Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

О чем молчали горячие эстонские парни

27.07.2001
В Эстонии на государственном и муниципальном уровнях (Таллин, Тарту) в обязательном порядке публикуются в Интернете все проекты нормативных актов, так там еще предусмотрена возможность для любого гражданина, так же через Интернет, дать свою поправку к каждому документу и (что почти невероятно!) проследить ее судьбу до полного принятия или отклонения.

А как у них?

 А у них по-разному. На днях я принимал участие в международной конференции «Антикоррупционные стратегии для стран с переходной экономикой: общие проблемы, общие решения», которая проходила в Киеве 18-21 июля (организаторы: Трансперенси Интернешнл-Россия, Трансперенси Интернешнл-Украина и Украинская коалиция «Свобода выбора»). И убедился: проблемы с доступом граждан к правительственной (муниципальной) информации на всем постсоветском пространстве (где переход от якобы социализма к якобы демократическому обществу происходит в совершенно идентичном идеологическом тумане), по сути, одни и те же, с небольшими нюансами. Общественные организации с равным энтузиазмом атакуют правительственные и парламентские структуры, пытаясь склонить их к большей открытости, а те прикрываются существующими законами, практически игнорируя саму возможность их изменения.

Так, в Армении результатом проекта «Во имя более открытого правительства» стали незатейливые выводы о том, что «в том случае, когда информация может послужить критике какой-либо государственной структуры, есть вероятность ее искажения или сокрытия, что вынуждает к перепроверке предоставленной информации, а также поиску альтернативных источников».

В Молдове аналогичный проект на муниципальном уровне развивался два года. Общественная организация даже поставила в муниципалитет свой компьютер, полученный на международный грант. Им в муниципалитете охотно пользовались (как пишущей машинкой), а затем, по окончании гранта, вежливо вернули, старательно очистив его память от всей «служебной информации».

И только «горячие эстонские парни» не участвовали в дискуссии на тему открытости власти, заслужив в свой адрес достаточное количество ироничных реплик по поводу собственной «закрытости». Во время одного из перерывов я разговорился с Райво Бахманном, членом аудиторской службы Тартуского муниципалитета. И вот что узнал.

Мало того, что в Эстонии на государственном и муниципальном уровнях (Таллин, Тарту) в обязательном порядке публикуются в Интернете все проекты нормативных актов, так там еще предусмотрена возможность для любого гражданина, так же через Интернет, дать свою поправку к каждому документу и (что почти невероятно!) проследить ее судьбу до полного принятия или отклонения. Но на этом мои удивления не закончились. Любой гражданин Эстонии имеет не только право, но и возможность выставить на том же официальном сайте свой собственный законопроект и точно таким же образом проследить, как с ним будут работать депутаты и чиновники. В дополнение к этому существует соответствующее агентство, контролирующее действия органов власти на предмет своевременности и полноты предоставляемой информации.

«Я с большим любопытством слушал ваш рассказ о проекте «Прозрачный город», - сказал мне Райво. - Но я не понимаю, почему ваши депутаты и чиновники сами не пришли к выводу, что в их собственных интересах расширять объем общественного участия и собственной открытости. Мы живем в таком режиме с 1992 года и видим, что опасаться здесь абсолютно нечего. Общественное участие только укрепляет власть. Если, конечно, она хочет считаться демократической».

И я понял, что в рамках нашего проекта «Прозрачный город» мы пытаемся выдумать очень хороший, удобный, но уже давно и успешно сконструированный и используемый велосипед. И мы договорились с Райво Бахманном, что попробуем сделать совместный проект, предусматривающий стажировки наших новосибирских депутатов, чиновников и лидеров общественных организаций в Тарту. Чтобы своими глазами посмотреть и своими руками потрогать это «прибалтийское чудо», о котором «горячие эстонские парни» даже стеснялись говорить. Они настолько к нему привыкли, что даже не называют его «открытым обществом». А началось все в Эстонии с принятия базового Закона о публичной информации, аналог которого в нашей стране, напомню, не может пробиться на парламентские слушания уже более трех лет.

Виктор ЮКЕЧЕВ, руководитель
проекта «Прозрачный город»
Резонанс
Новости
Первый построенный в Новосибирской области кирпичный храм объявили памятником культурного наследия. В Легостаево Искитимского района по этому поводу устроили массовое ликование. После закрытия церкви в храме были склад зерна, мельница, хотели даже сделать кинотеатр или вовсе разобрать на кирпичи.
Почти на 10% больше преступлений было совершено в Новосибирской области в первые десять месяцев 2018 года. Повысилось и количество тяжких и особо тяжких преступлений. Однако есть и позитивные моменты – так, из 151 убийства пока нераскрытыми остаются два эпизода.
Формулировку «за совершением порочащего проступка» экс-начальник ГИБДД Новосибирской области попросил поменять на «в связи с выслугой лет, дающей право на пенсию». С такой просьбой уволенный Сергей Штельмах обратился в Новосибирский суд.
9 баллов: город стоит в пробках. Автомобилисты Новосибирска негодуют – пятничный вечер испорчен. Много аварий. Только на Большевистской улице произошло четыре ДТП. Красный проспект превратился в гигантскую пробку от площади Калинина до ул. Фабричной.
Потерял зуб воспитанник новосибирского хоккея Владимир Тарасенко в матче НХЛ «Сент-Луис» – «Чикаго». Несмотря на боль, бывший игрок «Сибири» воспринял инцидент с улыбкой. Он подобрал зуб и передал его доктору своей команды.
Наконец-то получили свои квартиры в доме №5/3 по улице Вертковская обманутые дольщики. Дом должны были сдать еще 15 лет назад. За прошедшие годы у многих родились и выросли дети, другие отчаялись получить вожделенные метры и купили квартиры в других домах. Но вот 16 ноября была перерезана красная ленточка на последнем подъезде дома.