Выберите свой район: Новосибирск
Баган
Барабинск
Бердск
Болотное
Венгерово
Довольное
Здвинск
Искитим
Карасук
Черепаново
Каргат
Колывань
Кольцово
Коченево
Кочки
Краснозерское
Куйбышев
Купино
Кыштовка
Маслянино
Мошково
Новосибирск
Убинское
Обь
Ордынское
Северное
Сузун
Татарск
Тогучин
Усть-Тарка
Чаны
Чистоозерное
Чулым

Наркоманами становятся те, для кого мир сужается до размеров собственных ушей

10.10.2000
В 1999 году на учете в наркологическом диспансере города Новосибирска состояло 6700 человек. По утверждению специалистов, это лишь одна десятая от реального количества наркоманов...Так кто же они, эти Гали, Андреи, Алеши, еще миллионы таких, как они: больные люди, преступники, просто дураки? Кто их «единственные друзья», те, которые первый раз подают роковой шприц: злодеи, подонки, тоже дураки? И что нам делать со всеми ними?
В 1999 году на учете в наркологическом диспансере города Новосибирска состояло 6700 человек.
По утверждению специалистов, это лишь одна десятая от реального количества наркоманов.
Из 6700 учтенных наркоманов 521 - подростки.
Двадцать пять процентов несовершеннолетних наркоманов - девочки.
Среди взрослых, страдающих наркозависимостью, 17,6 процента составляют женщины.
Ежедневный денежный оборот в наркоторговле Новосибирска - 10 миллионов рублей.
За 1999 год таможенными органами Западно-Сибирского региона зарегистрировано 296 фактов задержаний наркотических средств, из незаконного оборота изъято свыше 2,3 тонны наркотических веществ. Возбуждено... всего 2 уголовных дела.

 План был дерзкий: устроиться на работу санитаркой в какой-нибудь наркологический стационар, провести какое-то время непосредственно у постелей больных, дабы воочию увидеть, что такое наркотическая ломка, кто такие наркоманы, как лечат от этого недуга, почему так редко вылечивают. Но осуществить задуманное не удалось. Мое журналистское инкогнито раскрыли. «Видите ли, существуют такие понятия как врачебная тайна, врачебная этика и все такое. Вряд ли кто-то из наших больных будет рад, когда прочитает в газете, как вы из-под него выносили судно и как он корчился в судорогах во время абстиненции. Д а и у нас из-за вас могут быть неприятности. Нет, мы не может вам это позволить», - так сказал мне заместитель главного врача муниципального наркологического диспансера Александр Родионов. Возможно, он прав. Во всяком случае, морального права быть в обиде за этот отказ у меня нет.

Возможность пообщаться с наркоманами я все-таки нашла. Не буду говорить, кто помог в этом. Правда, ломок не видела и судна не выносила.

Галине всего 17 лет. В больницу она попала недавно и, судя по всему, задерживаться здесь не собирается: «Мать за шкирку приволокла. Но ничего, напишу расписку, что отказываюсь от лечения и свалю». Насколько мне известно, подобные расписки принимаются только от лиц не моложе 18 лет. Так что, Галине придется долечиться. Но будет ли от этого толк, если она изначально не желает избавляться от наркозависимости? Колется девушка с 15 лет. Первый раз попробовать героин ей предложил старший брат. Понравилось. Попробовала еще. «А потом кайфа хотелось все больше и больше, - рассказывает Галя. - Сначала я делала это раз в месяц. Потом стала колоться каждую неделю. Потом три раза в неделю. Потом каждый день. Сейчас мне требуется две дозы в день».

На Галю страшно смотреть. Я никогда не думала, что распространенное выражение про наркоманов «весь синий» следует понимать буквально. Так вот, Галя на самом деле вся синяя: руки, ноги, шея - один сплошной темно-фиолетовый синяк, испещренный черными точками от иглы. Кое-где раны от уколов воспалены и сочатся желтоватой жидкостью. Если б я не понимала, что Галя - в сущности, несчастный, тяжело больной ребенок, достойный жалости, я бы испытывала отвращение к ней.

