Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Конца света не предвидится, или Кому выгодны разговоры о тяжелом положении «Новосибирскэнерго»?

11.05.2001
Нас, обывателей, запугать нетрудно. С Сибирью шутки плохи...Не станем торопиться с выводами. Не будем думать о том, что если к собственности тянется столько жадных рук, вряд ли это никудышная собственность. Просто попробуем разобраться, каково на сегодня действительное положение дел в энергосистеме и грозит ли городу катастрофа.

 Всколыхнувшие город события вокруг ОАО «Новосибирскэнерго» вызвали в СМИ массу самых разноречивых откликов. Есть среди них и такие, где положение новосибирской энергосистемы объявляется едва ли не катастрофическим, а все действия новоявленных претендентов с московской пропиской на пост генерального директора ОАО объясняются не иначе как человеколюбивым стремлением спасти наш город от неминуемого вымерзания и мрака уже грядущей зимой. Звучит как рефрен при этом, само собой, ставшее всероссийским пугалом Приморье.

Нас, обывателей, наглядевшихся этой зимой телерепортажей с видами обледеневших и заросших инеем подъездов, запугать нетрудно. С Сибирью шутки плохи. Может, москвичи и знают об этом теоретически, но мы-то, живущие там, где девять месяцев зима, понимаем, что стоит за простым словесным оборотом. Но если положение дел в нашей энергосистеме и впрямь так плохо, может, и правда, отринув гордыню, позвать человеколюбивых москвичей «на царствие»?

Не станем торопиться с выводами. Оставим в стороне и слова главы области о том, что в данном случае кучка акционеров стремится реализовать свой частный (читай коммерческий) интерес. Не будем думать о том, что если к собственности тянется столько жадных рук, вряд ли это никудышная собственность.

Просто попробуем разобраться, каково на сегодня действительное положение дел в энергосистеме и грозит ли городу катастрофа. Наш собеседник - директор ОАО «Новосибирскэнерго» по материально-техническому снабжению и топливообеспечению Владимир Дмитриевич Соловьянов.

- Владимир Дмитриевич, горожане хорошо помнят: еще недавно приближение отопительного сезона сопровождалось разговорами о том, что угля у нас катастрофически мало. Дальше плавно переходили к теме долгов перед энергетиками, прежде всего бюджетных долгов.

- Дело в том, что наша энергосистема одна из немногих, где среди потребителей велика доля предприятий и организаций бюджетной сферы. В других процент бюджетников составляет 8-9, даже меньше. У нас их - 37 процентов от общего числа потребителей. То есть каждый третий рубль за поставленные тепло и электроэнергию мы получаем из бюджета. И потому несвоевременность платежей бюджетников вызывает трудности по оплате топлива и материально-технических ресурсов, по расчетам с нашими подрядчиками.

- Большой долг у мэрии?

- С начала этого года он увеличился почти на 425 миллионов. На днях я встречался с мэром Владимиром Городецким, и он принял эту цифру. Достигнута договоренность, что к началу отопительного сезона городская власть с энергетиками рассчитается. Мэрия берет на себя обязательства полностью оплачивать газ для ТЭЦ-2, 3, 4 и также полностью - бурый уголь.

- В прошлом году вы начали заготавливать уголь еще до начала отопительного сезона. И действительно, зимой проблем с топливом, в отличие от многих других регионов, у нас не было. А вот акционеры ругали вас за то, что был взят кредит на эти цели. Тем не менее вы и сейчас уже завозите на склады уголь для будущего отопительного сезона.

- Благодаря тому, что не было проблем с углем, мы прошедшую зиму прожили более-менее безбедно и без эксцессов. Да, в этом году мы хотим сделать то же самое и к началу отопительного сезона загрузить на склады два с лишним миллиона тонн. Уже оформлено соглашение между «Новосибирскэнерго», городом, областью и нашим основным поставщиком - РАТМом.

Мы тем самым двух зайцев убиваем. Во-первых, как бы «забиваем» тариф, и топливо будет идти нам до октября по сегодняшним низким, «летним» ценам. Хотя ожидается, что к июню уже повысятся цены и на кузбасский уголь, и на канско-ачинский (бурый). Так что выгода для нас очевидная - в прошлом году мы на этой операции сэкономили порядка 260 миллионов рублей.

Есть и второй плюс. Зимой, когда резко возрастает потребность в топливе, его купить куда труднее. Сложнее доставить по железной дороге (зимой не хватает вагонов), сложнее разгрузить. А так процесс идет у нас равномерно, в течение года - это хорошо и для нас, и для угольщиков, и для железной дороги. Единственное, что нас сдерживает - это финансирование. Летом поступлений у нас объективно меньше. Поэтому сегодня неплатежи потребителей отрицательно на нас сказываются. Но ведем переговоры - я думаю, найдем решение.

