Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

И тогда все вышли на площадь...

19.06.2001
...Будущее прорастает, вытесняя прошлое. Супермаркетовое изобилие, не умещаясь в переходах, «выдавливается» наружу, как фантастический клон. Мелкими коммерсантами, старушками, нищими и уличными музыкантами «оккупируются» ступеньки - не пройти... Прошлое замерло - недостроем ли дворца культуры «Сибсельмаша», или мало-помалу разрушающимся остовом помпезной гостиницы-небоскреба...

Золотая лихорадка

 Год 1989-й. Дальний родственник из Литвы нагрянул как снег на голову. С огромными баулами, полными польского тряпья. Моих соседей и знакомых как-то не очень заинтересовали кофточки, лифчики и штаны-«варенки». Поэтому пришлось мне, проявляя сибирское гостеприимство, помогать гостю сбыть все, что он прикупил на зарплату простого электрика в соседней Польше и приволок в далекую Сибирь. Товар мы с грехом пополам сбыли. Но когда, присоседившись к уже толкущимся на совершенно еще тогда не обустроенном стройплощадочном «пятаке» на площади Карла Маркса, мы торговали тряпьем, верткий паренек умудрился слямзить джинсы. И все же в итоге поясная мошна гостя весьма заметно разбухла от дензнаков; возвратясь с барахолки, он постоянно раскладывал их на полу кучками и пересчитывал.

Следующим этапом коммерческого предприятия должна была стать закупка на эти самые деньги золота: в Польше тогда очень хорошо «шли» наши ювелирные изделия и позолоченные часы. Беда была лишь в том, что золото в ювелирных магазинах Новосибирска в связи с сущей «золотой лихорадкой» продавалось лишь по паспортам и по одному изделию в руки. Прихватив свой паспорт и паспорт жены, направился с гражданином иностранного государства Литвы в «Кристалл». Чуть свет поднявшись. У ювелирного магазина в столь ранний час уже толпилась очередь, на ладошках записывали номера. Золотишка мы, надо сказать, прикупили. Не за один, разумеется, заход... Потом часиков позолоченных в магазине «Часы».

Уже был взят билет на самолет в обратную сторону, и не сегодня-завтра родственник должен был покинуть нас, но тут, явившись с «дальней барахолки», он повел речи, весьма меня встревожившие. Мол, встретил он человека, ворочающего крупным оптом, и уже почти что договорился купить у него вагон чего-то. Дело лишь за нашим согласием в том смысле, чтобы «затарить» квартиру товаром. Однако, как только в воображении нарисовалась картинка превращения не шибко-то просторного семейного гнезда в оптовый склад, так родственные чувства начали помаленьку иссякать... Так вот у нас и «не срослось»...

Сквозь магический «Кристалл»

 И вот десять с лишним лет спустя вхожу в «Кристалл». Прежнего ажиотажа как не бывало. Никакой очереди. Тетя спокойно выбирает золотое колечко с простеньким камушком. Охрана в бронежилетах скучает. Самое дешевое, выглядящее вполне золотым кольцо можно купить всего-навсего за тысячу. Хорошие башмаки в фирменном магазине стоят в три раза дороже. Символ начала буржуазного бума - золотая цепь-«веревка» - стоит 18 с лишним тысяч. Совсем смешная цена у миниатюрных панно, изображающих лес осенний, левитановский, где вместо листвы - мелкая янтарная крошка. Ежели в аптеке по соседству отказаться от какого-нибудь импортного препарата, вполне можно украсить свое жилье красивой вещью из «ювелирного», любоваться ею и не болеть. Золотые, серебряные цепочки, серьги и кольца с полудрагоценными камнями, право же, дешевле обойдутся, чем пролечить какое-нибудь сотрясение мозга, ежели кто покусится на те же сокровища в темном подъезде.