Андрей, красивый парень спортивного телосложения, с совсем не дебильным, в отличие от многих его «собратьев по игле», лицом. Кололся год, теперь решил вылечиться и уже идет на поправку. Его я прошу рассказать о том, каково быть наркоманом. «Знаешь, сначала кажется, что это круто. После того, как «улетаешь» первый раз, начинаешь чувствовать свое превосходство над теми, кто еще никогда не пробовал наркотики. Как будто ты знаешь некую тайну, ты - посвященный. Потом, когда привыкаешь и доза требуется постоянно, уже ничего хорошего в этом нет. Боишься каждого мента на улице, потому что могут остановить, найти наркотик, ну и дальше - куча неприятностей. Боишься родителей, потому что, если они узнают, то тоже куча неприятностей, правда, другого характера: инфаркт у матери, инсульт у отца и тому подобное. Вообще, чувствуешь себя свиньей: чтобы добыть деньги на дозу, приходится постоянно подворовывать что-то из дома, обманывать, дескать, деньги нужны на покупку учебников для института, на посещение интернет-клуба».

- Андрей, а ломка у тебя была? - я гляжу в умные глаза этого интеллигентного парня и не верю, что такой вот мальчик-паинька мог обворовывать собственных родителей; озираясь, красться по злачным местам, чтобы где-нибудь в подворотне приобрести у грязного торговца дозу героина, а потом лежать вниз лицом на загаженном полу какого-нибудь притона и получать от этого какой-то кайф.

- Была один раз ломка, - отвечает Андрей.

- А как это?

- А это представь, что у тебя очень высокая температура, около сорока, тебя всю корежит, плющит и таращит, изо рта слюни, из носа сопли. При этом ты лежишь пластом, не в состоянии пошевелить ни рукой, ни ногой и, соответственно, не можешь контролировать свои желания, такие, как сходить в туалет, например.

- И сколько такое может продолжаться?

- Ну, если человек недолго кололся, то ломка может через несколько дней кончиться. А если стаж большой - это не кончится никогда, пока не умрешь или не введешь новую дозу. Я сначала хотел насухую переломаться, чтоб родители не узнали. Скажусь, думал, простуженным, отлежусь и все. Не смог. И они узнали. Привезли сюда.

А вот самый маленький пациент. Ему 12 лет. Зовут его Алеша. Алеша отказывается разговаривать со мной, поэтому про него рассказывает тот человек, который устроил мне эту «экскурсию».

Если бы родители Леши уделяли сыну побольше внимания, если б они не были так бедны, если б в нашем обществе было принято решать личностные проблемы при помощи квалифицированных психологов, а не при помощи забубенных друзей и бутылки водки, а теперь еще и шприца, Леша бы не стал наркоманом.

Проблема его показалась бы мне смешной, если б не приняла столь трагический оборот. У Алеши очень большие уши. Не смейтесь, дорогие читатели. Это вам, взрослым, все равно, какие уши у вашего коллеги по работе или даже у вашего мужа. Дети же в этих вопросах бывают очень жестокими.

Алешу дразнили с первого класса. Со временем весь мир для мальчишки сузился до размеров собственных ушей. Парень стал замкнутым, угрюмым. Он стеснялся самого себя. Боялся вымолвить слово в классе, боялся познакомиться с пацанами во дворе. Ему казалось, что как только он раскроет рот, сразу раздастся хохот: «Посмотри на свои уши, потомок Чебурашки». Уж лучше быть незаметным, чтоб никто не видел и не слышал. Так рассуждал Алеша, помещая себя в психологический вакуум. Он уже начал тупеть и звереть от одиночества, когда в один прекрасный день появился «единственный друг» - лет на десять его старше. Друг сказал: «Наплюй на всех. Забудь про свои уши». - «Как же я про них забуду?» - «Я знаю средство», - ответил друг и предложил шприц с ханкой.

В наркологический стационар Алеша попал после того, как на улице его по счастливой случайности подобрала «скорая помощь». Передозировка была такой, что с того света мальчик возвращался несколько дней в палате реанимации. Родители до этого момента, как оказалось, ничего не знали ни про уши, ни про то, что сын сам себя сделал изгоем, ни про единственного друга, который пристрастил сына к наркотикам.