- Слушаю вас и вспоминаю телесюжеты о войне, разгоревшейся в Красноярском крае между энергетиками и алюминиевым комбинатом. Дело даже не в том, кто там прав, кто виноват. Интересно, что способы выбивания долгов такие разные. Там - с ультиматумами, взаимными угрозами. А вас обвиняют в излишней мягкости, в том, что с вашей стороны есть стремление найти взаимоприемлемые решения в нормальном диалоге, без войн, без выкручивания рук.

- Ну а другого не может и быть. Обязательно надо искать выход: конфликты - плохой путь решения проблем. И с властями мы живем более-менее нормально. Нам говорят - жесткости нет. Но мы считаем: лучше плохой мир, чем постоянная война. Хотя есть регламентирующие документы, которые позволяют нам жесткие меры применять, в том числе и к бюджету. Мы ведь обязаны отпускать столько тепла и энергии, за сколько нам платят. Но мы тоже жители этого города. У нас тоже есть гражданский долг и понимание, что мы обязаны в любом случае жизнедеятельность города поддерживать. С областью проще - там и цифры гораздо меньшие. А вот городу денег не хватает явно, в бюджете заложены цифры без учета роста тарифов. А РАО ЕЭС настойчиво требует, чтобы мы заключили договоры об источнике финансирования, без этого тепло не давать, и мы уже предупредили мэрию.

- С местным бюджетом понятно. А как идут расчеты с остальными потребителями? Года два назад мне в «Новосибирскэнерго» показывали толстую стопку бумаг со списками предприятий-должников.

- Предприятия платят. И платят исправно. Сегодня должники не тысячами, не сотнями, а десятками измеряются. И то причины разные: кто-то просто обанкротился. Яркий пример - Куйбышевский химзавод. Но и он ищет пути, как рассчитаться. Находим общий язык.

Хуже обстоит дело со структурами, которые финансируются из федерального бюджета, они нам уже в этом году задолжали под 200 миллионов. Таких структур немало - учебные заведения или военные, например. Они финансируются процентов на 30, и лимит им дают такой же, а потребление в три раза больше. А отключить их мы не имеем права. Может, в связи с удачной конъюнктурой цен на нефть правительство и найдет возможность за эти долги рассчитаться, но ведь рассуждают как - сначала пенсии.

- А вы перетопчетесь?

- Да мы топтаться-то не можем. Мы должны произвести, но должны и получить. Все остальные вопросы, в том числе и вопросы материально-технического обеспечения, решены. Мы давно уже работаем по системе моделирования процесса закупок. Договоры у нас все заключены. Сегодня мы выбираем себе поставщика и смотрим, где меньше затрат и больше надежности.

- Вам приводят в пример другие энергосистемы, где потребители рассчитываются живыми деньгами. У вас что, иначе?

- Только деньги. Мы давно отказались от взаимозачетов.

- Кстати, когда Томилова упрекают, что он идет на уступки потребителям, от чего страдают акционеры и общество страдает, я вспоминаю вот о чем. Года два назад, в самый разгар неплатежей, бартерных сделок, когда предприятия были в глубоком застое, именно Томилов, пожалуй, одним из первых отказался их «жалеть». Он говорил: не ждите госзаказа, его все равно в прежних объемах не будет. Ищите новые заказы, новые ниши, новые рынки. Наверное, все журналисты помнят его пример с пресловутыми солнечными очками. Китайцы, говорил он в своих интервью, клепают их в подвальчиках и завалили Россию ширпотребом. А мы при своей науке, громадных производственных мощностях, высококлассных кадрах сидим и плачемся.

- Мы сейчас проводим очень большую работу по загрузке наших промпредприятий - даем им заказы на изготовление запчастей, агрегатов и т.д. Плодотворно работаем с «Элсибом», «Тяжстанкогидропрессом», «Кометой».

- Коль заговорили о материально-техническом обеспечении, не могу не спросить, есть ли проблемы с ремонтом оборудования? От этого тоже зависит, как мы пройдем зиму.

