Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

История про 28 процентов, или Что волнует акционеров ОАО «Институт прикладной физики»

29.05.2001
...Может быть, инвесторы привлекли в ИПФ новые заказы и рынки сбыта? Так нет. Вся прибыль ИПФ образовалась исключительно за счет выполнения оборонного заказа. Более того, сразу после «внесения» инвестиций инвестор поставил на совете директоров вопрос о передаче его фирме исключительного права на продажу детектора взрывчатого вещества, долгие годы разрабатываемого ИПФ. Но это и понятно: прибыль должна оседать у инвестора, зачем ее делить с ИПФ...

 Снова разгораются страсти в Институте прикладной физики. Наконец-то, после долгого многолетнего перерыва, акционеры получили возможность проголосовать на общем годовом собрании в соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах». История эта длинная и вовсе не простая.

В апреле 1995 года акционеры провели собрание, на котором избрали нового молодого генерального директора института, а вместе с ним и новый совет директоров, в состав которого вошли два молодых перспективных инвестора - коммерсант и банковский специалист. У новой команды была инвестиционная программа и желание стать полновластными хозяевами. И все бы замечательно. Одно не дает покоя: стратегические инвесторы не имели контрольного пакета акций института. 28% акций института находились в руках у государства, 20% - у молодого генерального директора института, 25% были привилегированные и в голосовании при условии начисления дивидендов не участвовали, остальные - у более чем 1500 членов трудового коллектива. Решили начать с 28% государственных.

Распоряжением комитета по управлению государственным имуществом администрации НСО N 758-р от 12 октября 1995 года была проведена продажа 18% акций на коммерческом конкурсе с выполнением инвестиционной программы в размере 2800 млн рублей. В конкурсе приняли участие две фирмы, причем коммерсант выступал, с одной стороны, как директор одной фирмы и учредитель другой. Победитель конкурса, в соответствии с письмом ГК РФ по управлению государственным имуществом от 14.11.95 года за N АК-2/9351, в месячный срок со дня заключения договора купли-продажи по итогам конкурса обязан был внести денежными средствами не менее 20 процентов от общего объема инвестиций. Указанное требование закона выполнено не было, так как, согласно балансу, на 1.01.1997 года основная часть (89,2%) инвестиции была внесена только в 1996 году товарными векселями третьих лиц. А поскольку акции, которые реализуются на коммерческом конкурсе, переходят к победителю такого конкурса после выполнения им требований законодательства, то эти 18% акций не могли на законном основании перейти в собственность данного инвестора.

Интересен и механизм внесения инвестиций «инвестором». Так, в договоре N 1202с от 12 февраля 1996 г., т.е. через 10 дней после составления договора купли-продажи акций между фирмой-победителем и Фондом имущества НСО, фирма-победитель инвестиционного конкурса фактически документально закрепила факт совместного приобретения акций АО «ИПФ» с другой фирмой, не участвовавшей в конкурсе, но имевшей одним из соучредителей сына коммерсанта - директора фирмы-победителя и его же - учредителя фирмы, проигравшей конкурс: фирма-победитель обязалась внести инвестиций на 1 млрд руб., а другая фирма - на 1.8 млрд руб. с соответствующим выкупом пропорционального пакета акций. Другими словами, произошел сговор трех фирм, которые совместно участвовали в конкурсе, что противоречит действовавшему на тот момент законодательству РФ.

С другой стороны, посмотрим, как по документам «вносились» инвестиции. Согласно справке АО «ИПФ» «О размере инвестиционных средств, внесенных в соответствии с распоряжением КУГИ N 758-р от 12.10.95 г. и направлении их использования», представленной в Фонд имущества НСО, 1.8 млрд руб. были направлены на погашение задолженности АО «ИПФ» перед предприятиями, а 1 млрд руб. - на «усовершенствование технологии производства приборов... и производство мелкосерийных партий приборов». Чем же были внесены эти «инвестиции»? Согласно акту N 1 приема-передачи от 27 февраля 1996 г. фирма - сообщница инвестора внесла векселей по номиналу «Сибирьэнерго» на 2 млрд руб., а согласно акту N 1 приема-передачи от 14 февраля 1996 г. фирма-победитель внесла инвестиции на 650 млн руб. ... векселями АО «ИПФ».

Вопрос N 1: как можно «усовершенствовать технологию производства приборов... и производить их» ну уж очень мелкой серией за счет воздуха - фактического списания задолженности АО «ИПФ» перед инвестором на 650 млн руб.?

Вопрос N 2: если, согласно распоряжению КУГИ НСО 758-р, погашение задолженности АО «ИПФ» могло быть только в сумме не более 1,8 млрд руб., то как контролирующий орган в лице Фонда имущества НСО мог согласовать «внесение инвестиций» в сумме 650 млн руб. векселями самого АО «ИПФ», т.е. фактически согласовать изменение условий инвестиционного конкурса?