Так кто же они, эти Гали, Андреи, Алеши, еще миллионы таких, как они: больные люди, преступники, просто дураки? Кто их «единственные друзья», те, которые первый раз подают роковой шприц: злодеи, подонки, тоже дураки? И что нам делать со всеми ними?

Так, все-таки, кнут или пряник?

В мире существуют два типа социальной политики по отношению к наркоманам. Наиболее строго карают за проступки, связанные с наркотиками, в США и в странах Восточной Азии. За хранение героина или кокаина в Штатах можно угодить в тюрьму на срок от 5 до 40 лет. В Китае и Сингапуре за подобное наказывают смертью.

В Нидерландах, Австралии, Швейцарии употребление некоторых слабых наркотиков (марихуаны) не преследуется, их можно свободно купить. Для тех, кто употребляет «тяжелые» наркотики внутривенно, разработана так называемая «концепция снижения вреда». Наркоманам бесплатно раздают шприцы. В некоторых странах даже действуют автономные самодеятельные организации потребителей наркотиков. Для нас звучит дико, но там считается, что подобные организации стабилизируют число наркозависимых, препятствуют распространению СПИДа и гепатита.

Россия в целом и Новосибирск в частности колеблются между жестким подходом к борьбе с наркоманией и в то же время пытаются сохранить хорошую мину перед чванливой Европой, время от времени раздавая доморощенным наркоманам шприцы и устраивая всякие формальные акции с целью пропагандировать здоровый образ жизни. И то, и другое половинчато, поэтому успеха не имеет.

Представители местных силовых структур (милиции, таможни, прокуратуры) и наиболее радикально настроенная часть новосибирцев утверждают, что нужно менять федеральные законы на более жесткие. А поскольку с федеральными сложно, вводить свои, местные, упрощающие процедуру задержания, освидетельствования и наказания тех, кто хранит и продает наркотики. С теми законами, которые действуют сейчас, лишь малая толика наркоторговцев попадает на тюремные нары. Остальные благополучно «отмазываются» не только от наказания, но и от факта совершения преступления как такового, благодаря тому, что наркотик неправильно изъяли, не было свидетелей, не удалось доказать сбыт и тому подобное. Да и технические возможности нашей милиции не позволяют должным образом вести поиск и изъятие наркотических средств. Кроме того, работники правоохранительных органов считают, что необходимо возобновить принудительное лечение от наркомании и вновь ввести уголовную ответственность за отказ от лечения. Но это все пока только в мечтах. Что же происходит на деле?

Как показывает мировая практика, правоохранительная система выявляет лишь 10 процентов от всего объема контрабанды наркотиков. Наши таможенники оценивают результаты еще более скептически: реально, говорят они, задерживается процентов пять. В чем же дело? Ответ прост. На весь участок российско-казахстанской границы (2700 километров) приходится 34 оперативных работника, занимающихся выявлением контрабандных наркотиков. И два автомобиля. На все обращения к властям ответ один: денег нет. А может - есть чья-то заинтересованность, чтобы все оставалось, как есть?

Резонанс
Новости
Новые банкноты номиналом две тысячи рублей появятся в обиходе новосибирцев уже до конца этого года. Центробанк начал поставлять в регионы купюры, выпущенные еще в начале октября.
Роман Бобров стал новым главой Барабинска Новосибирской области. За кандидатуру бывшего заместителя главы города 15 декабря проголосовали больше половины присутствующих депутатов на сессии городского совета.
15.12.2017 ТРАНСПОРТ
В начале недели в Бердске появился первый автобус, оборудованный для перевозки людей с ограниченными возможностями здоровья. Он снабжен специальным подъемником для инвалидов-колясочников.
Калорийность рациона новосибирцев стала рекордно высокой с 2003 года. Она достигла 2675 ккал по итогам прошлого года, подсчитал Росстат. Молодежь не может устоять перед колбасой и шоколадом, а старшее поколение балует себя бужениной и ягодами.
Врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников подписал распоряжение об освобождении Юрия Прощалыкина от временно замещаемой должности заместителя губернатора по собственному желанию. Распоряжение подписано 15 декабря.
В больнице под Новосибирском мужчины распивали спиртное, внезапно между ними возник конфликт: один избил второго деревянным подлокотником от дивана по голове.