- Действительно, наше оборудование после определенного периода работы, хочешь-не хочешь, надо ремонтировать. График ремонта по всему оборудованию составлен, обсчитано, какие материально-технические ресурсы для этого нужны, какие финансы. Бюджет доходов и расходов у нас состыковывается, на это и рассчитываем. Тут я полностью согласен с господином Чубайсом: инвестиции нужно находить прежде всего внутри системы. Мы ниоткуда инвестиций не получали, то есть поддержание и развитие ведем за счет того, что заложено у нас в тарифе. Причем капстроительство в этом году заложено таким образом, что процентов 50 пойдет на новое строительство, а 50 - на техперевооружение и реконструкцию. Второе - наименее затратно с финансовой точки зрения, но дает гарантию того, что по крайней мере на ближайшие десять лет устойчивость энергосистемы и энергобезопасность области будут обеспечены.

- Откуда тогда сегодняшние разговоры про тяжелое состояние нашей энергосистемы? Может, мы проигрываем в сравнении с соседями? Хотя как житель города не могу пожаловаться: даже нынешней суровой зимой были и тепло, и свет.

- Ну, сравнивают обычно по результатам. Мерзли нынче в Кузбассе, были отключения, в том числе веерные, по Алтайскому краю, сложно было и в Омске - те же отключения. А у нас за зиму одна авария, которая где угодно могла произойти. Не было не только отключений, но даже ограничений.

Недавно была опубликована статья, где замминистра приводил анализ состояния независимых энергосистем (где РАО не имеет контрольного пакета). Таких у нас четыре: Татарская, Башкирская, Иркутская и Новосибирская. По многим параметрам мы там выглядим гораздо лучше не только соседей, но и по России. Если нас ставят на 24 место из 72, это же о чем-то говорит. Так что, когда в газетах пишут «крах, энергетический кризис», кому-то это, видимо, выгодно.

- Господин Хардиков привел вам недавно в пример томскую энергосистему.

- Я могу сказать, что представляет собой томская энергосистема. Это всего две электростанции. Третья построена на федеральные деньги. Другого большого развития у них нет. Система живет неплохо по одной причине: у нее потребители, которые действительно платят, - нефтяники, газовики. Нельзя нас сравнивать. У нас 22 обособленных подразделения: среди них пять ТЭЦ, тепловые сети, разветвленная система электросетей и т. д. У нас потребление каменного угля в год порядка 5-6 миллионов тонн и канско-ачинского - 2,5 млн. У них угля за зиму сжигают всего 374 тысячи тонн.

- Зато у них в сравнении с вами, по мнению г-на Хардикова, есть большой плюс: они беспощадно отключают должников, в том числе бюджетных.

- Беспощадно нельзя. Есть определенные правила. Есть категории потребителей, которых вообще нельзя отключать. Мы же тоже отключаем - к сожалению. Когда потребитель действительно недобросовестный. Но все должно быть законно: сначала предупреждение, потом введение ограничения до аварийной брони, потом полное отключение. Такой метод существует, он обязан быть. Хотя лучше искать компромисс.

А не можем мы отключить таких потребителей, как, например, жители ведомственного жилья. Они не виноваты: с них ведомство деньги собирает, а с нами нагло не рассчитывается. Тут единственный нормальный цивилизованный путь - суд. И таких дел у нас очень много. Работу ведем, не зря же Энергосбыт наш даже в РАО считается наиболее передовым, многие приезжают учиться у нас работе с потребителями.

- Говорят, вы привлеченным консультантам за разработку стратегии заплатили бешеные деньги? А будь вы под РАО, получили бы наработки бесплатно, в готовом виде.

- Свою разработку мы выдали в том числе и Чубайсу - нормальный был отклик, хотя и замечания были. Разумеется, мы не стоим на месте. Создали по предприятиям стратегические советы, которые решают, каким образом дальше жить. Мы понимаем, что нужны перемены, что сейчас должен каждый руководитель на каждом уровне, на каждом участке считать каждую копейку. Поэтому ввели системы бюджетирования, управления издержками производства, дебиторской и кредиторской задолженностью и т.д. Кстати, многое из того, что РАО предлагает в своих методических указаниях, у нас уже давно создано. Например, ввести должность директора по материально-техническому снабжению и топливному обеспечению. А мы уже пять лет тому назад создали топливную дирекцию. Или ввести такое подразделение, как казначейство - а у нас давно расчетный центр существует. И т.д.

Что касается консультантов - глупости. Особо никого мы не привлекали, это продукт нашей команды. Хотя работали и ученые - у нас же своя кафедра в НГТУ. Мы и кадры там готовим.

- У вас особая кадровая политика?