Чем же занимались инвесторы? Вернемся к документальным фактам. План приватизации ИПФ был утвержден распоряжением комитета по управлению государственным имуществом администрации НСО N 758-р от 12 октября 1995 года. В нем установлены только два направления использования инвестиций. Правда, сумма инвестиций в этом документе прописью и цифрами отличается на несколько порядков...

Ну это семечки, ну перепутали деноминированные рубли с неденоминированными в 1995 или в 1998 году. С кем не бывает? В изменениях к плану приватизации указано, что «направления, порядок использования и этапы освоения инвестиций - в соответствии с... распоряжением

N 758-р от 12.10.95 г.» Однако в приложении к нему, подписанному тем самым молодым директором ИПФ, этапы освоения инвестиций как-то вдруг стали отличаться от утвержденной инвестиционной программы. Но и это не главное. Вдруг в комитет по управлению государственным имуществом, спустя почти четыре года после утверждения инвестиционной программы, приходит письмо от все того же молодого директора с просьбой... утвердить инвестиционную программу использования инвестиционных средств (вх. КУГИ НСО 1262 от 13.4.98 г.). Чудеса в решете, да и только. Что ее утверждать (программу-то) в 1998 году, если она уже была утверждена в 1995 году? Может, он не знал о документе 1995 года? Смотрим на «утвержденную» программу инвестиций 1995 года и вдруг... обнаруживаем новую форму юридического лица: программа была подписана генеральным директором АООТ «ИПФ», а печать стоит ОАО «ИПФ» - и это в 1995 году!!! Ау, инвесторы, куда же вы средства-то расходовали? С другой стороны, если программы не было, то как вообще и на каком основании инвестор получил в собственность те самые 18% акций? Кстати, аудитор ИПФ (на тот момент фирма «Аудвест»), обнаруживший, мягко говоря, несоответствие расходования средств инвестиций с инвестиционной программой, был быстро заменен на другую, более высокооплачиваемую аудиторскую фирму. Видимо, тут без разъяснений компетентных органов не обойтись.

В соответствии с планом приватизации от 12 октября 1995 г., на аукционе, проводимом фондом имущества НСО, 23 апреля 1998 г. были проданы остальные 10% акций ОАО «ИПФ».

Однако продажа акций акционерных обществ, созданных в порядке преобразования государственных предприятий, должна была осуществляться в соответствии с Основными положениями государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 г., утвержденными Указом Президента РФ от 22 июля 1994 г. N 1535. В п.3.4 Основных положений..., а также в п.5.3 Методических рекомендаций по применению Основных положений... указано, что акции акционерных обществ, созданных в порядке преобразования государственных предприятий, должны быть проданы в течение года с момента утверждения плана приватизации.

Так как план приватизации АООТ «ИПФ» был утвержден 12.10.95 г., в соответствии с вышеуказанным документом акции должны были быть проданы не позднее 12 октября 1996 года. Однако продажа 10% акций на аукционе состоялась только 23 апреля 1998 г. Таким образом, были грубо нарушены срок продажи акций и действующее законодательство РФ, а 28% акций таким «оригинальным» способом нашли своих хозяев.

Дальше очередь была за новым молодым генеральным директором, а точнее, за его акциями. Стоило ему лишь начать реализовывать свою программу, отличную от программы инвесторов... Как только он попытался воспрепятствовать фактическому захвату одного уникального изделия, разрабатываемого долгие годы сотрудниками ИПФ, прекратить скрытое отчуждение недвижимости ИПФ, как он тут же остался без 20% акций, которые просто были переведены (причем без его ведома) на главного бухгалтера фирмы - победителя инвестиционного конкурса и подругу одного из инвесторов по прежней работе в другом институте. Да и сам директор стал «ненужным». Кстати, после этого наглядного случая многие члены изрядно, почти в пять раз, поредевшего трудового коллектива надолго перестали роптать - в наше время проблемы с трудоустройством... Уже сейчас среди сотрудников ИПФ бродят слухи о скорой смене действующего ныне директора на нового, покладистого заказного питерского...

После этого в процессе «сбора» акций осталась «мелочь», именуемая раньше гордо «трудовой коллектив ордена Трудового Красного Знамени Института прикладной физики». Вопрос инвесторами решен был просто. Несколько внеочередных собраний в узком кругу (инвесторы, их друзья, имеющие возможность собрать кворум, - все время 53%, или около 236000 акций) - и приняты следующие судьбоносные решения:

1. Акционеры извещаются о проведении собрания в газете «Молодость Сибири», которую, надо полагать, читает далеко не каждый акционер ИПФ.

2. Бюллетени, которые в соответствии с федеральным законом должны были рассылаться перед собранием каждому акционеру, хранятся в институте, чтобы никто не потерял или случайно не узнал о собрании.

3. Проводится внеочередное собрание, на котором принимается решение по настоянию инвесторов увеличить количество голосующих акций более чем в пять раз и отдать их за долги фирмам инвесторов. Зачем же деньги тратить? Количество акций у каждого члена трудового коллектива уменьшается в пять раз.

