Лежавшие не один год без движения «розовые бумажки» — свидетельства о праве собственности на землю — стали востребованными. Кто-то кинулся их продавать за бесценок, кто-то свои законные га сдал в аренду. Москвинцы, как и большинство новоиспеченных собственников, толком не разбирались в том, что происходит. Из набивавшихся к ним в арендаторы они доверились Олегу Кармановичу. Дольщиков подкупало то, что он свой, каргатский, а не какая-нибудь залётная птица.

Олег, выросший в деревне (его родина — Ровенск), прекрасно знал, что булки растут не на берёзах и что жизнь на земле — не осенний сбор денежных купюр, а тяжёлый труд. Он жил в Каргате, а в уборку нанимался работать в Знаменское на собственном грузовике. Потом у него созрело решение самому заняться выращиванием зерна. По договору с сельским Советом арендовал в Москвинке двести гектаров земли. Уже тогда местные приметили, что этому парню ни упорства, ни трудолюбия не занимать. Олег и его напарник почти сутками, прерываясь на короткий сон, колотились на тракторах, распахивая брошенные поля. Спали в туристской палатке…

Было это три года назад. Сегодня в аренде у фермера Кармановича под тысячу гектаров пашни и в сезон — до пятнадцати человек в помощниках, причём не только местных, но и каргатских. С большинством из них у него хорошие, приятельские отношения. Из всех работников братья Приваловы у него на особом счету. На них можно положиться всегда. Не запьют, не загуляют: и тот, и другой несколько лет назад завязали с вредной привычкой. Но это ещё не показатель: и среди трезвенников есть работники, которые ни тпру, ни ну. Эти же — наоборот, почти всё на себе везут. Старший, Николай, и за водителя, и за бригадира, и за учётчика, к тому же толковый комбайнер с двадцатипятилетним стажем. Всю жизнь он — в Москвинке. Александр уезжал в Каргат, но давно уж вернулся. С первого дня работает у Кармановича. Пашет, сеет, хлеб убирает на комбайне, зимой возит сено частникам.

Олег Карманович понимает, что сковать людей с производством может в первую очередь достойная зарплата. И не скупится. У Николая Привалова ещё с советских времён была мечта купить хорошую машину. И только в прошлом году он смог её осуществить: в гараже стоит иномарка. Конечно, в неё вложена не только зарплата, но и выручка от продажи «рогатиков». Но их тоже без кормов не вырастишь. А у фермера, кроме зарплаты, можно и зерна, и сена заработать. Он и дольщиков не обижает. В прошлом году, например, за каждый из шестидесяти пяти паёв отдал по пять центнеров зерна и бесплатно вывез по стогу сена. Те, которым эта услуга не понадобилась, получили по тысяче рублей.

— Когда бы ни обратился к Олегу, — говорит пенсионерка Валентина Петренко, — всегда поможет. Хоть у кого спросите. Никогда не нагрубит. Такой уважительный человек. Выручает он нас не только кормами. Надо бензина, солярки на покос, на заготовку дров — продаст без всяких накруток, по своей цене. Что бы мы делали без него?! Не поедешь же из-за двадцати литров горючки в Каргат. Хотя пришлось бы ехать, не будь у нас Кармановича…

Нынешняя жатва у главы крестьянского (фермерского) хозяйства Олега Кармановича пятая.

— Для урожая вроде бы сделали всё как надо, — говорит он. — Вовремя отсеялись. Но май—июнь были холодными и пшеница сидела, не росла. Поэтому созревание задержалось.

— Как нынче хлебушек? — интересуюсь.

Олег заулыбался, но распространяться на эту тему посчитал преждевременным, придерживаясь, видимо, правила хлебороба: про урожай толкуй, когда хлеб на току.

— Кстати, куда зерно повезёте — ни складов, ни амбаров у вас нет? — зацепила больную тему.

— Куда-нибудь повезём. В прошлом году в Убинское отправляли, на частный элеватор. Там за хранение не брали. Нынче какую цену дадут за зерно — по такой и отдадим. Хранить смысла нет. Прошлой осенью тонна пшеницы стоила пять тысяч семьсот рублей, а весной цена упала на тысячу. Вот и вся выгода… Хорошо, хоть солярка нынче подешевела, а так бы и смысла не было заниматься зерном.

Про господдержку сельских товаропроизводителей слышал, но сам её не ощутил. Деньги на посевную, уборочную берёт в долг у знакомых коммерсантов под десять процентов в месяц. Говорит, что получить кредит в банке для него нереально — нужна залоговая база, а у него вся техника старая…

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Резонанс
Новости
Проект Большая Перемена
У семьи из рабочего поселка Линево Искитимского района необычное увлечение: мама с сыном создают макеты домов, маяков, паровозов и самолетов.
08.04.2021 Видео
Проспект Дзержинского у большинства жителей Новосибирска ассоциируется с авиапромом: это улица, над которой грохочут истребители, где изначально жили авиаконструкторы и заводчане,  и где, как ни здесь, мог возникнуть сквер Авиаторов. Однако, если пройти все шесть километров этого, как ни странно, старинного проспекта, окажется, что он весьма разнообразен. Рассказом о проспекте Дзержинского VN.ru начинает серию прогулок по новосибирским улицам.
Во все тяжкие пускаются жители Новосибирска, пытаясь заработать во время пандемии. Самые раскрепощенные освоили сервис по продаже пикантных фотографий в соцсети для взрослых OnlyFans. Популярность этого ресурса в Сибири невысока, но желающих сорвать куш предостаточно. Насколько в эру интернета велик спрос на такой контент? Мы задали этот вопрос вебкам-моделям.
Подписка на газету Советская Сибирь на 2021 год