 Возле «Кристалла» теперь не увидишь цыган - скупщиков золота. Они почему-то предпочитают привокзальный «ювелирный». Зато не имеющие отношения к «кибиткам кочевым» ловцы золотых изделий постоянно маячат у входа в метро, чей «зев» выстреливает порциями человеческого потока в сторону «Кристалла». Так что ежели кто надумал сдать колечко, чтоб свести концы с концами до зарплаты, то до магазина вряд ли дотянет. Тут его и охмурят. Ну а «форточникам» и «балконникам», свирепствующим по городским квартирам, как только народ оттекает на дачи, - и вовсе не резон переться в солидное учреждение, находящееся под приглядом милиции.

Нечто граненое, сверкающее выкристаллизовалось недавно на том месте, где была «времянка», обросшая со всех сторон торговыми палатками и бабушками с сезонным товаром и жареными семечками. Строение, надо сказать, весьма преобразило этот угол необъятной площади. Торговля идет весьма бойко. Торговый модуль-пассаж буквально битком забит товарами и улыбчивыми продавщицами. От кур, колбас, пельменей на первом этаже до ювелирных и меховых изделий - на втором. Как сказал зам. директора ООО «Гранит» Сергей Поваренкин, торговые площади здесь арендуют около ста частных предпринимателей и фирм. Есть планы благоустройства окрестного пространства... Строится вторая очередь. Часть задумок по облагораживанию внешнего вида уже воплощена в жизнь - тому свидетельство асфальтовый «остров», образовавшийся вокруг новостроя. Единственное, что досадно, так это что кой-где асфальт и плитка дали осадку. Но ведь это только первый слой! Весьма тонкий и хрупкий...

Товаровед летнего кафе Ольга Пелехова искренне желает, чтобы люди чинно, без эксцессов пили пиво в кафе под зонтиками, которое расположилось под тентом с надписью «Очаков» - рядом. В самом деле, почему не радоваться жизни и тому, что вместо крышки погреба за гаражами теперь можно сидеть, развалясь на малиновом пластмассовом стуле? Сижу, всем своим существом осознавая великость того завоевания, что не нужно кружить по городу от ларька к ларьку с банкой или канистрой, натыкаясь на вывески «Пива нет».

Вид с этого стула открывается вполне европеоидный. Когда мимо катит трамвайчик, он, словно занавеска-задергушка, скрывает от глаз оттесненных по ту сторону рельсов предпринимателей-«дикарей». Всех этих старушек с пучками лука, укропа и купленными оптом на Хилокском рынке толстокорыми огурцами. Прогромыхал трамвай - и снова живописная картина предстает взору. На бордюрчике между «ювелирным» и аптекой отдыхают двое до янтарной коричневизны загорелых юродивых базара - бомжей. А вот две бабки чуть не повздорили из-за порожней пивной бутылки-«чебурашки». Конкуренция, однако...

Граненый кристалл нового торгового павильона на асфальтовом кольце площади. Мощная длань с перстнем на пальце. Напор. Упование на удачу. Не в сундуки золото с мехами прячем, а пускаем капитал в оборот. Ну а необоротистые - пусть отступают на пустырек, на обрастающий лопухами, заселяемый лохами островок трамвайного кольца, где пенсионерки шеренгой выстроили свои шаткие прилавки из коробчонок, где сидит тетя с мышами в клетке и котятами в ящике...

- Ой, гоняли, гоняли, милай! - жалуется старушка с укропом, снижающая цену на этот продукт своим героическим трудом на «фазенде». - Так ить и на дачу залезли, вынесли все - кастрюлю, сковородку, вилки, ложки. Люминь искали...