4. Совет директоров ИПФ (читай - инвесторы) принимает решение - в интересах акционеров дивиденды (около 200 рублей на одну акцию) не выплачивать, несмотря на полученную, наконец, от выполнения государственного заказа прибыль. В то же время нынешние сотрудники ИПФ (около 300 человек) получили значительные разовые премии, а дирекция и некогда защитник того самого трудового коллектива и по совместительству председатель профсоюза, отправился чуть ли не на Канары. Да и наши герои-инвесторы и члены ну очень исполнительной дирекции ИПФ пересели на новые личные автомобили. Кесарю, как говорят, кесарево.

5. В соответствии с федеральным законом об АО общество обязано, в частности, ежегодно публиковать в средствах массовой информации, доступных для всех акционеров данного общества, годовой баланс, годовой отчет общества, списки аффилированных лиц. Совет директоров все эти годы не публикует данные, дабы не утруждать акционеров лишней информацией об их собственности - пусть лучше кроссворды разгадывают. А ведь только за это, согласно ст. 12 Закона РФ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» N 46-ФЗ от 5 марта 1999 г., на юридическое лицо, т. е. ИПФ, может быть наложен штраф в размере до 10000 минимальных размеров оплаты труда (читай - до миллиона рублей!!!) - это же из вашей прибыли, акционеры. Ай да совет директоров, приносящий убытки обществу...

Еще один «интересный» момент деятельности инвесторов прозвучал недавно в средствах массовой информации. Речь идет о закрытии налогов через проблемные банки. И тут отличился ИПФ. Спросите - при чем тут инвестор? Тогда обратитесь, например, к протоколу N 10/98 заседания совета директоров ИПФ от 15 июля 1998 г. Там, в частности, приведены слова главного бухгалтера ИПФ о том, что ИПФ «внедрял те векселя, которые инвестор покупал и предлагал в качестве расчета». Сотрудничество же с инвестором, по его же словам, только в 1997 году принесло ИПФ 500.000 рублей убытка... Вот такой инвестор. А кто же обучал ИПФ премудростям работы с векселями - ответ в протоколе N 3/95 заседания совета директоров

АООТ «ИПФ».

Может быть, инвесторы привлекли в ИПФ новые заказы и рынки сбыта? Так нет. Вся прибыль ИПФ образовалась исключительно за счет выполнения оборонного заказа. Более того, сразу после «внесения» инвестиций инвестор поставил на совете директоров вопрос о передаче его фирме исключительного права на продажу детектора взрывчатого вещества, долгие годы разрабатываемого ИПФ. Но это и понятно: прибыль должна оседать у инвестора, зачем ее делить с ИПФ... А одно из самых последних достижений - это снятие с ИПФ статуса головного предприятия по двум основным оборонным темам. Вот это уже потеря реальных денег и перспективных заказов. Вообще принято считать, что инвестор приносит новые заказы, заинтересован в развитии предприятия, куда он деньги вложил, а тут все наоборот. Тематику по одному прибору себе забрал, другую вообще у ИПФ отобрали... Просто какой-то новый тип получается - «антиинвестор».

Приходит в голову простое и очевидное решение восстановления законности в этом не самом простом вопросе. Почему бы те 28% акций, которые были переданы в собственность инвестора с нарушением закона, не вернуть обратно в ведение государства, да там и оставить? Государство призвано защищать интересы акционеров, так пусть и будет одним из них... Легко прикинуть, что полученная в виде дивидендов прибыль для области только за один год могла составить 24 млн рублей, на которые можно выплачивать пенсию примерно двум тысячам пенсионеров в течение года...

Резонанс
Новости
Рейтинг районов Новосибирска, основанный на отзывах местных жителей, составил Domofond.ru. Лидером сразу по шести критериям стал Советский район, а в аутсайдеры попали Дзержинский и Ленинский районы. Их обитатели пожаловались на грязь и отсутствие развлекательных учреждений.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников занял 17-е место в рейтинге глав регионов, составленном компанией «Медиалогия». Это один из лучших показателей для глав регионов, представляющих Сибирский федеральный округ.
Католическую школу в Кировском районе Новосибирска топят канализационные воды. Из-за зловония в школе отменили занятия, а учителя вынуждены направлять задания школьникам на дом.
Исправить форму носа, груди и стать моложе - с такими просьбами чаще всего обращаются к пластическим хирургам в Новосибирске. Медики внедряют новые технологии и все чаще делают маммопластику, используя жировую ткань пациента.  
Биткоин-лихорадка дошла и до Новосибирской области. Жители мегаполиса меняют реальную работу на интернет-доход, онлайн-деньги растут в цене. Что такое майнинг, блокчейн и криптовалюта, и есть ли сходство с финансовой пирамидой, узнали корреспонденты ОТС.
Мантия как у Менделеева на известной картине теперь есть и у химика из Новосибирского Академгородка. Елена Болдырева получила звание почетного доктора Эдинбургского университета в Великобритании. О церемонии как в кино, своих студентах и жизни, посвященной науке, знаменитый ученый рассказала корреспонденту ОТС.