- Никакая не особая, а такая, какой должна быть. Готовим специалистов низшего и среднего звена. Произвели переподготовку директоров всех подразделений - они получили второе экономическое образование. У нас же управленцев никто раньше не готовил. Сейчас у нас есть специалисты с учеными степенями. Конечно, это затраты, но на обучение денег жалеть нельзя. Кстати, в НГТУ на базе нашего факультета будет вестись обучение специалистов РАО, о чем уже есть договоренность.

- Прочитав все это, любой нормальный человек задаст вопрос: кому нужны разговоры о крахе новосибирской энергосистемы? Да, есть проблемы (а у кого их нет?) Но если есть устойчивое сегодняшнее положение и ясные перспективы, ради чего, ломая систему через колено, надо срочно внедрять новую управленческую команду?

- РАО стремится установить жесткую вертикаль управления. Раз - и все в ногу. А это нельзя. Конечно, без централизации управления в энергетике не обойтись - это само собой, когда речь идет о каких-то системообразующих вещах (баланс, распределение и т. п.). Но зачем РАО назначать начальника цеха или директора электростанции? Зачем контролировать расходование каждой копейки? Для этого есть РЭК, которая смотрит тариф. Условия у всех разные, нельзя всех под одну гребенку стричь. А потом, надо же принимать решения на месте, и быстро - этим и определяется уровень руководителя. Работать по инструкции, конечно, можно, даже проще - не получилось что-то, извините, решение принимали другие.

- Тогда причина одна - неудобна РАО нынешняя команда? Но человек, возглавляющий энергосистему, должен как минимум понимать, что она собой представляет, в каких условиях работает. Записали же в учредительных документах одной из энергосистем, что претендент на пост генерального должен отработать там не менее 15 лет.

- Думаю, не важно, знает ли он, куда каждую гайку приворачивать или какой зазор в турбине между лопатками. Но знать местные условия, знать, как работает механизм и что откуда складывается, он должен не понаслышке. Сошлюсь на свой пример. Я проходил обучение в академии, в Германии. Так вот, стажер должен был прожить в этой стране год (третий этап обучения) - чтобы просто понять местные условия.

Томилов, который в энергосистеме с 1977 года, за свое кресло не держится. Но нельзя, чтобы это кресло занял чужой для системы человек, который на вопрос «Зачем?» отвечает: «Меня попросили, я и согласился». И нужно же считаться с мнением местных властей, хотя бы губернатора, который уже дал всему свою оценку: в настоящее время Томилову альтернативы нет.

- Какая сегодня обстановка в 13-тысячном коллективе?

- Случившееся, разумеется, не прошло незамеченным ни для кого - от руководителей предприятий до машинистов котлов или турбин. Обстановка нервозная, работать сложно. Сейчас акционеры пишут письмо в прокуратуру с просьбой разобраться и внести ясность: что за собрание было 25 апреля и т. д. Люди не хотят чувствовать себя пешками, не хотят, чтобы пришел случайный человек. Сейчас у нас работает команда, каждый понимает друг друга с полуслова, есть уже свои правила игры. Если это разбить... У нас же особое предприятие, со сложными процессами, сложной внутренней обстановкой, сложными отношениями с окружающим миром. Это не в парикмахерской хозяина сменить. Могут быть очень серьезные последствия.

- Конечно, Томилов не вечен. И преемника ему надо будет рано или поздно готовить. Но можно ли в один момент взять и отрубить все - как рубильник повернуть? Уж энергетики-то должны понимать, что это такое.

- Что такое выключить рубильник? Это значит - гаснет все.

Резонанс
Новости
Новые банкноты номиналом две тысячи рублей появятся в обиходе новосибирцев уже до конца этого года. Центробанк начал поставлять в регионы купюры, выпущенные еще в начале октября.
Роман Бобров стал новым главой Барабинска Новосибирской области. За кандидатуру бывшего заместителя главы города 15 декабря проголосовали больше половины присутствующих депутатов на сессии городского совета.
15.12.2017 ТРАНСПОРТ
В начале недели в Бердске появился первый автобус, оборудованный для перевозки людей с ограниченными возможностями здоровья. Он снабжен специальным подъемником для инвалидов-колясочников.
Калорийность рациона новосибирцев стала рекордно высокой с 2003 года. Она достигла 2675 ккал по итогам прошлого года, подсчитал Росстат. Молодежь не может устоять перед колбасой и шоколадом, а старшее поколение балует себя бужениной и ягодами.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников подписал распоряжение об освобождении Юрия Прощалыкина от временно замещаемой должности заместителя губернатора по собственному желанию. Распоряжение подписано 15 декабря.
В больнице под Новосибирском мужчины распивали спиртное, внезапно между ними возник конфликт: один избил второго деревянным подлокотником от дивана по голове.