А из гумова окна барахолка всем видна

Площадь у «Башни». 1975 г

 Помню, помню, как с моим очелночившим родственником урвали в ГУМе по совсем смешной цене какие-то крутые слесарные инструменты. Они тоже в ту пору хорошо «шли» в Польше. Вот, стало быть, произведенное у нас, в России, пользовалось же спросом и «за бугром»... Не одни только чудо-истребители СУ. А поэтому вполне патриотично сказанное директором ГУМа «Россия» Еленой Анисимовой о том, что, дескать, работаем с «Вестфаликой» и «Северянкой», согрело душу надеждой. Ведь сегодняшний челночный фольклор безнадежно свидетельствует о том, что все наваленное на прилавки вещевого рынка - каких бы там этикеток было ни поналеплено, - производится в Китае. И, стало быть, Польша с романтиком из электриков, на мгновение законтачившим с нею, отпала. Отсохла. Китай давит умопомрачительной активностью и изобилием рабочих рук. Туда - «поношенные» рельсы. Сюда - кроссовки. Туда - лес. Сюда - пиротехнику. Мальчонкам пальцы отрывать. Это не какой-нибудь буддийский заговор. Это просто пропорция соотношения народонаселений. Невидимое состязание в «больше-меньше».

Барахолка, где можно купить шикарный «разовый» зонтик за 70 рублей, - это, наверное, и есть апофеоз... Купил, полюбовался этим «муляжом» роскоши, пооткрывал этак с десяток раз - и выбросил. Не жалко...

Сейчас на этом месте современный торговый комплекс
Сколько бы раз у ботинок, туфель, босоножек, купленных здесь, не отваливались пряжки, не лопались подошвы и не разлазились швы и ранты - все равно покупатель, как маньяк, ныряет в гущу прилавков. Потому что товар с претензией на «фирму», но в три, в четыре раза дешевле, можно купить только здесь. Но что-то не вижу я соседа-знакомого, коммерсанта из сантехников, в его ячейке. Он последнее время легкие лечил. Подпростыл, торгуя. Как раз у него-то квартира превратилась в склад. У другого гараж пригодился на те же цели. Взломали гаражик темной ночью. Выпотрошили товар купца-коробейника... Не видать и женщины, что года два назад вспоминала родной цех гальваники как рай - там путевки на курорт давали. И за вредность платили... Здесь - ни того, ни другого. «Шапочные» ряды в это время года пустуют. Теперь они для меня - напоминание о погибшем недавно друге детства, который выжил в эпоху экономической депрессии и безработицы благодаря тому, что взял иглу в руки и стал шить шапки. Убили его в Красноярске, куда поехал с партией товара.

Через эти «соты»-прилавки многие судьбы перемололо-перекорежило. Однажды в облпрокуратуре следователь показал список людей, лишившихся квартир, которые барахольные горе-предприниматели сдавали под залог. Брали товар «под реализацию» - и, прогорая, оказывались на улице... Ну какой черт дернул вот этого мужика отдать деньги наперсточнику, расстелившему скатерть-лохотронку на тротуаре возле остановки. А ведь отдал!

- Ты верни мне деньги! - говорит мужик.

- Проигравшим я деньги не возвращаю, - объясняет шулер.

- Так ты ж мухлюешь!

- Ладно, иди, дядя, отсюда! - хмуреет подручный наперсточника, который только что изображал «для затравки» выигравшего.

Нет, нынче уже не скажешь того, чтобы товар нельзя было обменять на нашей «ближней барахолке». Отдавал для вшивания замка кожаную куртку - вернули мою драгоценность, не позарились - и замок оказался очень прочным, и пришили накрепко. Башмаки покупал. Тоже нет ощущения, что кто-то объегорил... Сносил, правда, быстро. Но на мне почему-то любая обувь «горит»... А ведь, бывало, купив что-то на «балке», придя домой, обнаруживал в одном случае отсутствие швов, в другом несоответствие размеров одного ботинка другому...

Крутые и зодчий

 Будущее прорастает. Сквозь настоящее. Долгострои - это такое медленное, практически незаметное прорастание. Готические соборы строились веками. Как пирамиды. Не потому, что не было кирпича, раствора или с финансированием облом, а потому что тщательно, на века. И с верою. Вот что главное. В спасение ли. В вечную ли загробную жизнь...

Наше бросающееся в глаза настоящее проросло к нам из прошлого десятилетней давности. Барахолками. Претенциозными вывесками на английском. Разительными контрастами. В фирменном кафе рядом с «Башней», где когда-то была обыкновенная пельменная, поминали «авторитета». Джипов понаехало. Зеваки глазели на то, как грозные дяди (что называется, «крутые») входили и выходили в евроремонтные двери под иностранной вывеской с мобильниками, куда-то и кому-то звонили. Вот так вот разом такого количества шикарных пиджаков и умопомрачительных штиблет нечасто увидишь. Только на поминках... Потом все это рассосется, мелькая там и тут, грозя придавить безлошадного на перекрестке. Видимо, именно для чада такого родителя выставлена в ГУМе игрушка-автомобиль, джип в миниатюре ценой в 23500 рублей.

Будущее прорастает, вытесняя прошлое. Супермаркетовое изобилие, не умещаясь в переходах, «выдавливается» наружу, как фантастический клон. Мелкими коммерсантами, старушками, нищими и уличными музыкантами «оккупируются» ступеньки - не пройти... Прошлое замерло - недостроем ли дворца культуры «Сибсельмаша», или мало-помалу разрушающимся остовом помпезной гостиницы-небоскреба. В каком-нибудь кафе «Снэк» на другой стороне площади можно посидеть вполне по-прибалтийски. Уют. Обходительность. Копии полотен импрессионистов на стенах...

Прорастают не только веселенькие грибочки-мухоморчики, кафе под зонтиком, не только особняки по окраинам города, но и храмы... Если, свернув за тот самый угол, где когда-то был знаменитый винно-водочный магазин по прозвищу «горбатый», спуститься вниз по улице Сибиряков-Гвардейцев, то за бетонным забором можно поговорить с зодчим Олегом, который кроит из пахучих сосновых досок «маковку» для строящейся здесь часовни. В кровельщики переквалифицировался потому, что потерял прежнюю работу.

- Навыки и секреты зодчих утеряны. Приходится все изобретать заново. Самому доходить, - говорит Олег.

Ну что ж, придется...

Резонанс
Новости
Жителям Ленинского района Новосибирска стали массово поступать странные опросные листы о деятельности управляющих компаний. Среди вопросов есть и очень странные - от количества собственников квартиры до готовности стать инициатором смены УК.
«Это какой-то трехнедельный ад», «Полный беспредел» и «Доколе?» - новосибирцы разгневаны долгим отсутствием горячей воды. Почему муниципальный портал неверно отображает информацию об отключениях горячей воды и когда жители правого берега наконец-то уберут тазики?
Дождливой ночью 9 мая во двор геймера забрел мужчина в медицинской маске. Игрок от испуга выстрелил в незнакомца, после чего снова погрузился в игру, сообщает прокуратура Кировского района Новосибирска.
Соседи одной из самых старых улиц Сузунского района Новосибирской области устроили себе праздник. Они так долго живут вместе, что посторонние люди отмечают даже внешнее сходство. Все как в семье – тайн не бывает, все достижения на виду.
Жители стран третьего мира пытаются остаться в России после Чемпионата мира по футболу 2018 или перебраться дальше в Европу. Футбольные беженцы ищут возможность спастись от бедности и безработицы в своих странах, используя Fan ID – паспорт болельщика. Грозит ли нам волна «постчемпионатной» миграции?
«Я невиновен, это произвол и беспредел», — заявил 35-летний хоккеист из Куйбышева Новосибирской области Роман Л., которого обвиняют в расстреле наряда полиции. Это случилось в марте 2013 года после переименования милиции в полицию. Младший сержант Виктор Кабак стал первым в России погибшим полицейским после реформы МВД.  
Яндекс.Метрика
x^